Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Денег нет, но вы пытайтесь. Список проектов к 300-летию Екатеринбурга с пояснениями

Денег нет, но вы пытайтесь. Список проектов к 300-летию Екатеринбурга с пояснениями
Фото: пресс-служба президента России, kremlin.ru
Заместитель губернатора Свердловской области Александр Высокинский показывает длинный перечень того, что областная и городская ветви власти планируют сделать в Екатеринбурге к его юбилею. В списке — строительство школ, дорог, спортивных объектов и так далее. Причем реестр проектов — не окончательный. Его еще будут расширять. Правда, требовать инвестиций из бюджета страны под эти проекты вроде как не положено. Во всяком случае, выделять их никто из федеральных министров совершенно не обязан. Но наши все равно попытаются.

Владимир Путин подписал указ, разрешающий отметить 300-летие Екатеринбурга. Этого указа здесь ждали. И составляли длинные списки культурных, образовательных, строительных и инфраструктурных проектов, которые можно было бы реализовать под предлогом праздника за счет федерального бюджета. Примерно как в Казани, которая сильно рванула вперед благодаря собственному 1000-летию и объему инвестиций в обустройство города по такому случаю. Но в указе о юбилее Екатеринбурга о федеральных инвестициях — ни слова. Они, по всем регламентам, нам и не положены, объясняет вице-губернатор Александр Высокинский. Впрочем, в президентском документе он читает не приговор, а наоборот — возможность вытянуть из Москвы побольше денег для Екатеринбурга.

Фото: архив 66

— Владимир Путин подписал указ о праздновании 300-летия Екатеринбурга. Но что это означает — совершенно не ясно. Потому что там нет самого интересного — объема инвестиций из федерального бюджета. Как это понимать?
— Объясняю: есть федеральные документы, которые предусматривают празднование исторических дат. Там есть четкий алгоритм и методика расчета финансов: что, как, в какой ситуации государство делает, кому помогает, а кому — нет. Мы, как известно, регион-донор. И таким регионам государство, как правило, говорит: «Справляйтесь сами». Но это не означает, что вопрос о финансировании каких-то дополнительных объектов закрыт. Это означает, что мы, имея политическую поддержку президента, можем с этим документом (указом о 300-летии, — прим. ред.) приходить в федеральные министерства и вписываться в федеральные целевые программы: будь то строительство, развитие, капитальные ремонты и так далее.

— Список предложений для федеральных министерств уже готов?

— У нас есть вменяемый список того, что нужно сделать. Понятно, что мы ведем разговор и о строительстве новых объектов, и о реконструкции памятников, и о знаковых мероприятиях, которые должны пройти. Это полный спектр. В частности, говорим о полной реставрации Дворца пионеров (усадьба Харитонова–Расторгуева, памятник федерального значения, — прим. ред.).

— Давно пора. Тем более что здание в федеральной собственности.
— Да. Мы говорим о новых транспортных развязках, о реконструкции Плотинки и всего остального. Город Екатеринбург достоин того, чтобы тротуары в центре были одеты в гранит, как это сделано в Питере. На века…

— А не в бехатон.
— Бехатон — это решение хорошее, но временное. В наших климатических условиях эта плитка сильно страдает от постоянной заморозки и разморозки. Нужно и эти моменты обсуждать.
Есть также аспекты, связанные с развитием Уральского федерального университета. Речь идет о выделении дополнительного финансирования на развитие кафедр, проведение научных конференций, реализацию целого ряда проектов…

— В смысле, свыше тех сумм, что университету и так выделяют из федерального бюджета?
— Да. Понимаете, дело в том, что… Когда диванные аналитики говорят: «Ну, все понятно, денег не дали, все кругом плохие»… Вообще, указ президента — это не приговор, а возможность. Это означает, что каждому из моих коллег в областном правительстве нужно активизировать работу по своим направлениям…

— То есть единой действующей рабочей группы по проведению 300-летия, по сути, нет? Каждый пробивает свое направление?
— Рабочая группа есть. И комитет есть. Состав утвержден. Туда входят представители федеральных министерств, наши. Все это сделано. Вопрос в другом. Я давно занимаюсь экономикой. И есть один рабочий принцип: есть человек — есть проект, нет человека — нет проекта. Ничего не происходит, пока не появляется люди, которые начинают ногами проект двигать.
Простой пример — железнодорожная магистраль Екатеринбург — Челябинск. Когда мы начали об этом говорить в 2000 году, многие крутили пальцем у виска и говорили: «Вы вообще о чем?» Да, долго. Но ведь вытоптали. Челябинск активизировался. Как только это произошло, мы вдвоем с Русланом Гаттаровым (заместитель губернатора Челябинской области, — прим. ред.) ходим по министерствам. И иначе никак.
С 300-летием нужно так же: брать указ президента в руки и приходить, например, в федеральное министерство транспорта и говорить: «Вот, есть историческая дата, давайте пообсуждаем, что дополнительно мы можем сделать для Екатеринбурга».

