Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Боремся с ЛГБТ как политическим движением». Организатор «Натуральной недели» объясняет, зачем она нужна

«Боремся с ЛГБТ как политическим движением». Организатор «Натуральной недели» объясняет, зачем она нужна
Фото: Дмитрий Антоненков, 66.ru
Сразу после завершения фестиваля представителей секс-меньшинств, в Екатеринбурге стартовала «Натуральная неделя», организованная Уральским право-консервативным движением. Его представителей часто называют казаками: они патрулировали город в поисках людей с символикой ЛГБТ и пикетируют мероприятия, посвященные нетрадиционным ценностям. Лидер Уральского право-консервативного движения Андрей Кузьминский, называющий себя спортсменом, монархистом и собирателем антиквариата, рассказал, зачем он противостоит секс-меньшинствам и почему геям не стоит его опасаться.

«Натуральная неделя» в Екатеринбурге началась с лекции об антиквариате. В лавке древностей собравшимся 15 молодым поборникам традиционных ценностей рассказали о ценностях вполне материальных.

Лекцию провел руководитель Уральского право-консервативного движения Андрей Кузьминский. А после он пообщался с корреспондентом 66.RU.

— Андрей, вы попали в публичную плоскость год назад как противник ЛГБТ. Чем вы занимаетесь кроме противодействия ЛГБТ?

— Я собираю антиквариат с 19 лет. А еще я с детства, с шести лет, занимался спортом. До сих пор занимаюсь. Мое первое образование — юридическое. Потом работал в безопасности. Будучи школьником, работал простым охранником.

— Школьника взяли в охранники?

— Потому что в тот момент я уже был кандидатом в мастера спорта. Я уже мог выносить больших взрослых дядек. Потом получил второе образование в академии нацбезопасности. Сам тренировал телохранителей, готовил специалистов по безопасности. Был замом по безопасности екатеринбургского автовокзала. Потом открыл свое охранное предприятие. В общем, до того как я стал профессионально заниматься антиквариатом, я был специалистом по безопасности. И, наверное, именно это — увлечение старинными предметами и спорт — привело меня к консервативным взглядам на жизнь.

— Это каким?

— Мы считаем, что в 1917 году большевики захватили власть путем государственного переворота. В связи с этим до сих пор у нас нет легитимной власти. Нам нужно вернуться назад, сделать работу над ошибками, собрать Земский собор, чтобы народ определился с выбором дальнейшего пути для России. Мы, конечно, за монархию. Но на соборе должны рассматриваться все пути.

— Вы часто повторяете «мы». Мы — это кто? За вами кто-то стоит?

— Вокруг каждого человека формируется какое-то общество по интересам, по виду деятельности. У нас — консервативное общество. Это монархисты, бело-монархисты, консерваторы.

— Это те, кто сегодня пришел на открытие «Натуральной недели»?

— Пришла малая часть.

Фото: Дмитрий Антоненков

— Пришло даже меньше людей, чем собирается на мероприятия, проводимые представителями ЛГБТ.

— Да. Но мы изначально говорили, что помещение не рассчитано на большое количество людей. Вообще, идея проведения фестиваля «Натуральной недели» — это решение нашей молодежи. Это не мое решение. Просто мы, как старшее поколение, их поддержали и предоставили свои возможности.

— Вы опять говорите «мы». Можете подробнее рассказать, что это за люди — консерваторы Екатеринбурга?

— Никакой тайны здесь нет. Это наше Уральское право-консервативное движение, спортсмены из разных клубов, владельцы спортивных клубов. Это та среда, с которой я общаюсь. Есть представители бизнеса. Организация «Вера и дело», «Уральское церковное общество», молодежная организация «Содружество», «Белые в городе», «Евразийский союз молодежи». Нас поддерживают «Ветераны России» из Москвы. Из Екатеринбурга есть организации, которые не хотят огласки своего участия. Конечно, есть казачьи коллективы.

Кстати, нас часто называют казаками. СМИ пишут: «Туда-то пришли казаки».

— Вы не казак?

— Я ни разу не казак. Я всего лишь организатор этих мероприятий. А ребята-казаки — это монархисты или бело-монархисты и ветераны боевых действий, добровольцы Донбасса. На самом деле их немного. Это те, кто полностью поддерживает Уральское право-консервативное движение. Мы их называем сводной группой казаков-добровольцев. А они уже входят в разные казачьи объединения: Оренбургское или Исетское казачье войско.

