Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Саша Гагарин, «Сансара»: «Свердловский рок-клуб? Как такового рока уже нет»

Саша Гагарин, «Сансара»: «Свердловский рок-клуб? Как такового рока уже нет»
Фото: Константин Мельницкий, 66.ru,архив 66.ru
Лидер известной екатеринбургской рок-группы рассказал 66.ru о знакомстве с Иваном Ургантом, о том, почему он сам не хочет уезжать из родного города, почему новый альбом «Ласточка» — это продолжение пластинки «Игла», и почему «Сансара» — не бренд Екатеринбурга.

В преддверии концерта в «Доме печати», где одна из самых популярных екатеринбургских групп «Сансара» презентует свой новый альбом «Ласточка», в гости в стеклянную студию Портала 66.ru заглянул фронтмен группы Саша Гагарин. Он поговорил с нами о полете «Ласточки», о том, как продолжать верить в добро, какие вечеринки стоит проводить в столице Среднего Урала и чего ждать поклонникам на предстоящем сольном концерте. А ведь он уже совсем скоро — в пятницу, 13 мая.

— Почему первый концерт с новым альбомом «Ласточка» прошел в Москве, а не в родном Екатеринбурге?

— Хотелось бы придумать какую-то красивую историю, почему это было сделано, но все просто: так совпало. При этом есть какое-то внутреннее ощущение, что надо было отыграть концерт какое-то количество раз, чтобы здесь, дома, все точно прошло отлично. На выступлении в Москве были гости: Катя Павлова, OQJAV, Феликс Бондарев, Миша Козырев, Pavel Petrovich; а здесь будут гости-музыканты, которые помогали записывать альбом.

— После домашнего концерта планируете тур?

— «Ласточка» полетела, и мне остается только наблюдать за ней. Мы сразу уедем в Сибирь — Иркутск, Новосибирск, Красноярск; потом вернемся и сыграем на выпускном вечере в школе, а летом нас ждут фестивали. Также планирую съездить на концерт Робби Уильямса в Тбилиси.

— Альбом «Ласточка» — десятый по счету, юбилейный. Можно ли им подвести какой-то итог вашего творчества?

— Он просто десятый. Но этот альбом — как будто продолжение пластинки «Игла», только с разницей в три года. По моим ощущениям, сейчас очень важное время лично для меня, и я не знаю, связано ли это с взрослением, но есть чувство удовлетворения собой и тем, что происходит.

— Ты сам говоришь, что этот альбом очень добрый, потому что он о любви. Как в наше время, когда и новостная повестка пропитана негативом, и в мире постоянно случается что-то плохое, оставаться добрым и верить в добро? Сложно?

— Не думаю, что с этим есть сложности. Все же хорошо. Происшествия случаются, но это все не настолько критично, чтобы предаваться унынию.

— Думал ли ты когда-нибудь уехать из Екатеринбурга? Может ли настать такой момент, что родной город станет для тебя тесным?

— Странно, но такой вопрос мне задают только в Екатеринбурге. Мне здесь пока интересно, и в последнее время — время этого пресловутого кризиса — в кругу моих друзей и знакомых, наоборот, какое-то оживление, все стараются чем-то заниматься и что-то придумывать, и наблюдать за этим тоже интересно. Кроме того, в той же Москве я провожу много времени, какой смысл мне туда переезжать? Я знаю, что я всегда могу вернуться домой, к тому же сейчас не так важно, где жить. Вообще мне кажется, что мы, как группа и как люди, только сейчас доросли до Екатеринбурга.

— Почему же только сейчас? Можно с уверенностью сказать, что «Сансара» — это бренд Екатеринбурга. Или ты с этим не согласен?

— Нет, «Курара» — наше всё. Для меня это нечто сакральное, как сказки Бажова.

— Если говорить о Свердловском рок-клубе и таком понятии, как уральский рок, по-твоему, это все еще есть в Екатеринбурге? Ждать ли какого-то перерождения этого направления?

— Думаю, как такового понятия «рок» уже нет — все занимаются кучей вещей и разной музыкой, есть лишь культурная среда в Екатеринбурге, которая действительно отличается от других городов. Одна музыка — это скучно. Тот же Олег из «Курары» — он не только музыкант, но еще и актер. Степа из «Айфо» сделал прекрасный проект — галерею «Свитер». «Сансара» тоже занимается чем-то еще, кроме музыки. Все гораздо шире. И если это — Свердловский рок-клуб, окей, пусть будет так.

