Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Всё, что о нем пишут, — заказ и выдумки». Представители авторитета Авто вышли на связь с журналистами 66.ru

«Всё, что о нем пишут, — заказ и выдумки». Представители авторитета Авто вышли на связь с журналистами 66.ru
Фото: архив 66.ru
Окружение Автондила Кобешавидзе, более известного как вор в законе Авто, впервые вышло на связь с журналистами. Эксперт из мира преступных авторитетов прокомментировал спецкору Портала 66.ru многочисленные слухи о криминальной войне, якобы грозящей Свердловской области, о переделе на овощебазе №4 и связи Авто с лидером преступного мира России Шакро Молодым.

Сам Автондил Кобешавидзе после перенесенной операции набирается сил. Поэтому спецкор Портала 66.ru встретился с человеком из его ближайшего окружения, который в курсе всех насущных вопросов. По понятным причинам этот человек согласился на интервью с условием полной анонимности. Поэтому мы не раскрываем его данных.

Вор в законе Автондил Кобешавидзе

Разговор получился неожиданный. Жизнь свердловского зазеркалья — криминального мира Среднего Урала — пришлось обсуждать не на фене, а, скорее, на языке дипломатов. Впрочем, выводы делать читателю.

— 8 ноября в Екатеринбурге стартует процесс по делу о массовой потасовке у «Дирижабля». Мнений о произошедшем было много. Но все сходятся в одном, что схлестнулись представители Трофы (Андрей Трофимов — бывший вор в законе) и Соломы (Владимир Соломенников — авторитет). Действительно ли это так? Какова подноготная конфликта? А кроме того, потасовку связывают и с Авто.

— Конфликт у «Дирижабля» весьма прост: группа людей, владеющая бизнесом по предоставлению ритуальных услуг, подверглась попытке рейдерского захвата. Особенность этой ситуации состоит в том, что попытка отъема была предпринята очень и очень ветхая. По лекалам начала девяностых. Это вызвало недоумение и иронию у всех, кто помнит эти годы и способы тех лет. Людей вызвали на «стрелку», а это уже архаизм. Даже сам этот термин давно вышел из употребления. Люди стали требовать передать им в собственность ритуальный бизнес. Так дела сейчас уже не делаются, это напрочь ушло из криминала и из бизнеса. Рейдеры назвались «трофинскими». Собственно, поэтому это дело широко и обсуждалось. Детали уточнялись на всех уровнях: от правоохранителей до криминальных структур, слишком много было вопросов.

По итогам различных уточнений выяснилось, что и те, и другие являются предпринимателями-ремесленниками и никакого отношения к преступным учреждениям не имеют. Ссылки и прикрытие именем Трофы тоже не противоречат характеру этого конфликта. Ведь Трофа является предпринимателем, бизнесменом в сфере услуг. Криминальное прошлое Трофимова было когда-то весьма статусным! Но это было очень давно и в далеком прошлом, современники его уже не знают (Андрей Трофимов в 2004 г. вошел в открытый конфликт с на тот момент лидером преступного мира России Асланом Усояном, за что был лишен статуса вор в законе, — прим. ред.).

— Получается, что и Авто к потасовке отношения не имел?

— Кобешавидзе — вор в законе. Подобные конфликты вне его интересов по статусу. Так как автономия его образа жизни исключает решение каких-либо вопросов с использованием и применением силовых методов. Напротив, любая спорная ситуация, согласно понятиям и традициям в способах разрешения, должна быть урегулирована только путем нахождения компромисса. К сожалению, благодаря ошибочной политике некоторых борцов с организованной преступностью, этот рычаг был изолирован, что привело к аморальности преступных и постпреступных элементов, которых некому было пристыдить и поставить на место. И Кобешавидзе, и Солома к конфликту не имеют никакого отношения, а если бы имели, то подобное бы не произошло.

— Освобождение Авто вызвало вал публикаций в свердловских СМИ. Даже о подробностях жизни Тимура Свердловского не писали столь активно. Наверняка вы отслеживаете эти публикации. Насколько изложенная в СМИ информация соответствует действительности?

