Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Екб качает. Постигаем путь Стивена Сигала и учим айкидо

11 декабря 2013, 11:26
Екб качает. Постигаем путь Стивена Сигала и учим айкидо
Фото: Сергей Логинов для 66.ru
Умный в гору не пойдет, умный сделает «шихо наге» — и гору будет не собрать. Многие из вас знают основной принцип айкидо — «использование силы противника против него самого». На деле же все гораздо страшнее.

В Екатеринбурге живет много талантливых спортсменов. Однако не все они популярны. Большинство чемпионов мира и Европы по разным видам спорта тренируется не в лощеных клубах, а в подвалах, школах и даже во дворах. Успехов достигают «вопреки», а не «благодаря». Именно поэтому мы продолжаем шествие по кузницам атлетизма города.

Физическую форму я набрал ранее на занятиях по пауэрлифтингу, воркауту и кроссфиту. Тогда я еще мог себе позволить некоторые вольности в общении с тренерами. Сейчас же нужно отработать оборонительные навыки. Когда попадаешь к мастеру по айкидо Сергею, вся игривость исчезает. Поздний вечер, центр города. Олдскульный спортивный зал, никакой болтовни, каждый ученик знает свое дело: переоделись, чуток размялись, намочили пол водой, чтобы маты не скользили, уложили сами маты. Сэнсэй Сергей Бакулев скомандовал — и началось.

Сначала идут три поклона: уважение к залу, к мастеру от учеников, и от мастера к ученикам. Мы не посмели нарушать сосредоточенность во время церемонии приветствия, и фотографировать начали только во время разминки. Никаких вопросов я не задавал, просто повторял движения, в целом все ясно.

Во время разминки, как мне показалось, я понял один из подходов айкидо — быть плавным и не дергаться. Все движения мастера были ровными и переливались одно в другое, так, что я даже не мог повторить, то руки, то ноги запутывались. Однако основы мне дались быстро, поэтому заострять на них внимание не будем — захотите — можете сами попробовать на тренировке у Сергея.

Трудности для меня начались во время отжимания на трех пальцах, продолжились во время «написания своего ФИО пальцами ног, поднятых на 40 градусов». Затем «достать подбородком до пола, находясь на «мостике». Завершилась разминка отработкой падения, оно же «мягкий кувырок». Я отбил себе плечи, лодыжки и немного побил колени. Падал, как мешок, пока все были подобны ниндзя.

Затем Сергей впервые подошел ко мне, спокойно начал:

— Так, Женя, давайте с вами начнем с азов. Стойка закрытая, ноги вместе, руки перед собой, шагнули, ногу подтянули и так далее, выполняем. Хорошо, идем дальше. Теперь открытая стойка, вес распределен 50 на 50 на обе ноги, пятки на одной линии, движение называется «аймиаши», в переводе — ходьба. Пожалуй, главное, что нужно уметь в айкидо, — правильно двигаться, сейчас поймете.

Молча я выполнял указания сэнсэя, пытаясь не налажать. База давалась легко.

— Это уход с линии атаки, шаг чуть в сторону, зафиксировались. Задание понятно?
— Да.
— Тогда ко мне лицом, поклон и приступайте.

Я был рад, что начал поход к бойцам именно с айкидо и именно с Сергея. В каждой детали чувствовалась суровая дисциплина, нарушать которую не было ни малейшего желания.

Отрабатывая движение в стойке, я глянул в сторону. Там очень быстро Сергей и один из учеников нападали на третьего, его задачей как раз и было «уйти с линии атаки». Со стороны все выглядит очень легко и непринужденно, атакующие просто разлетаются в стороны, не причиняя и малейших неудобств обороняющемуся.

— Освоили? Показывайте, хорошо. Следующее движение — «тэнкан». Напоминает циркуль, шаг, уход, в стойку. Делаем. Какой способный ученик, мастер спорта, небось, какой-нибудь?
— Нет.

Я не стал говорить о подростковых занятиях карате, ведь прекрасно помню, как неосторожно ляпнул тренеру по кроссфиту: «Федя, мне сказали, ты можешь вжарить качественную тренировку».

