Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
47445 +382
Выздоровели
39674 +386
Умерли
1060 +13
Россия
Заразились
2375546 +28145
Выздоровели
1859851 +29502
Умерли
41607 +554

«Маразм и личные интересы»: органист филармонии обвинил в корысти защитников деревьев в саду Вайнера

Органист Тарас Багинец считает, что активисты руководствуются личными интересами, поднимая шум вокруг строительства нового зала филармонии в Екатеринбурге. Музыкант назвал «маразмом» их предложение «ради двух деревьев» отказаться от концертного зала, проект которого уже утвержден. Багинец посоветовал активистам обратить внимание и на другие парки, перестав спекулировать на теме сада Вайнера, который находится в плачевном состоянии и нуждается в реконструкции.

В этом году начнется строительство нового зала Свердловской филармонии. Об этом стало известно еще в 2018-м, но только в конце декабря 2019 года активисты движения «Парки и скверы» заявили, что строить новый зал в саду Вайнера нельзя, так как придется срубить вековые лиственницы. 14 января активисты заявили, что план строительства зала противоречит законодательству: парк находится в охраняемой зоне объектов культурного наследия.

Своей точкой зрения на ситуацию с 66.RU поделился главный органист Свердловской филармонии Тарас Багинец. Он 17 лет работает в филармонии и неоднократно положительно высказывался о проекте нового зала. Музыкант считает, что Екатеринбургу необходимо пространство для классической музыки.

— Активисты заявляют, что строить новый зал филармонии нельзя: пострадают ценные вековые деревья в саду Вайнера. В связи с этим они призывают пересмотреть планы строительства. Что вы думаете по этому поводу?

— Я люблю природу, и мне нравится, когда есть где погулять, отдохнуть. Но то, что у нас рядом с филармонией, садом называется только по исторической памяти. Городу нужны современные, уютные зелёные пространства. Если мы хотим увидеть на этом месте современный уютный сад, надо все менять.

Считаете, что там есть ценные деревья и их нельзя потерять? Хорошо, поддерживаю. Существуют технологии, которые позволяют пересаживать даже взрослые, укоренившиеся деревья. Я не знаю, как поступят с этими лиственницами. Но если они такие замечательные, здоровые и доказано, что они представляют собой ценность, — надо вести речь не об изменении плана строительства, а о безболезненном для деревьев пересаживании на новое место. Найдите место и поставьте задачу «пересадить и не потерять». Вот тут поддержу. Но призывать из-за пары деревьев не строить концертный зал — простите, это маразм. Или хуже — просто умысел из каких-то своих интересов.

— Вы считаете, что эта тема поднимается искусственно?

— Я все не могу отделаться от ощущения, что где-то я уже это видел. «Там деревья и потому строить нельзя». Это мне все напоминает выступление шведской девочки, у которой украли детство, потому она вместо занятий в школе плывет на гребной лодке в США, чтобы нам обо всем этом рассказать. Лететь-то на самолете нельзя – там выбросы!

На нашей теме сада Вайнера тоже вдруг активизировались какие-то не менее странные люди. Раньше судьбой сада они не интересовались. Но только в городе приняли решение строить новый зал филармонии – сразу ожили, начали рисовать карту деревьев. Можно нарисовать еще карту ежей и ужей, переписать всех червяков в саду. И все это вместо того, чтобы из любви к городу подключиться к проекту на самом начальном этапе и предложить свое видение организации сада в сочетании с новым залом. Они подключаются только сейчас, и у них как будто стоит цель помешать строительству.

Это те же люди, которые пытались проделать такой же номер с домом по Карла Либкнехта, 40. Сколько там было эмоций? Ах, людей обманут, выкинут на улицу, ограбят! Прошло время, и со всеми собственниками договорились по ценам не ниже рыночных, а иногда — и значительно выше.

