21 октября 2013, 12:32

Андрей Пучков, ГК «Высотка»: «Дело с Гавриловским доведем до конца»

Андрей Пучков, ГК «Высотка»: «Дело с Гавриловским доведем до конца»
Фото: Артем Очеретин, 66.ru
Мы встретились с одним из трех основателей ГК «Высотка» Андреем Пучковым, чтобы из первых уст узнать, что он сам думает о конфликте.

Войну, по его словам, развязал вовсе не он, а сам Андрей Гавриловский, которому просто не хватало денег на «Высоцкий». А «Высотка» — вовсе не единственная компания, которая пытается бороться с девелопером.

Напомним, в запутанном деле о продаже этажа бизнес-центра «Высоцкий» разбирался суд. Он признал факт двойной продажи этажа и обязал застройщика зарегистрировать помещение в регпалате и передать инвестору. Но вскоре застройщик объявил процедуру банкротства. По мнению компании, претендующей на спорный этаж, это не более чем юридическая уловка в попытках защититься — мол, Гавриловский просто тянет время, насколько это возможно.

Недавно Андрея Гавриловского объявили в федеральный розыск. Несложно угадать, что речь идет об уголовном деле по факту мошенничества, по которому Гавриловский судится с ООО «Мегаполис» (входит в группу компаний «Высотка»). Основатели этой компании до этого были на подряде в «Высоцком».

— Когда стало известно о том, что господин Гавриловский объявлен в розыск, на наш телефон обрушился шквал звонков. Звонили не только журналисты, но и знакомые и даже незнакомые люди. Дело в том, что этот девелопер кроме нас обманул множество людей и фирм. Они звонили и поздравляли, хвалили и просили не сдаваться, довести дело до конца. Рассказывали свои истории о том, как и на сколько их кинул Гавриловский. Кто-то из них сдался, другие еще борются. И у всех один вопрос: как нам удалось достигнуть таких успехов в деле против Гавриловского? Ведь у него на всех уровнях все схвачено. Он легко сносит памятники, не платит подрядчикам. «Высоцкий» свой продавал дважды — наш случай не единственный. При строительстве «Тихого берега», по слухам, он вообще сжигал дома и машины людей, которые ему мешали.

— То есть все в городе понимали, что в федеральный розыск Андрея Гавриловского объявили именно по вашему делу? Вы что-нибудь отвечали на этот вопрос — «Как вам это удалось»?
— Я не знаю, что им отвечать. Правда на нашей стороне, вот мы и не сдаемся. Поначалу дело казалось нам безвыходным: наши подписи обнаружились на документах, предоставленных Гавриловским, в которых говорится, что он вернул нам все деньги! Мы были в шоке. Но после проведения огромного количества различных экспертиз стали обнаруживаться проколы, которые мог допустить только опытный мошенник.

— Например?
— Документы, которые он предоставил, оказались частью настоящих бумаг, на обратной стороне которых Гавриловский напечатал свой текст — о том, что он нам все вернул. Но он, видимо, не знал, что при печати принтер оставляет порошок и на обратной стороне листа. И экспертиза установила, что старые подписи покрыты этим порошком — то есть печать производилась на обратной стороне уже подписанного документа.

Или, к примеру, подпись каждого человека со временем меняется, а на документах, которые Гавриловский датировал 2009 годом, подписи стоят образца 2011-го. Других подписей для своих махинаций у него, видимо, не было. Еще господин Гавриловский не учел износ печати за два года. И этот факт эксперты тоже заметили. Не учел подписи-невидимки. И еще много чего.

— Подписи-невидимки — это когда человек расписывается в документе, а продавленная ручкой точно такая же подпись остается на листе, который лежал внизу?
— Позвольте объяснить. Когда мы в 2011 году поставили подписи в актах приема этажа под отделку, на наших экземплярах продавились подписи с выше лежащих документов, так как бумаги были сложены пачкой. Эксперты в своем заключении указали, что четко продавленный силуэт подписи абсолютно идентичен подписи на документах, которые предоставил в суде Гавриловский. Но вот незадача: его документы датированы 2009 годом! Как такое может быть? Вариант один — документы, предоставленные господином Гавриловским, — подделка, выполненная на базе других, настоящих документов.

Не говоря уже о резонном вопросе о том, как мы могли делать ремонт на этом этаже, если он уже якобы не наш. А в этом ремонте были задействованы десятки человек, которые автоматически стали свидетелями и позже были опрошены. Гавриловский, естественно, все отрицает. Хотя прокол налицо.

Его опять подвела жадность. Он хотел не только кинуть нас, но и сделать отделку на этаже за наш счет. Это вполне в его стиле — цинично. А циничность от безнаказанности напоминает историю о том, что «Рафик не виноват, ремень верните!».

— Андрей Гавриловский утверждает, что бояться ему нечего, потому что вам нечего ему предъявить и дело уже неоднократно закрывали…
— Дело вообще шло очень туго, нам ежедневно вставляли палки в колеса. За весь период мы направили порядка сорока жалоб в различные инстанции и ведомства. Однажды дело вообще было прекращено каким-то непостижимым образом в субботу вечером. Но после наших жалоб в прокуратуру его, конечно же, возобновили. Потому что имеется огромное количество доказательств. Я рассказал лишь малую часть из них, которые скрыть невозможно.

— Значит, садиться за стол переговоров вы по-прежнему не намерены?
— Этого не хочет прежде всего сам Гавриловский.

— Вы не боитесь, что будете бесконечно судиться друг с другом и ни к чему так и не придете? В скольких судебных делах вы участвуете на данный момент?
— Основных дел два. Первое — арбитражное. Этаж так ни за кем и не зарегистрирован, а ООО Гавриловского «Зенит», которое по суду обязано зарегистрировать его за собой и сразу передать нам, находится в процедуре банкротства. Мы подали заявление на преднамеренное банкротство, которое шито белыми нитками. Например, Гавриловский нарисовал кредиторскую задолженность на несколько десятков миллионов рублей за оказание услуг охраны. Это, конечно, бред, услуги ЧОПа не могут столько стоить.

Второе дело — уголовное, статья «Мошенничество в особо крупном размере». По нему Гавриловский объявлен в розыск, поскольку его статус сменился на подозреваемого.

Увязнуть в судебных дрязгах мы не боимся, будем бороться до конца. И я обращаюсь ко всем, кто столкнулся с таким произволом и беспределом: боритесь до конца, не опускайте руки. Может быть, тогда наш город станет чище, а такие люди, как Гавриловский, а также их методы навсегда останутся в девяностых.