— А, ну понятно, сейчас про все виды сделаете статьи, все попробуете и начнете, да? Ладно, тогда отработаем один из важнейших элементов — падение. Если неправильно упасть, то поломаете себе все что только можно. Поэтому запоминайте: головой пола не касаемся, представляем, что мы мячик, плавно перекатываемся, начиная с кончика мизинца, ногу под попу подгибаем, не расслабляемся.

И вновь я отбил себе половину конечностей. Оказалось, правильно падать — очень сложно. После десятого кувырка в голове начинается парад вертолетов.

— А теперь не на маты, а вон туда, на пол, сделайте там. Почувствовали косточки? Вот! Поэтому падение надо отрабатывать постоянно.

— Сергей, разрешите вам несколько вопросов задать, я отработаю все движения чуть позже.
— Дерзайте.

— Сколько лет вам и сколько из них вы посвятили айкидо?
— Мне 30, айкидо занимаюсь 25.

— Всегда хотел спросить: черные штаны поверх кимоно — для чего они? Классовое отличие или функционал какой-то есть?
— Хакама называется, конечно, функционал. В бою эти, скажем так, «штаны-юбка» раздуваются, и вы моих ног не увидите. Какая стойка, куда я пойду, как пойду и так далее.

— Буду знать. Почему именно айкидо выбрали?
— Отец потому что тренировал. Он у меня разными видами единоборств занимался, заслуженный мастер спорта по вольной борьбе, дзюдо, боевому самбо. А так, я с годами понял, что карате — очень тупой спорт, именно киокушин. Не хочу обидеть никого, но в лоб встречать удар или отходить спокойно, чтобы соперник сам себя побил, — это разные вещи. Вы в курсе, что в Японии каратистов называют «пушечным мясом»? Вот, теперь знайте.

— Какие официальные титулы и звания у вас есть?
— КМС по борьбе, двукратный чемпион России по киокушину. Тренировался я у Якунина. Он вообще первый все это привез.

«Если вам 14, то карате — самое оно, но когда взрослеешь, надо умнее становиться и переставать работать на износ. Я много каратистов за 30 знаю, некоторые вообще встать утром без специальной разминки не могут: хондрозы и прочее, ведь все поломано».

— Как у вас с «допустимыми пределами»? Слышал, что айкидо вообще к холодному оружию приравнивается?
— Все жестко у нас. За пределами зала я вообще не имею права применять навыки.

— А как тогда быть, если вас четыре амбала прессануть собираются?
— Айкидо как раз о том, чтобы решить все миром. Это же самооборона. Не обязательно в таком случае убивать и калечить, просто остановить человека можно.

— А если они отмороженные наглухо и видно уже, что никакие слова не помогут? Прорываться?
— Ну, тогда работать начинаешь, а какие еще варианты?

— Законы у нас в этом плане несовершенны. Ведь если мастер спорта по дзюдо, защищая жену и ребенка от обкуренных дураков с ножами, покалечил обоих — этого же мастера и садят в тюрьму. Считаю это в корне неправильным.
— Что поделать…

«Здесь надо понимать, что народ у нас разный, обычно горячие все. Если говорить обо мне, то я никогда не довожу до драки, всегда можно обо всем договориться».

— Типа «кто хочет драться, тот найдет повод, а кто не хочет — найдет средства»?
— Конечно. Боец — это тот, кто грамотно ушел от схватки, доказав словами свою правоту. Вот это искусство.

— Предельно ясно. А соревнования по айкидо бывают?
— У нас проходят семинары, ведь если будут турниры какие-нибудь, то все проигравшие инвалидами останутся — люди поломают друг друга. У нас, считай, можно все: кадык вырвать, глаз выхватить, поэтому семинары проводятся. Приезжает сэнсэй, показывает технику, ты учишь, сдаешь практическую часть в виде экзамена и повышаешь свой ранг.

— У вас какой дан и сколько бывает максимально?
— У меня 3-й дан, а максимально — 10. Десятый дан только у того, кто придумал все это, у О-Сэнсэя («Великий учитель», Морихэй Уэсиба — основатель айкидо, — прим. ред.). Самый крутой в мире — 9-й дан, в России у одного человека — 5-й и у двоих — 4-й дан.

