Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Андрей Гавриловский: «Федеральный розыск только развязал мне руки»

22 октября 2013, 11:00
интервью
Андрей Гавриловский: «Федеральный розыск только развязал мне руки»
Фото: Дмитрий Горчаков, архив 66.ru
Мы поговорили с владельцем бизнес-центра «Высоцкий», который объявлен в розыск по подозрению в мошенничестве. Пока он находится за границей, поэтому беседа проходила по телефону.

Уже завтра Андрей Гавриловский, строитель самого высокого небоскреба за пределами МКАД, собирается вернуться в Россию. Ввиду нового статуса (теперь бизнесмен является подозреваемым в деле о мошенничестве, по которому до того проходил как свидетель) его могут препроводить в СИЗО на двое суток. Судебные войны Гавриловского с группой компаний «Высотка» из-за седьмого этажа БЦ «Высоцкий» входят в новую фазу.

Напомним, в федеральный розыск Андрея Гавриловского объявили на прошлой неделе. Этому решению предшествовали длительные судебные разбирательства по делу о мошенничестве в особо крупном размере, предметом спора в которых был седьмой этаж небоскреба. На него претендовала группа компаний «Высотка», одним из учредителей которой является бизнесмен Андрей Пучков. По его словам, его компания «Мегаполис» купила в «Высоцком» этаж по договору инвестирования, полностью оплатив всю сумму сделки. Но владелец башни правдами и неправдами отказывается отдать помещение.

Гавриловский же утверждает, что никаких денег он не получал, а саму группу компаний «Высотка» во время подрядных работ на строительстве «Высоцкого» не раз ловил на бракодельстве, которое покрывали подкупленные ею сотрудники застройщика.

Год назад, разбираясь в этом запутанном деле о ста миллионах с хвостиком, мы пришли к выводу, что две противоборствующие стороны ничего не смогут поделать, пока не сядут за стол переговоров. Однако время идет, судебные войны все продолжаются, и ни один из спорщиков не готов разговаривать с другим напрямую.

Последние новости с фронта добавляют очков «Высотке». Однако сам Андрей Гавриловский по-прежнему уверен в своей правоте. Мало того — во всем происходящем он видит только плюсы. Хотя эта позиция заслуживает, пожалуй, лишь удивления. Бизнесмен по-своему трактует ситуацию. О том, как именно, он рассказал нам по телефону, находясь за границей.

— Я подозреваю, что ребятам сейчас приходится оправдываться перед силовиками за тот вброс, который устроил их адвокат Андрей Бельянский. Это было его идеей — поскорее сообщить в СМИ о том, что меня объявили в розыск. Как мне рассказывали, он с прошлого вторника пытался пристроить эту новость.

— А почему им, как вы сказали, «приходится оправдываться»? Вас же действительно объявили в розыск?
— Во-первых, для силовиков отнюдь не очевиден исход дела. А информацию, подобную этой, принято распространять только про настоящих преступников. Во-вторых, парни получили неожиданный для них эффект. Они, видать, рассчитывали, что реакция горожан будет в их пользу, а на деле — посмотри у вас на сайте голосование — 80% меня поддержали. Зачем силовикам такой хреновый «пиар»?

Попробуй написать про любого коммерсанта, что его полиция ищет! Что тебе скажут люди? 99% скажут: правильно! Ату его! Душить гадов! Потому что «коммерсанты — воры, бандиты и убийцы» — это политика нашей страны.

Седьмой этаж БЦ «Высоцкий» стал предметом судебных разбирательств. Бесконечно долгих и, кажется, бесперспективных.

— Кстати о стране. Что произойдет, когда вы вернетесь в Россию?
— По закону, меня могут посадить в СИЗО на двое суток, а дальше — как суд решит. Мне должны предъявить какое-то обвинение. Но я думаю, что тут как раз возможны любые провокации. Видимо, это и имеет в виду Андрей Пучков, когда говорит, что они пойдут до конца. Но я тебе так, мягко скажу: мы стараемся все это предугадать и обойти.