Тема дома, как орудия против нового зала, пропала. Теперь хватаются за сад, составляют какие-то карты. Дорогие друзья, что вы так скоропостижно начали с сада Вайнера? Пойдите составьте карты Харитоновского парка, других городских парков. Чтобы хотя бы обозначить, что вы за все парки и скверы Екатеринбурга, а не за один конкретный, который довели до непотребного состояния.

— То есть пересматривать и менять проект не нужно?

— Если что и корректировать — то это функциональность самой филармонии. Сейчас архитекторы приступили к детальному планированию будущего зала. И вот там необходимо учесть все потребности высококлассного зала мирового уровня. Красивая и эффектная архитектура не должна быть самоцелью. Качество звучания, комфорт слушателей — вот что должно быть в приоритете. И если вдруг будет необходимо с этой целью что-то менять — это надо будет делать.

— А как вы лично воспринимаете сад Вайнера?

— Я родился не в Екатеринбурге, потому я не могу судить категорично. Наверное, с ним связаны определенные страницы истории города. У меня это вызывает глубокое уважение, но это в прошлом. Настоящее сада Вайнера печально. Я думаю, что не одинок в таком мнении.

Мое мнение — это мнение отца трех детей, который задается вопросом, где им можно погулять. Мы ходим в Харитоновский парк, парк Маяковского, Основинский парк и еще пару других. Но никогда не приходила в голову мысль — привести детей в сад Вайнера на прогулку. Что там делать? Ни поиграть, ни побегать, ни посидеть.

До сада рукой подать от филармонии. Уверен, что многие наши работники могли бы в перерыв ходить туда и отдыхать на природе в теплое время года. Но этого никто не делает, потому как парк неухоженный, неуютный, неприспособленный для людей.

Фото: Владислава Ямщикова, 66.RU

— В центре города, действительно, не так уж много зеленых зон. Как можно бороться за их сохранение и кто этим должен заниматься?

— Это возможно, только если у каждой территории есть свой ответственный оператор, который ухаживает, облагораживает, чистит, стрижет, ремонтирует. На государство, муниципалитет тут надежд никаких. Вот если бы у каждой зеленой территории был такой ответственный оператор, как филармония, — вот тогда бы и сохранили зелень в центре и все жители охотно ею пользовались.

Если за этой территорией будет ухаживать филармония, то шансов на счастливую жизнь у сада будет значительно больше. Помните, «театр начинается с вешалки» — а филармония будет начинаться с сада. Мы его будем холить и лелеять наравне с нашими концертным залами.

— Как вы считаете, нужно ли сейчас искать компромиссы и пытаться договариваться с людьми, которые стремятся под предлогом защиты деревьев затормозить стройку?

— Искать компромиссы и договариваться надо всегда. Диалог всегда лучше конфликта. Людям надо объяснять, что и как именно сделают в новой обновленной версии сада, объяснять и важность филармонии в жизни города, и рассказывать, что новый зал привнесет нового, почему решили его строить таким. Это все надо объяснять, уважать людей. Ведь взять наш известный конфликт вокруг сквера у Театра драмы. Это был социальный протест, когда людей обидел не сам факт желания построить храм, а стремление сторонников проекта продвигать его, ломая все на пути через колено. Как известно, действие всегда рождает противодействие. Я надеюсь, власти извлекли из той ситуации урок.

Если кто-то из разбирающихся в вопросе людей может предложить свои варианты, свои идеи по организации нового сквера — хотелось бы, чтобы их услышали и, возможно, воплотили. Но если оппоненты главной целью будут ставить деструктив — а именно желание во что бы то ни стало препятствовать строительству нового филармонического зала, — боюсь, у диалога в таком случае будет немного перспектив. Поскольку современный зал классической музыки для Екатеринбурга — задача ничуть не менее важная, чем борьба за зеленые зоны и природу в городе.

UPD: Анна Балтина из «Парков и скверов» ответила на интервью органиста. По ее словам, аргументы, которые приводит Тарас Багинец, типичны «при застройке любого сада, сквера, парка». Также она заявила, что не хочет выбирать между парком и филармонией, и хочет любить и то, и другое. Полностью ее ответ можно прочитать ниже.