— Вам от третьего до пятого далеко? Дело в годах или в технике?
— Лет семь-восемь, сроки между данами большие. Жесткие стоят ограничения у японцев. Между первым и вторым — три года, между вторым и третьим — пять лет. И так далее.

— Это упирается в философию, что человек становится мудрее, так?
— Да. Вообще главная мысль — это «использование энергии противника против него». С годами начинаешь все глубже эту мысль понимать. Особенно если раньше чем-то другим занимался.

«Нельзя вот так взять и ответить на вопрос «Какое единоборство лучше?». Везде свои сильные и слабые стороны. В айкидо, и это многие знают, специально не ставится ударная техника, то есть защититься ты сможешь, а вот ударить — нет. Хотя я своих учеников натаскиваю по этой теме, чтобы комплексно развивались».

— Идеальный боец — это мастер по айкидо?
— Конечно, нет. Идеальный боец — это многогранный боец. Он должен владеть и рукопашкой, и джиу, и самбо, и кикбоксингом. Смотря для чего, если для улицы — то вот это как раз такой, всесторонне развитый. То есть «миксфайт», М1 — это лучший вариант для улицы. Я в RINGS выступал 4 года. Там нет такого, чтобы тренер чему-то учил тебя. Туда уже мастера спорта разных стилей приходят, и, например, ты, боксер, учишь меня ударной технике, я, борец, учу тебя в партере работать. Потом в спарринге все совмещается и отрабатывается. Это и есть универсал.

— К вам в айкидо такие универсалы приходят?
— Разные случаи бывают. Чаще это представители одного вида.

«А бывает, что на тренировку приходят «крутые» тхэквондисты, кикбоксеры и т.п. и сразу всех хотят ломать. Лечится это очень просто — делается болевой, чтобы человек задумался. Как правило, сразу меняется у человека мироощущение».

— Вы только не смейтесь, но я должен спросить: со Стивеном Сигалом доводилось встречаться?
— Ничего смешного, я видел записи его семинаров.

— И как? Показуха и Голливуд?
— С чего бы? Он очень жестоко работает. Там сразу выдают бланк расписки, мол, «ответственность за вашу жизнь лежит только на вас, не нравится — уезжайте»... Вот так. Стивен — очень уважаемый человек и несомненно выдающийся мастер, у него 7-й дан.

— А в чем жестокость его?
— Ломает людей, не жалея! Просто берет и ломает. Не дает времени подумать, а если ты еще и поумничать решишь или там попробуешь выдумать ерунду какую в плане техники, то есть гибким не будешь — сломает, и все.

— Вы сами видели?
— Да, на записи видно, как человек не успел среагировать и в итоге со сломанной ключицей уехал.

«Со Стивеном Сигалом лучше не упираться и быть гибким, в ином случае — сломает вам что-нибудь и бровью не поведет. И не важно, насколько вы выдающийся профессионал — Сигал реально круче».

— Теперь буду к его фильмам серьезнее относиться... Вернемся в наши реалии. На ваш взгляд, в Екатеринбурге достаточно айкидо развито? Залов хватает?
— Думаю, да. У меня только это пятый зал и в общей сложности 250 учеников. Люди ходят, занимаются, фанатеют. Проблема только в том, что коммерческие все залы. То есть предприниматели крутятся и создают условия. От правительства поддержки ноль.

— Почетные грамоты дарят?
— Во, даже вы знаете. Да, грамотка и ручка в подарок. Хотя на всю общественность говорят: «Мы за спорт». При этом никакой финансовой помощи, амуниции, ничего нам никто не дает. Только бизнесмены и помогают, за свои деньги все. Так живем.

Базовая ходьба отработана, пришло время проверить ее в бою. Нападали на меня не в полную силу, думаю, правильно делали, у меня периодически путались руки и ноги. Выбрать правильную стойку, сделать шаг в нужном направлении, одной рукой захват, другой рукой сделать рычаг — и положить противника. Через пару десятков повторений стало получаться.