— Кому сейчас принадлежит седьмой этаж «Высоцкого», из-за спора о котором все началось?
— Все началось задолго до того, как «Высотка» якобы решила купить этаж. Началось с того, что они подкупили моих сотрудников, которым я доверял, и завышали стоимость работ. В среднем — в полтора раза. Когда это вскрылось, я вызвал к себе Пучкова и говорю: «Вот на этом объекте вы у меня украли 140 млн. Давай пересчитывать». Он говорит: «Андрей Николаевич, если мы сейчас это пересчитаем, у вас же и по другим объектам возникнут вопросы?». Я говорю: «Не возникнут, обещаю». Но он решил, что у него хорошая крыша и он меня победит. Было это года три назад.

Замечу, что Пучков и компания решили якобы купить этаж в июле — августе 2009 года, в самый разгар кризиса. И если им верить, то заплатили они за него такие деньги, за которые мы и сейчас не продали бы. А в те времена я и вовсе готов был продавать за полцены — не хватало средств, не на что было работать. К тому же все мои покупатели тогда рассчитывались со мной с такой рассрочкой, что последние платежи приходили, уже когда мы сдали здание. Не было у людей в стране денег! А эти пацаны — гляди, какие богатые! — всю оплату провели в три дня! Ты в эти чудеса веришь?

Этаж, который никому не принадлежит, и выглядит бесхозным, потому что оформлен, мягко говоря, по-колхозному.

— Как тогда произошло, что вы задолжали «Высотке» целый этаж?
— В деле появился некий гражданин Петухов, который уверял, что я должен ему 118 млн рублей якобы за поставку на стройплощадку «Высоцкого» бетона и арматуры. При этом долг — бездокументарный, то есть никаких подтверждений нет. Нам организовали очную ставку, на которой я его увидел в первый раз в жизни. И он меня начал убеждать, что я с ним знаком.

Мы, говорит, с вами виделись четыре раза в кабинете вашего бухгалтера Хоревой. Это та, которую подкупил Пучков. Я говорю: «Вот я вам должен 118 млн, а вы мне хоть раз на сотовый звонили? В кабинете моем хоть раз были?». Он говорит: «Нет». Почему он так говорит, знаешь? Потому что эти факты легко проверить в детализации звонков и архиве камер наблюдения у меня в кабинете.

Мы посчитали — бетона и арматуры на сумму 118 миллионов хватило бы на строительство семи 25-этажных домов. Не хило, правда? И эти деньги он мне якобы дал под честное слово. Так чего ж я его тогда же и не кинул, раз я такой жулик? Нет ведь, я придумал хитрую схему, по которой я отдаю Петухову этаж, который хочет купить «Высотка», и перекидываю свой долг на нее. И вот я в 2009 году оформляю документы, а через полтора года начинаю сам же бороться с теми документами, которые оформил. Я что, идиот?

— Экспертиза доказала, что документы действительно поддельные…
— Этого не может быть. Насколько я знаю, в деле было три экспертизы. Первую дознаватели назначили еще до возбуждения дела. Она вышла 12 октября и подтвердила, что мы передали обратно «Мегаполису» настоящие документы. На основании этой экспертизы уголовное дело надо было возбуждать в отношении «Высотки». Тем не менее 15 октября, в понедельник, дело возбудили против нас.

В процессе дела следователь назначил еще две экспертизы, одну из которых — в другом городе. Обе экспертизы — тоже в нашу пользу. Пучков, видимо, говорит о четвертой экспертизе, о которой никто не знал на момент окончания дела. Я уверен, что эта экспертиза — полная туфта. Она появилась через 10 дней после того, как дело закрыли. Я говорил со специалистами по экспертизам, и мне сказали, что раз документы были у них на руках, они могли с ними сделать все что угодно. Продавливать любые подписи, посыпать порошком от принтера...

Сейчас обжита лишь малая часть этажа — на плане эвакуации это только нижний фрагмент кольца коридоров.

— А почему задолженность бездокументарная?
— Да потому что нет никакой задолженности! Им надо было найти громоотвод, когда вскрылась их афера с векселями. А никаких документов не было. Потому что на самом деле никакой бетон и никакую арматуру мне никакой Петухов не поставлял. На каждую машину бетона должен быть сертификат, при сдаче любого объекта их наличие проверяет комиссия. И если ты берешь бетон на заводе, а не мешаешь у себя на даче, у тебя такой сертификат есть. Ты представляешь, что бы было, если бы я построил первый в России небоскреб из левых материалов?