— Погодите. Вы же сами сказали, что раз Свердловская область — регион-донор, то ничего «дополнительного» по случаю 300-летия федеральные министерства Екатеринбургу не должны.
— Да, мы платежеспособный регион. Но и это тоже преимущество. В отличие от дотационных территорий, мы можем говорить о софинансировании тех или иных объектов. Нужно просто распределять, грубо говоря, ответственных по направлениям и начинать разговаривать с федералами.
Нам часто говорят: «Вы слишком много времени проводите в Москве». И это, пожалуй, правда. У меня иногда по две командировки в неделю туда. Но послушайте, что я могу поделать, если сегодня центр власти там? Все решения принимают там. И договориться по электронной почте невозможно. Нужно просто приходить к коллеге в кабинет, садиться напротив него и говорить: «Ну, давай вместе решать проблемы Свердловской области». По-другому это не работает.

— Полный список проектов есть?
— Да. Он есть в Екатеринбурге. Есть у губернатора. Он есть у меня.

— Дадите?
— Вот:

Список приоритетных проектов к 300-летию Екатеринбурга

  • Развитие общеобразовательных учреждений: строительство пяти новых школ в Железнодорожном, Кировском (две) и Чкаловском (две) районах, новых зданий для действующих школ, реконструкция шести школ, капитальный ремонт семи общеобразовательных учреждений.
  • Строительство дворца ледовых видов спорта.
  • Строительство дворца водных видов спорта.
  • Создание культурно-просветительского центра «Эрмитаж-Урал» (в том числе — его оснащение).
  • Вынос уголовно-исполнительных учреждений по улице Репина (СИЗО и исправительная колония) за пределы города, организация историко-культурного центра на освободившейся территории.
  • Строительство туристско-рекреационного комплекса «Екатеринбург — Европа — Азия».
  • Воссоздание наиболее значимых в историческом аспекте городских памятных знаков и обелисков ХIХ века.
  • Выполнение комплекса реставрационных работ и работ по восстановлению благоустройства сквера имени Вайнера на улице Первомайской.
  • Обновление подвижного состава городского пассажирского транспорта (приобретение вагонов метро, троллейбусов, автобусов, трамваев).
  • Строительство улиц в новых микрорайонах Академический и Краснолесье.
  • Реконструкция улиц Луначарского, Куйбышева, 8 Марта, Радищева, Московской с обособлением трамвайных путей.
  • Реконструкция моста через реку Исеть по улице Челюскинцев с реконструкцией улично-дорожной сети.
  • Строительство трамвайных линий до микрорайона Академический и до городского округа Верхняя Пышма.
  • Строительство транспортной развязки в разных уровнях на пересечении улиц Амундсена и Начдива Онуфриева, транспортной развязки в разных уровнях на пересечении скоростного кольца по переулку Базовому с Сибирским трактом и улицей Комсомольской.
  • Строительство транспортной развязки на 0 км автомобильной дороги вокруг Екатеринбурга на участке Семь Ключей — Большой Исток на примыкании к автомобильной дороге М-5.
  • Проекты по улучшению экологической ситуации, в том числе — развитие системы переработки мусора.
  • Проект подготовки и самого празднования 300-летия основания Екатеринбурга.