— Сергей, а я вот подумал, столько ограничений в айкидо и даже за пределами зала нельзя навыки применять, зачем тогда к вам ходят?
— Чтобы могли за себя постоять. Дело ведь еще и в голове.

— То есть вы и как воспитатель? Обучаете философии мирного душевного состояния и правильных ценностей?
— Конечно, особенно с младшими ребятами. Через 5 лет занятий человек уже не хочет «поломать всех», теперь он думает головой, оценивает ситуацию и решает все.

— Дисциплина у вас строжайшая, это я уловил. А тренер в праве наказывать за провинности? Поклон не сделали или еще что...
— Наказания есть, они необходимы и жестоки. За любое неподобающее поведение могут у меня и всю тренировку на кулаках простоять! Это и неуважение, и когда намеренно во время техники сделал больно напарнику, или подурить решили дети — сразу и жестоко.

— Продолжим тогда технику осваивать?
— Да, сейчас встаем на колени — «камаэ вадза», покажу кое-что интересное.

Мне было велено не отпускать руки мастера и давить на них со всей силы. Что бы я ни делал, как бы ни изворачивался, результат один — я улетал в сторону. А Сергей добавил: «Это я без силы делаю, чистая механика».

— Здесь вся фишка заключается в том, что ты физически минимально напрягаешься, ты просто открываешь ладони, а затем манипулируешь силой противника, куда хочешь — туда его и мотай.

— Да, действительно, не думал, что это так просто.
— Просто только тогда, когда знаешь и умеешь. Вектор силы направляете в другую сторону — и все, человек ваш.

Время от времени я поглядывал на тренирующихся и Сергея. Лихо он опрокидывал одного за другим, подкрепляя каждый прием громким произношением японских названий. Честно скажу, не хотел бы я под такой каток попасть.

— Вы так по-японски интересно говорите, самостоятельно учили?
— Почему же, на семинарах в Японии. Вы были в Японии?

— К сожалению, нет.
— Обязательно побывайте. «Хомбу Додзё» знаете?

— Знаю, что «додзё» переводится как «тренировочный зал».
— Именно. А «Хомбу Додзё» — это мировое средоточие айкидо, главный зал для всех учеников. Там занятия круглосуточно весь год идут. Тренировки просто не останавливаются. Со всей планеты народ едет. Так вот, там два этажа. На первом тренируются только белые пояса, на втором — только черные. Но! Когда приезжают иностранцы — все тренируются на втором этаже с выдающимися японскими мастерами. Такое вот гостеприимство и уважение. При этом не важно, кто ты, хоть нищий.

«Кстати, вы о поклонах спрашивали. Там, в «Хомбу Додзё», история была. Мы весь день тренировались, а рядом два японца — «рэй, рэй, о-рэй». Удивленно спросил у мастера, что они делают, а он мне: «Вот, из провинции приехали, кланяться не умеют — учатся».

— М-да, чем больше о Японии слышу, тем больше туда хочется.
— Да вы просто съездите туда. После визита в Японию вообще мировоззрение меняется. Буквально с ног на голову. Там все иначе, абсолютно.

— Мы все видели, как страна после цунами восстановилась быстро, у нас в мирное время так строить не умеют. Вы знаете, почему?
— Да. Философия жизни иная. Это железная дисциплина и, если хотите, «командный дух» и этикет. Каждый знает, что работает на общее благо и делает для других, как для себя. Говорить об этом часами можно — побывайте там и узнаете.

— Да, а у нас в стране?
— Печально все у нас. Но это тоже очень долгий разговор.

— Тогда у меня заключительный вопрос. Айкидо — это?..
— Айкидо — это жизненная позиция, твой путь. Вот как вы сейчас отрабатывали ходьбу, вы так же и по жизни идете, уверенно, отражая проблемы.

— Спасибо за тренировку, Сергей (я сделал «рэй» — поклон в знак уважения тренеру).
— Приходите нормально заниматься.

— Мне нужно все обдумать, айкидо — это серьезно.

Фото: Сергей Логинов для 66.ru