Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Не лезьте, дети идут к нам добровольно!» Откровенное интервью главы «Юнармии» Екатеринбурга

6 декабря 2017, 16:45
интервью
«Не лезьте, дети идут к нам добровольно!» Откровенное интервью главы «Юнармии» Екатеринбурга
Фото: предоставлено Дмитрием Ермаковым
В обстоятельном разговоре с корреспондентом 66.RU начальник городского штаба объяснил пользу игры World of Tanks для детей, признался, что в 90-е иногда стеснялся помогать старушкам, и ответил «либерально настроенным гражданам» на «Путинюгенд».

Созданное по инициативе министра обороны Сергея Шойгу военно-патриотическое движение «Юнармия» появилось в Екатеринбурге полтора года назад. Разобраться в структуре этой организации, ее целях и смысле существования нам помогал начальник городского штаба Дмитрий Ермаков.

Фото: личная страница Дмитрия Ермакова в социальной сети Facebook

— В этот осенний призыв ваши ряды пополнились еще на 200 воспитанников. Какова структура городского штаба?

— Согласно уставу, структурно мы относимся к региональному отделению, а оно — к Москве. Но мы все-таки не армия, а общественная организация, поэтому выстраиваем взаимодействие, в первую очередь, на уровне человеческих взаимоотношений. Так или иначе, местное отделение имеет возможность формировать свою структуру самостоятельно. Я являюсь начальником штаба, у меня есть несколько заместителей, каждый отвечает за свое какое-то направление. Один из них — замначальника Суворовского училища по воспитательной работе, от него мы и переняли эстафету юнармейского движения в городе. В каждом районе у нас существует свой районный начальник штаба. А в каждой школе либо военно-патриотическом клубе за юнармейским отрядом закреплен педагог, мы его называем командир отряда. В качестве его заместителя выступает наиболее активный и ответственный, пользующийся авторитетом товарищей, юнармеец.

— Как происходит набор?

— Школы, которые уже состоят в движении, имеют право внутри проводить прием самостоятельно, совместно с районными начальниками штабов. У нас определено примерное количество отряда — около 30 человек, отрядов может быть несколько. А новые школы и новые патриотические клубы мы принимаем в состав движения два раза в год — по аналогии с армейскими призывами. Церемония проходит в Суворовском училище — это основная база «Юнармии» в Екатеринбурге. Возраст — от 8 до 18 лет. Принятию в ряды движения сопутствует военно-спортивная игра: ребята читают торжественную клятву юнармейца, мы им вручаем значки, после этого идет проверка навыков в рамках НВП, тесты по истории и т. д.

Мы не преследуем цели, чтобы вся школа, получившая сертификат, стала юнармейцами. В первую очередь у нас есть задача привлекать тех, кому это интересно.

— Кто разрабатывает воспитательные программы для юнармейцев?

— Педагога — руководителя юнармейского отряда, — закрепляет директор школы, мы его утверждаем на заседании городского штаба. Мы плотно работаем с департаментом образования, ведь так или иначе мы в основной своей массе — общественники, а не профессиональные педагоги. У нас нет профильного образования, мы действуем на основании устава НКО и организацией дополнительного образования несовершеннолетних не являемся. Какой бы ни был опыт общественной работы, это все-таки работа с детьми. Необходимо присутствие педагогической компоненты, и это была наша идея — закрепить инициативных педагогов. Как правило, это либо замдиректора учреждения по воспитательной работе, либо учитель ОБЖ, реже — физрук.

Фото: предоставлено Дмитрием Ермаковым

— И он ведет что-то типа кружка?

— Кружок подразумевает регулярные занятия. Очень часто люди, когда узнают от нас об этом, удивляются: мы каждый месяц проводим мероприятия разных масштабов, но устраивать в каждой школе какие-либо регулярные занятия мы не имеем физической возможности. Часто мамы, которые увидят в интернете красивую картинку с детьми в форме или зайдут на московский сайт, пишут мне и думают, что у нас будет точно так же.

