Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Сейчас в зал ходят три пацана, в мое время их было бы 50». Иван Штырков — о спорте и личной жизни

«Сейчас в зал ходят три пацана, в мое время их было бы 50». Иван Штырков — о спорте и личной жизни
Фото: Константин Мельницкий, 66.ru ,архив 66.ru
Журналисты 66.RU побывали на тренировке екатеринбургского бойца MMA. Он показал, как проходит подготовка, и откровенно поговорил с нами о карьере и самом главном в жизни.

В преддверии турнира «День Победы 72» Штырков пригласил журналистов 66.RU на тренировку в боксерский зал, где помимо него тренируются и другие спортсмены RCC Boxing Promotions: он находится в здании Уральского техникума «Рифей», где также работает кадетский корпус «Спасатель».

Мы попали на тренировку конечной стадии подготовки к бою: ранее Штырков готовился в горах в Киргизии, а также в Омске. Все началось с ринга, где Иван, скажем прямо, просто колотил воздух. «Взрыв!» — кричит тренер Николай Попов — и боец сыплет ударами во все стороны. «Спокойно», — просит Попов через какое-то время — и Штырков уже работает не так резко.

Затем он тренируется со снарядами, пытается отработать удары по теннисному мячику, который постоянно от него ускользает, прыгает на скакалке... Час тренировки проходит быстро, Иван выжат как лимон.

Здесь же тренируются еще несколько ребят, тренер Николай Попов говорит, что они сами приходят и занимаются, никто не заставляет. А Иван, на которого они смотрят с восхищением, сетует: в его время в таком зале занимались бы 50 человек, а сейчас, говорит он, молодежь предпочитает сидеть в интернете и даже на улицу не выходит.

Пока Штырков отдыхает, подхожу к Попову и спрашиваю, в чем особенность Ивана и почему именно он — один из самых известных бойцов MMA в Екатеринбурге. «Хороший промоушен у него, — откровенничает Николай. — Его хорошо рекламируют и продвигают. Кроме того, он выступает в шоу с боксерами, которые сейчас тоже на слуху: с Магомедом Курбановым, Евгением Чупраковым».

Николай Попов, тренер по боксу:

— Иван очень трудолюбив: делает работу, которую ему дают, идет к цели, которая у него есть. Это очень хорошая черта в единоборствах, потому что у нас нельзя давать слабину, иначе все может плачевно закончиться в этом квадрате. Он четко понимает, что сейчас надо потерпеть, помучиться, зато потом — собирать лавры. Все ради славы — как раньше наши предки воевали ради этого, так и спортсмены выходят на бои, показывать шоу, чтобы их потом любили и уважали. Ну и, может, еще чтобы стать богатыми (смеется, — прим. ред.).

Когда Штырков освобождается, мы идем с ним разговаривать на улицу, без пристальных взглядов тренеров и других спортсменов. При неформальном общении Иван открыт и вежлив, но как только включается диктофон, он меняется и взвешивает все ответы, прежде чем что-то сказать: журналистам Штырков не доверяет и не скрывает этого. Год назад в интервью он говорил мне, что пытается привыкнуть к публичности, с тех пор о нем стали говорить еще больше, но всё это для него по-прежнему — давление.

— Бой уже на днях, что можешь сказать про соперника?

— Прогнозы на бой не даю, потому что всякое в жизни бывает, удача может отвернуться в любой момент. Про Де Фрайса могу сказать только, что он высокий, как и большинство моих соперников; к сожалению, мало нашел его боев, но по тем, которые видел, скажу, что он борется много, выигрывает в партере и мало бьет. Сделали определенные наработки по этим выводам.

— Все-таки хорошо ли, что бой уже в мае, а не в июне, как планировалось ранее? Чувствуешь большую ответственность или нагрузку?

— Когда узнал, что Мосли травмирован, и мне предложили выступить, я уже тренировался три недели, а впереди было еще шесть недель — более чем достаточно, чтобы подготовиться. Может быть, даже к лучшему, что я буду драться в мае, а не позже, потому что я рано начал свою подготовку и мог просто загнать себя, переутомиться.

— Как ты обычно настраиваешься на бой? Как справляешься с нервами и страхом?

— По-разному бывает, пока еще не отработал определенную систему. В ноябре на бой с Бигфутом Сильвой выходил с одним настроем, в феврале на бой с Уоллесом — с другим. Просто знаю, что буду биться до конца, и не важно, как пойдет бой. Бывает, что порох заканчивается — не пойму, от чего, но это, скорее, зависит от подготовки. Надо, видимо, себе давать отдыхать. Но страшно не бывает, потому что знаю, что готов.

— Нынешний турнир приурочен ко Дню Победы, что для тебя значит этот праздник? Отмечаешь ли ты его?

— Какой-то провокационный вопрос.

— Почему ты ищешь во всем подвох?

— Потому что ты из прессы, потому что никому не интересно, что спортсмены думают на самом деле… Думаю, для каждого День Победы — особенный, и для меня в том числе. Хотя нынешней молодежи, наверное, все равно — 9 Мая или 8 Марта.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru, архив 66.ru