Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Чего добиваются 500 протестующих водителей и кондукторов Екатеринбурга? Объясняет лидер восстания

14 марта 2017, 07:52
Чего добиваются 500 протестующих водителей и кондукторов Екатеринбурга? Объясняет лидер восстания
Фото: Кирилл Козлов, Properm.ru
Митинг работников МОАП и ТТУ запланирован в Екатеринбурге на 28 марта. Участники акции и организаторы надеются, что в администрации города к их бедам прислушаются и начнут реформировать систему. Что именно необходимо сделать в ближайшее время, чтобы не произошло социального бунта, в интервью 66.ru рассказала председатель свердловского профсоюза работников автотранспорта и дорожного хозяйства Ольга Соловьева.

Муниципальный транспорт Екатеринбурга в очередной раз оказался на грани: отключения электроэнергии в МОАПе, угрозы обесточить трамвайные и троллейбусные линии, отключение телефонной связи. Чтобы спасти общественный транспорт, руководство ЕМУПов было вынуждено пойти на непопулярные меры: сокращать сотрудников, урезать премии и задерживать зарплаты. В результате многолетнего хронического недофинансирования у муниципальных пассажирских предприятий накопилась миллиардная кредиторская задолженность. Работники, которые нерегулярно и не вовремя получают зарплату ниже средней по городу, собираются выйти на митинг. В акции, которая пройдет 28 марта, в 12:00 на площади Обороны, примут участие около 500 человек.


— У МОАП и ТТУ нет денег даже для того, чтобы рассчитаться с энергетиками. Вы считаете, что выход на митинг решит проблему с задержкой зарплат работникам? Какое сейчас реальное положение в транспортных предприятиях и чего вы планируете добиться, выводя людей на эту акцию?

— Мы планируем провести митинг, потому что ситуация на предприятиях очень сложная. Но больше всего тревожит, что работникам задерживают выплату заработной платы. По МОАП задержка от двух недель. Это существенно, поскольку люди закредитованы, нужно оплачивать коммунальные услуги, они рассчитывают на определенные суммы в определенный срок. Люди настолько обозлены и доведены до отчаяния, они находятся в таком состоянии, что еще чуть-чуть — и всё взорвется. Избегая нежелательных несанкционированных действий (невыход на линию, например), мы вынуждены выступать инициаторами митинга. Мы должны поддержать работников и дать им возможность высказать свою позицию.

— Чего конкретно вы ждете? Что тут же последуют выплаты?

— Мы ждем поддержки для наших муниципальных пассажирских предприятий. Мы донесем требования профсоюза: необходимо сохранить муниципальный общественный транспорт, не допускать долгов по заработной плате и желательно все-таки привести зарплату хотя бы до уровня средней по региону, потому что сегодня она существенно отстает. Мало того что она низкая, так она еще и с задержкой выплачивается. Кроме того, постоянно идут сокращения. Продолжается оптимизация штатной структуры в ТТУ.

— Значит, есть кого сокращать? Получается, люди сами не увольняются, работая за копейки?

— Вам о чем-то говорит цифра 72%? Это текучесть кадров по кондукторам в МОАПе. Вдумайтесь в эту цифру.

— Кто-то все равно приходит на такие низкие зарплаты?

— Так они больше двух-трех месяцев на работе и не задерживаются. Потому что тяжелейшие условия труда не соответствуют заработной плате. Нищенская оплата труда — 20 тысяч рублей, а люди выходят на работу в три часа утра. Конечно, они не выдерживают.

Текучесть кадров в МОАПе в целом — 39%, по водителям — 26%, по кондукторам — 72%.

— Как вы считаете, реформа транспортной системы, о которой так много говорили в начале года, могла бы помочь?

— Нам поможет переход на контрактную систему в соответствии с ФЗ №220. А что для этого нужно сделать, я думаю, специалисты администрации подскажут. Когда заключается контракт, четко прописываются условия полной оплаты транспортной работы. И, конечно, переход на контрактную систему будет понятен и прозрачен для дальнейшей судьбы наших предприятий.

Федеральный закон №220 регламентирует построение условий работы новых перевозчиков. Сейчас в условиях конкурса выставляется не услуга по перевозке пассажиров, а выполнение транспортной работы. А по новому закону, перевозчику будет задано выполнение конкретных условий, которые он должен выполнять. Все условия будут прописаны в контракте.

— Не боитесь, что людей, которые выйдут 28 марта на митинг, попросту уволят?

— У нас на митинг выйдут те люди, которые находятся в межсменном отдыхе, которые не на работе.

— Я говорю про санкции, которые могут последовать. Никому не хочется, чтобы выносили сор из избы.

— Я думаю, санкций последовать не должно. Люди в свободное от работы время могут заниматься тем, что считают нужным. В том числе и выражать свою позицию по какому-либо вопросу. В данном случае — по дальнейшей трудовой жизни на этом предприятии.

— Вас поддержали отраслевые предприятия других регионов, отправив в адрес свердловского губернатора и главы Екатеринбурга телеграммы солидарной поддержки. Как вы считаете, таким образом в других городах признают, что именно у нас ситуация с общественным транспортом хуже всех, или это общая тенденция?

— Сложности есть. И, наверное, главная сложность — с реализацией 220-го закона. В городах-миллионниках (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск) эти вопросы решены: есть и необходимая нормативно-правовая база, разработанная на уровне регионов, и бюджетное финансирование.

В целом сегодня в бюджетах регионов не хватает денег на компенсацию выпадающих доходов автотранспортных предприятий. Мы не говорим, что пассажиры должны платить больше. Оплачивать работу автотранспортных предприятий должно общество в целом. Это забота органов местного самоуправления и региональной власти. Вы можете возить пассажиров и бесплатно, но предприятиям оплачивайте работу по обслуживанию городских маршрутов, которую они выполнили. Вы же когда приходите в магазин — не берете просто так с полок масло, хлеб. А почему наши предприятия должны возить пассажиров за 30% от расходов? Сегодня ситуация именно такая.

Фото: архив 66.ru