— Атаманы казачьих войск всячески открещиваются от участия своих представителей в ваших мероприятиях. Атаманы нам прямо говорили: «Это не наши казаки, мы не знаем, кто это такие».

— На самом деле наши казаки — известные. Их многие знают. А вот к атаманам есть вопросы.

Вот Ковалев что-то заявлял (атаман Уральского казачества Геннадий Ковалев заявлял 66.RU, что патрулирование города в поисках ЛГБТ-символики устраивали «ненастоящие казаки»). Он ни разу не служил, и при этом генерал-майор. Он кто вообще такой? С Ковалевым у нас еще будет диалог.

— Какого рода будет этот разговор?

— Спросим у него, кто он есть такой? Как так — не служивший человек становится генерал-майором? Что у него за награды, что за медали?

— Понятно. Все-таки зачем вы, монархист, противопоставляете себя представителям ЛГБТ?

— Мы боремся не с представителями ЛГБТ, как таковыми, а с ЛГБТ как политическим движением, которое чуждо нашей культуре и насаждено искусственно Западом. Не стоит думать, что «Традиционная неделя» проводится в пику неделе ЛГБТ. Нет! Мы и дальше будем продолжать этим заниматься, проводить различные мероприятия. Мы должны показать, что наша молодежь — консервативная, так же ходит в клубы, танцует, модно одевается. Просто их ценности отличаются от ценностей представителей ЛГБТ-сообщества.

Пусть они — ЛГБТ — живут как хотят. Мы даже готовы приглашать их на наши мероприятия. С удовольствием. Но пропагандировать — мы не можем им позволить. Наши уральские СМИ их активно пропагандируют.

— СМИ про многих пишут. Например, про представителей «Мужского государства» (патриархальное движение, прославившееся травлей женщин и представителей ЛГБТ, многие члены «Мужского государства» осуждены за экстремизм).

— Я читал про них, но лично ни с кем из них не знаком. Поэтому не могу комментировать их деятельность.

— А Рамзана Кадырова в его отношении к ЛГБТ вы поддерживаете?

— Знаете, мне бы тоже хотелось сказать: «У нас нет ЛГБТ».

В разговор вмешивается сторонник Уральского право-консервативного движения Евгений Булгаков, до этого слушавший разговор.

(Булгаков) — Андрей, тут важный момент, не подпишут ли твои слова за желание преследования и покушений на секс-меньшинства, которые якобы имели место в Чечне.

— Мой следующий вопрос как раз и был о ваших методах противодействия ЛГБТ.

(Булгаков) — Мы не относимся к людям предвзято. Как христиане, мы не можем не любить ближнего своего. Но мы не можем толерантно относиться к греху. Мы не против людей, мы против греха. Никаких гонений, ненависти к этим людям нет совершенно. Они просто сбились с пути. Поэтому мы совершенно не используем какие-либо силовые методы.

— На прошлогоднем фестивале ЛГБТ произошла знаменитая история, когда казаки, что называется, предъявляли за радужный шмот детям.

(Булгаков) — А был ли мальчик? Про это ходят уже местные легенды.

— Так это было или нет?

(Булгаков) — Факт того, что казаки присутствовали в центре города, был. Но то, что казаки остановили мальчика за цвет волос, за серьги, пристали к нему, стали угрожать — ставится под сомнение. Ведь эта история появилась после того, как ее опубликовал отец этого мальчика. Отец является главредом СМИ. Согласитесь, что прослеживается некая аффилированность.
Казаки от этого открещиваются, и я склонен им доверять.

(Кузьминский) — Вообще, провокации бывают часто. ЛГБТ нужно делать из себя неких мучеников. Им нужно показывать, что их ущемляют, их бьют. Но этого от нас они не получат.

— Зачем вы посещаете мероприятия ЛГБТ? Со стороны кажется, будто вы их так кошмарите.

— На самом деле нам и самим интересно посмотреть, что это за люди. Пообщаться с ними.

В последний раз в Музее советского быта нам продуктивно удалось пообщаться с директором Ириной Светоносовой. Она пригласила нас на свои мероприятия, выставки. Все нормально было.

— Хотите сказать, что когда вы приходите на мероприятия ЛГБТ, то собравшимся там людям не стоит вас опасаться?

— Абсолютно. Мы действуем в рамках закона. Просто таким образом мы показываем свое неприятие, свое несогласие. Если мы и будем прибегать к насилию, то только для защиты своей родины или в ответ на агрессию.