Я хотел бы отметить, что этот праздник нужно воспринимать как определенную веху. Потому в списке есть проекты совершенно утилитарные. Но мы также должны сделать мероприятия, которые, грубо говоря, руками пощупать нельзя.
К примеру, проект, по которому мы должны ногами дойти до каждого школьника Екатеринбурга и сделать так, чтобы он знал историю своего города, своего края. И такой проект, пожалуй, важнее, чем строительство дорожной развязки.
Что лучше? Вложить миллиард в дороги или в образовательный проект? Вы же живете в Екатеринбурге. И я здесь живу. При этом у нас есть псевдоэлитные гимназии, где выпускникам одиннадцатых классов говорят: «Вам тут нечего делать. Сдавайте тесты и поскорее уезжайте в Москву и Санкт-Петербург». Вот только за это, я считаю, директора нужно увольнять сразу же. Потому что у нас нет цели финансировать учебные заведения как базы подготовки кадров для Москвы и Петербурга. У них и без нас с кадрами все хорошо. А мы должны воспитывать патриотов родного края. И 300-летие Екатеринбурга — это отличный повод для усиления такой работы.

— Давайте вернемся к вопросам финансирования. Праздник сейчас — это вообще аргумент в борьбе за деньги из вышестоящих бюджетов? Вроде прошли уже те времена…
— Но это не означает, что мы не можем прийти в федеральное министерство и использовать праздник как еще один аргумент. И как дополнительный аргумент это принимается. Потому что, еще раз скажу, наши проекты с их точки зрения финансировать эффективнее, чем проекты дотационных регионов. Потому что мы своих денег добавим. Где-то 20% добавим, где-то все 50%.
И это хороший повод системного развития региона. В 2022 году отметим юбилей Нижнего Тагила. В 2023 — Екатеринбурга…

— А дальше — 2025 год и Экспо?
— Да. Именно так. Все эти праздники ложатся в концепцию планомерной подготовки региона к Всемирной выставке.

— Планы празднования 300-летия Екатеринбурга согласованы с планами на Экспо?

— Конечно.

— То есть, грубо говоря, вы берете, например, список объектов, которые хотелось бы построить или реконструировать к 2025 году, и часть из них закладываете в планы 300-летия. Так?
— Примерно так. У нас такой опыт есть. Потому что это проекты не на один раз, они из общей стратегии развития. Сегодня мы уже обсуждаем, как будем использовать инфраструктуру, созданную к ЧМ-2018. Но чемпионат мы получили, потому что в свое время провели в городе саммит ШОС. Если помните, благодаря ему мы, в частности, реконструировали аэропорт. В итоге, смогли приходить в кабинеты федеральной власти и говорить: «Екатеринбург должен принять матчи чемпионата мира. Да, мы далеко. Но нам осталось построить только стадион. В других городах вам придется инвестировать в гостиницы, аэропорты, сферу услуг и прочие пироги с кокошниками. А у нас это все уже есть».
Понимаете? И этот алгоритм надо использовать дальше. Складывать события в цепочку, пользоваться ими, чтобы развивать Екатеринбург и всю Свердловскую область. Саммит ШОС, встреча Путина и Меркель, чемпионат мира, 300-летие двух крупнейших городов области — все это ступеньки, которые в конечном итоге приведут нас в ту форму, которая нужна для Всемирной выставки.

— А после?

— А после надо искать новые проекты. Я вообще считаю, что большие амбициозные проекты — это способ выполнить нашу общую главную задачу: оставить здесь молодежь, дать им цель в жизни, причины жить и работать в Екатеринбурге, а не уезжать в Москву или Питер.
Я сейчас много общаюсь с людьми, которые строили на Урале атомные города, города-заводы. Это те, кто приехал сюда в пятидесятых-шестидесятых. Они жили в палатках. Но у них была большая цель, на которую можно, как говорится, жизнь положить. Потому и приезжали. Потому и работали.
А что теперь? Приходят молодые и предъявляют претензии из цикла «велодорожек мало, wi-fi в центре не работает». Я один раз не выдержал и говорю:
— Тебе сколько лет?
— Тридцать два.
— Ты женат?
— Нет, с мамой живу.
Все. Разговор окончен. Понимаете, у определенной части поколения тридцатилетних кроме велодорожек других проблем нет. Потому что у них мама холодильник забивает. Не женятся. Детей нет. Ходят-умничают.
А вот те, кто сегодня школу заканчивает, с ними и надо работать. Я говорю им: «Ребят, Всемирную выставку, за которую мы боремся сейчас, будете проводить вы. Не я. Мне уже за полтинник будет к тому времени. А вам — чуть больше двадцати. Возраст самого расцвета, когда возможно все». И, мне кажется, Экспо может стать для них той самой большой общей целью, как города-заводы в пятидесятых. Ради этого стоит остаться жить и работать в Екатеринбурге.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.