— Действительно, появилось много публикаций одного толка и однозначно ангажированных. Содержание изложенного в публикациях не соответствует действительности по всем пунктам, начиная с утверждения, что Авто приехал по поручению Шакро за деньгами на Урал. Якобы он посланник Шакро. Следует пояснить, что Автондил Нодарович до заключения под стражу в 2005 г. постоянно проживал в Екатеринбурге. Соответственно, после освобождения ему предписано судом, вынесшим административный надзор, проживать в Екатеринбурге, что им и было сделано. С разрешения исполнительного органа летом Кобешавидзе выезжал из города по состоянию здоровья, ему требовалась сложная операция на сердце, которую ему сделали в другом городе России. В настоящее время Автондил Кобешавидзе проживает в нашем городе и не имеет каких-либо претензий со стороны надзирающих органов.

Шакро Молодой считается лидером и финансистом преступного мира России.

Что касается «поручения Шакро» (свердловские СМИ окрестили Авто «посланником Шакро». Последний считается лидером преступного мира России) и про деньги… то эта инсинуация рассчитана на людей, которые читают бульварные детективы. Дело в том, что статус вора не предполагает какой-либо подчиненности и исполнения поручений. Все воры автономны и сохраняют полное равенство, не существует четкого ядра и руководства, нет постоянно действующих функций и отделений. Вор не может что-либо поручить вору по определению. Объединение этих людей осуществляется на принципах соблюдения жесткого кодекса чести и жестких рамок традиций. Централизация власти им чужда, они не копируют в свою жизнь принципы государственного устройства. Эти традиции имеют свои исторические корни, но эта тема требует отдельного разговора.

— Очень много слухов вокруг конфликта Авто с Трофой. Якобы это может даже привести к некой криминальной войне в Свердловской области.

— Бужируется выдумка о конфликте с Трофой. Этому уделено очень много внимания, искусственно нагнетается миф о неизбежном столкновении интересов. На самом деле конфликта интересов нет. Ведь Трофимов не является вором, и вернуть статус ему уже невозможно. В этом вопросе давно поставлена точка, и он уже давно, 12 лет, живет другой жизнью. Сфера его интересов никак не пересекается с жизнью Кобешавидзе. Как и обратное. Воры и их традиции вообще ультраконсервативны. Они не меняют своих решений, своего образа жизни, своих устоев. А Автондил Кобешавидзе к тому же еще и редкий ортодокс. Представить, что он будет менять свое отношение к «прошлякам», коим является Трофимов, — невозможно. Для него это забытое прошлое.

— Как сам Авто относится к такому вниманию СМИ к его персоне? Он все-таки человек непубличный.

— Реакция Авто на публикации очень мудрая и понимающая. Он видит больше, чем делится своими соображениями. И тем не менее его политика сдерживания и снятие напряженности действует на окружение позитивно. Враждебности нет, но ирония присутствует.

— Еще интересы Авто увязывают с овощебазой №4. Особенно теперь, после смерти Татьяны Русиной. Якобы представители азербайджанской диаспоры активно вовлекают Авто на свою сторону в борьбе за предприятие.

— Овощебаза №4 является объектом предпринимательства с устоявшимися собственниками и покровительством «уралмашевских». Автондил Кобешавидзе не имеет коммерческих интересов в жизни и в овощебазе в том числе. Кроме того, овощебаза постоянно связана со скандалами, и что самое неприемлемое — это наличие наркооборота, который систематически присутствует на этой площадке. А где наркотики — там крышевание властными структурами, с которыми не может быть никакого соприкосновения и контактов у вора. Там нет применения традициям и обычаям, приверженцем которых является Автондил Кобешавидзе. «У них там всё не по понятиям», — когда-то он сказал такую фразу об этом торговом объекте.

На екатеринбургской овощебазе №4 сошлись интересы всех свердловских криминальных группировок, силовиков, политиков и коммерсантов.

— И все-таки как возвращение Авто в Екатеринбург повлияет на жизнь Свердловской области? Это как-то отразится на криминальной сводке, например?

— Криминальная сводка зависит от эффективности либо неэффективности работы правоохранительных органов, к которым Кобешавидзе не имеет никакого отношения по определению. Поэтому можно лишь пожелать им успехов в работе.

Криминальные войны — это конфликты. А один из главных постулатов вора — это недопущение и разрешение конфликтов путем достижения компромиссов в среде уголовного элемента, погашение негативных тенденций по отношению к силовым структурам. Кроме того, в нашей области отсутствуют противоборствующие стороны, которые бы могли конфликтовать в пространстве криминала. Элита этой среды, представителем которой является Авто, позволит закрепить это положение, которое слегка подкосилось в конце прошлого года и начале этого.

Фото: Прайм Крайм, kvedomosti.com, архив 66.ru