— Давайте все же вернемся к этажу. Андрей Пучков говорит, что вы отказываетесь им его передать всеми правдами и неправдами. Почему?
— Его компания «Мегаполис» выиграла суд по этажу. Ну так приходите и забирайте его, какие проблемы? Но они же его не хотят забирать, не идут ни в какие инстанции. Вместо этого пытаются меня в тюрьму пристроить. Но нюанс заключается в том, что их юрист так намудрил, что сейчас им этот этаж не получить просто физически, по многим причинам. Он пошел по длинной схеме, чтобы взять с них побольше денег. Он работает не на результат, ему интересно движение.

Застройщик «Высоцкого» — компания «Зенит» действительно банкротится, это правда. Должны людям деньги, надо отдавать — вопросов нет. Насколько я понимаю, этаж должен попасть в общую конкурсную массу, а получит ли его «Высотка» — это бабушка надвое сказала.

В замочную скважину одной из дверей видно пустое отремонтированное помещение.

— Я задам вам тот же самый вопрос, который задавал Андрею Пучкову. Вы готовы еще раз попробовать сесть за стол переговоров? Ваша судебная война затягивается, и судя по настрою обеих сторон, развязка еще не скоро.
— Я вменяемый человек, я понимаю, что надо договариваться. Но после того что они сейчас учудили — нет, не готов. Я готов был разговаривать, выслушать предложения до этого конфликта. Но они со своими предложениями что-то ко мне не торопились. А когда-то мы общались, я пытался их как-то образумить, но, видать, не в коня корм.

Ты пойми, это они в первый раз в жизни ввязались в войну. А я все это уже проходил. И тут совершенно не важно, что вся их позиция зиждется на вот этом подставном черте, который им якобы дал 118 миллионов. Хотя сам по себе он никто, он и пяти миллионов в руках никогда не держал, не то что ста. Они говорят: «Мы крутые, за нами силовики». А силовики подогревают их: давай-давай, мы всех победим. Им-то главное — втянуть тебя в эту войну. А потом ты их будешь кормить всю оставшуюся жизнь. Потому что чем больше войны, тем больше денег получают силовики.

Ну и вот как их учить, ты скажи мне? С ними уже и так разговаривали, и всяко-разно, но они уперлись как бараны: мы победим. И они ведь понимают, что украли. Но они считают, что они это заработали. Ведь подкупить моего бухгалтера — это и работа, и инвестиции. Я понимаю, что все подрядчики пытаются выходить на бухгалтеров, на организаторов строительства и отмывать деньги. Но, парни, надо ведь меру знать. Как можно закрывать по 25 рублей работы, которые стоят 18? Почему всем в городе платят по 450 рублей за метр стяжки, а «Высотке» бухгалтер платила по 800?

И самое смешное, что по документам это хрен докажешь — у нее было право подписи и она сама утверждала. Скажет: «Я так считала», — и ничего от нее добиться я не могу. Была бы у меня государственная контора, ее бы уже посадили, не моргнув глазом. И с Пучкова с этого уже бы вытрясли деньги как с добрым утром. Но у меня не государственная контора.

С седьмого этажа есть переход в торговый центр «Антей». Помещения здесь нумеруются так же, как на всех этажах, но почтовый адрес значится как Малышева, 51а.

— Вы уверены, что выиграете в этой войне, не начиная мирных переговоров?
— У меня сильные позиции. Дело закрывали два раза. Сейчас мой статус сменился на подозреваемого, стало проще — можно знакомиться с материалами дела, подавать протесты на милицейские и судебные действия. Пока я был свидетелем, все это было запрещено. Мы уже подали протест на объявление меня в розыск. И это только начало.

А про мирные переговоры должен думать не я, а Андрей Пучков и остальные соучредители «Высотки». Я понимаю этих пацанов, они хотят попасть на строительный рынок на самом высоком уровне. У них в «Финском заливе» и Паслер живет, и еще много влиятельных людей. Но сейчас они все делают только себе во вред. У нас в городе не любят вороватые организации.

Фото автора.