Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
46693 +367
Выздоровели
38914 +370
Умерли
1037 +10
Россия
Заразились
2322056 +26402
Выздоровели
1803467 +24763
Умерли
40464 +569

Областной минздрав тратит на госзакупки подозрительно много денег. Пять типичных примеров

25 июня 2020, 16:32
Областной минздрав тратит на госзакупки подозрительно много денег. Пять типичных примеров
Фото: Департамент информационной политики Свердловской области
Мы изучили, как работает система закупок в областном минздраве, и пришли к выводу, что у чиновников, видимо, нет цели сэкономить деньги из бюджета, поскольку выделяются они на необходимые товары с большим запасом.

Свердловский минздрав расходует больше денег, чем теоретически мог бы, при закупках медицинского оборудования, лекарств и при размещении больных коронавирусом в обсерваторах. Мы проанализировали контракты министерства за этот год и сравнили суммы, которые чиновники готовы потратить на товары и услуги, с тратами в частных клиниках, в том числе в других регионах.

Обсерваторы

В апреле-мае минздрав разыграл несколько конкурсов на размещение туристов, вернувшихся из других стран. Закупки осуществлялись у единственного поставщика. Бюджет потратил на суточное содержание одного человека в санатории «Белый камень» 10 202 рубля, а, например, в «Бодрости» — только 1930 рублей. Вице-губернатор Свердловской области Павел Креков объяснил такой разброс цен тем, что итоговая сумма зависит от многих переменных: питания, санобработки, расходных материалов, зарплат обслуживающего персонала.

Как уточняет руководитель одной частной медицинской клиники, это не совсем так. Есть стандарт по уходу за пациентом легкой тяжести, прописанный в программе госгарантий. Тариф составляет до 50 тыс. рублей, то есть в пересчете на день выходит в среднем 3000 рублей.

«Нам предлагали на безвозмездной основе перепрофилировать больницу под стационар для ковидных пациентов. Мы отказались. Слишком большие затраты: для того, чтобы перепрофилировать клинику в инфекционную, нужно 800 тыс. рублей за одну койку», — сказал источник.

Аппараты ИВЛ

Всю осень регионы закупали аппараты ИВЛ. В свердловские больницы отечественное медицинское оборудование марки «Авента-М» поставила «дочка» компании «Ростех» — АО «Концерн Радиоэлектронные технологии» по 1 862 000 рублей за штуку. При этом для федеральных учреждений «Авенту-М» продают за 1 100 000 рублей за штуку. После пожаров в московской и петербургской клиниках Росздравнадзор запретил их эксплуатировать.

А, к примеру, власти Тюменской области решили закупить две партии китайских аппаратов ИВЛ марки Lufter (они обошлись в 2 840 000 и 2 979 737 рублей за штуку) и одну партию аппаратов другой модификации — с постоянным положительным давлением BPAP (они стоили 430 000 рублей за штуку). И не прогадали: в отличие от «Авенты-М», переданной в свердловские больницы, эта техника используется врачами.

Модульные здания фельдшерско-акушерских пунктов

Если в крупных городах медучреждения — это капобъекты, то в сельской местности распространены модульные здания ФАПов — быстровозводимые постройки с использованием блочно-модульной технологии. Этой весной свердловский минздрав заказал шесть таких ФАПов с начальной ценой контракта в 7 466 815 рублей за один модуль. В торгах победила компания «Титан-М», готовая возвести медпункт за 5 525 442 рубля.

Тюменские власти, проводя аналогичные торги, изначально установили меньшую цену за одно модульное здание — 5 900 000 рублей. Кстати, в одном из аукционов тоже победила компания «Титан-М», предложив еще меньше — 4 159 500 рублей.

Расходные материалы

В июне Уральский институт кардиологии, подведомственный свердловскому минздраву, объявил конкурс на поставку медицинских масок. Медучреждению, где в апреле произошла вспышка COVID-19, потребовалось 1000 упаковок медизделий из расчета 19 рублей за штуку. Это в разы дороже оптовых цен. На этапе аукциона участники «уронили» стоимость до рыночных 3,5 рублей за одну штуку. Теоретически на покупке масок можно было сэкономить больше. Например, частные медцентры приобретают их за 2,57 рубля.

Кроме того, за полгода минздрав вдвое повысил закупочные цены на четырехмиллимитровые иглы для инсулиновых шприц-ручек. В конце 2019 года министерство готово было платить за медизделие 2,52 рубля за штуку, а в мае — уже 5 рублей. В обоих случаях контракт заключался с одним и тем же поставщиком — ООО «Группа Медиалайн». Но во втором случае подрядчик сбросил начальную стоимость в два раза — с 239 400 рублей до 116 109 рублей.

Тренажеры

Для подведомственных больниц минздрав закупает три тренажера для продолжительной пассивной разработки тазобедренного/коленного сустава. Начальная цена за один аппарат — 449 000 рублей. Эта сумма в полтора раза выше, чем стоимость итальянских и немецких тренажеров.

В одной из клиник, где делают операции по протезированию суставов, 66.RU ответили, что они пользуются немецкими и итальянскими аналогами: «Эти тренажеры находятся в одной ценовой категории. Мы приобретали их в 2013 году в районе 220 000 рублей за аппарат. Сейчас они стоят 3855 евро (примерно 300 000 рублей)».

P. S. В недавнем интервью «Деловому кварталу» акционер Уральского клинического лечебно-реабилитационного центра Дмитрий Тетюхин подтвердил тезис о неэффективности закупок областного минздрава.

— Посмотрите данные по закупкам импортных эндопротезов за последние два-три года. Государственные больницы, подведомственные свердловскому минздраву, приобретают их в 1,5–2 раза дороже, чем центр в Нижнем Тагиле, который использует продукцию ведущих компаний — Zimmer (США), DePuy (США), Smith & Nephew (Великобритания). У больницы, которая переплачивает за протезы, остается меньше денег на зарплату врачам, содержание и реабилитацию больных, потому что тариф на медицинскую помощь не резиновый.