У нас нет государственного или иного целевого финансирования, поэтому в своей деятельности каждый из членов нашей команды ограничен во времени своей собственной работой. На данном этапе мы имеем возможность предложить участие в общих юнармейских мероприятиях, соревнованиях или турнирах, без какой-либо регулярной компоненты. Правда, в некоторых отрядах у нас работают на регулярной основе активисты, в основном это военные пенсионеры, но на данный момент, это, к сожалению, скорее исключение из правил.

— А как же гранты для НКО?

— Наше движение было сформировано только в конце 2016 г., а здесь в городе мы официально запустились с начала 2017-го. Единственный грант, который мы выиграли, — это грант департамента молодежной политики на материальное обеспечение — около 200 тыс. руб. Мы его выиграли, но в масштабах нашего города это абсолютно несущественно. На эти деньги мы сможем обеспечить только несколько школ в формате «футболки, береты, значки». И это, соответственно, является неполной экипировкой. В регионе точно такая же история — никакого целевого финансирования на «Юнармию» нет.

— И как вы выходите из ситуации?

— Штат около 15 человек у нас, плюс пользуемся ресурсом нашей более взрослой молодежной организации — молодежного крыла Союза ветеранов Афганистана «Наследие» — я возглавляю эту организацию в регионе. За счет кадрового ресурса мы и вывозим, но люди не могут все свое личное время тратить на бесплатную общественную деятельность.

Мы выходим из ситуации тем, что расширяем сотрудничество со всеми возможными положительными организациями. Хотел бы поблагодарить Фонд святой Екатерины — ребята сами на нас вышли, увидели нас на параде Победы, связались и предложили сотрудничество. Вторая организация — Региональный центр патриотического воспитания. Это учреждение департамента молодежной политики Свердловской области, с которым мы тоже плотно работаем, они предоставляют нам материальную базу — автоматы, лазертаг, звуковую аппаратуру. Следующая организация — Российский союз ветеранов Афганистана, который своими ресурсами, материальными и человеческими, нам старается помогать.

Фото: предоставлено Дмитрием Ермаковым

В последнее время расширяем сотрудничество с департаментом образования города, с ними всегда сложнее было работать. Там очень всё строго, они всегда на нас косились: «Как так, с детьми занимаетесь, а педагогического образования нет?» Но я им объяснил, что мы действуем на основании устава НКО и не попадаем под закон об образовании. Но мы, понимая их рекомендации, сформировали структуру, в которой есть педагоги. Теперь, когда родители заполняют анкету на участие своего чада в юнармейском движении, тем самым они делегируют часть своих прав представителям этого движения в рамках проводимых мероприятий. В департаменте нас поняли, мы встроились в их систему, и они нам достаточно серьезно помогают. Также мы активно сотрудничаем с «РМК Боксинг Промоушен», их руководитель Алексей Титов — мой хороший товарищ и одноклассник. Также хотел бы сказать большое спасибо аппарату Уполномоченного по правам ребенка в Свердловской области и лично Игорю Морокову.

— Перечислите акции, в которых участвовали юнармейцы и вы этим особенно гордитесь?

— Их много, все отчеты есть на наших страничках в соцсетях. Но всю первую половину года мы готовились к параду Победы. Сначала нам поставили задачу подготовить 60 человек, а потом — 200 (сто мальчиков и сто девочек). И мы полтора месяца как белка в колесе… Постоянно на телефоне с родителями, педагогами и директорами этих детей, мы всегда стараемся дать обратную связь. Резюмируя, могу сказать следующее: участие юнармейцев в параде Победы — это заслуга Центрального военного округа, Областного военкомата, Суворовского училища и наша. Всеми согласованиями со школами, перевозки, ночные тренировки — все это висело на нас, а так же своевременно подключился департамент образования Екатеринбурга.