— Ты сам тоже умеешь удивлять не только музыкой: не так давно ты ставил спектакль «Пионер»…

— Скорее, это была игра в театр, такое баловство, попытка интересно презентовать скучный акустический альбом.

— Мне кажется, ты скромничаешь, но, тем не менее, чего ожидать от тебя и от «Сансары» в дальнейшем?

— Сейчас я занят тем, что смотрю на полет «Ласточки». Мне очень интересно, как люди на него реагируют — при этом не так, как было раньше, вешая ярлыки «актуально/неактуально», «модно/немодно», а дают отзыв на сами песни. Я сам получил огромное удовольствие, делая альбом, который вряд ли будет интересен тому, кто каждое утро ищет новую музыку, как новости в газете; но понравится тем, кому интересны сами песни.

— Возвратимся к екатеринбургской сцене: есть ли у тебя на примете какие-то группы и музыканты, которые, на твой взгляд, могут выстрелить в ближайшее время круче, чем «Сансара» или «Обе две»?

— Буквально недавно по просьбе Ильи Лагутенко из «Мумий Тролля», перед его приездом на фестиваль «Остров 90-х», я собирал записи новых местных групп. Ему очень понравилась Лиза Монеточка. Я сам могу сказать, что есть перспективные музыканты, но не буду их называть, потому что они скоро сами о себе заявят.

— Из известных музыкантов кто впечатляет тебя и вдохновляет? Например, из тех, на чьих концертах ты был в последнее время?

— Пожалуй, буду предсказуемым и скажу, что недавно был на концерте «Мгзавреби». И то, как Гиги ведет себя на сцене, и сама их фолк-музыка — это вдохновляет. Хорошие ребята.

— В майские праздники в Екатеринбурге разгорелся скандал из-за вечеринки Disco Jesus в «Доме печати», когда горожане разделились на тех, кто считает, что за подобные тусовки с костюмами чертей нужно наказывать, и тех, кто уверен: Россия — светское государство, и как проводить эту ночь с субботы на воскресенье — личное дело каждого. Как ты сам считаешь, такие вечеринки могут проводиться в нашем городе или должна быть какая-то цензура?

— В узком кругу я, конечно, обсудил этот инцидент. Я настаиваю на праве России быть светским государством. Те, кто был на этой вечеринке, никак не оскорбили чувств верующих ни словом, ни делом. К тому же вся полемика произошла в интернете, в жизни бы это не пересеклось. И вообще, по-моему, ничего страшного не произошло, никто не перессорился в итоге.

— Еще сейчас в Екатеринбурге все обсуждают Ельцин-центр, и в этом случае горожане тоже делятся на два лагеря: тех, кому он нравится, и тех, кому не нравится. Между тем Центр становится брендом города. Каково твое отношение к нему?

— Такого музея в России больше нет, и хорошо, что он именно в нашем городе. К нему можно неоднозначно относиться, но он даже не про Ельцина, он про Россию. И если хорошо знать историю, то можно понять, что так, как сейчас, наша страна не жила никогда. То, что сейчас есть у людей — с их возможностью обсуждать фрик-вечеринки с одной стороны и крестные ходы с другой — такого не было. Мы живем в полноценное время, и это хорошо.

— В Москве вы выступали на шоу «Вечерний Ургант». Расскажи, как все происходит по ту сторону экрана, поделись своим впечатлением о передаче и о самом Иване Урганте.

— Я считаю, что это одна из лучших программ российского телевидения. Ребята действительно делают шоу, разогревают публику, работают с ней, там играет оркестр и всё здорово. Чаще всего программа идет в записи, поэтому мы записывались до Вани и потом смотрели, как он ведет шоу.

Нам казалось, что мы должны выйти, взять гитару с каким-то волнением и начать выступление — как на любом концерте, но голос сверху сказал «стоп», была пауза, и в итоге мы записались со второго раза. Совершенно случайно продюсеры выбрали песню «Любящие глаза», хотя она, конечно, не из нового альбома.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru. Видео: «Вечерний Ургант». Организация интервью: Tele-Club Touring,архив 66.ru