Вообще, стояние на плацу и махание флагами — это, конечно, замечательно, но мы стараемся полезные компоненты больше развивать. Наши ребята приняли непосредственное участие в организации площадки для всероссийской акции «Свеча памяти», а после «Свечи памяти» ездили на возложение цветов к мемориалу на Широкой Речке. Практически ежемесячно проводятся военно-спортивные игры и зарницы, исторические лекции, уроки мужества. Это текущая работа. Летом юнармейцы участвовали в сдаче норм ГТО на «Неделе мужества», организованной Русской медной компанией и RCC Boxing. В конце июля мы организовали участие наших ребят в оборонно-спортивных сборах «Патриоты Урала» в Егоршино, в которых приняло участие около 60 городских юнармейцев. Участие наших ребят было и на форуме «Армия-2017», и в «Гонке героев», в целом очень много

— На первом этапе школы отбирают юнармейцев. Вы как-то контролируете этот отбор? Есть ограничения, помимо возрастных?

— Никаких ограничений по здоровью для участия в движении у нас нет, они есть только на участие в некоторых мероприятиях. Тот же парад Победы — обязательно все участники получали справки, сборы — точно так же. В общем, мероприятия, которые связаны с физическими нагрузками.

— Какая мотивация у ваших воспитанников?

— Сразу оговорюсь, что мы не замыкаемся на одной лишь «военке». Стараемся делать акцент и на гражданской, творческой и инженерной составляющей. Например, в 16-й школе несколько музыкальных коллективов сформировано на базе «Юнармии». Хотим наладить контакт с образовательным центром «Золотое сечение».

То, что мы называемся «Юнармией», это не значит, что мы обязательно воспитываем солдат или будущих офицеров. Наш основной посыл — воспитать достойных граждан своего Отечества. Если наш воспитанник станет не офицером, а выдающимся ученым, мы будем радоваться не меньше. Конечно, мы считаем, что каждый мужчина, по возможности, должен обладать навыками воина, но мы не нацелены на то, чтобы забирать детство.

Фото: архив 66.RU

Но все-таки основная мотивация — для тех, кто в будущем хочет связать свою жизнь с силовыми структурами. Если не учитывать тот момент, что в рамках движения они могут чему-то научиться, то это, безусловно, льготное поступление в высшие военные училища, в Суворовское училище, всё, что связано с силовыми структурами, службой в армии. Есть приказ министра обороны, который регламентирует этот момент. И есть распоряжение военных комиссариатов о том, что для воспитанников «Юнармии» существует возможность выбирать, где они хотят служить. И даже не имея финансирования, ищем возможности отправить наших ребят в лагерь отдыхать: в этом году отправили победительницу конкурса сочинений «Я — патриот России» в Артек, еще двух ребят — в «Орленок».

— Планируете отслеживать дальнейшую судьбу ваших воспитанников?

— Мы уже это делаем. Курируем тех, кто поступает в высшие военные учебные заведения. Да и вообще всех тех, кто поступает на профессии, необходимые и важные в контексте государства. Мы ведь в первую очередь державники.

Мы для них пишем характеристики при поступлении, их контакты остаются у нас, и многие начальники штабов успели выстроить хорошие дружеские отношения. Так как мы сами молодежь, только старшая, взрослая, это наша фишка, у нас контакт с детьми намного проще выстраивается. У нас еще такого не было, но если кто-то из воспитанников накосячит, то, наверное, и нам прилетит.

— А у девочек какой путь?

— Девочки еще побоевитее пацанов у нас! Такие целеустремленные, что я аж поражаюсь. Они ведь растут быстрее до определенного возраста. Многие также поступают в военные училища или хотят поступать, многие из семей военных, кто-то поступает в кадетские корпуса.

— Зачем приучать детей к армии? Всё идет к тому, что она станет профессиональной. Не кажется ли вам, что таким образом вы ограничиваете ребенка, с детства поместив его в такую среду?