Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Из этих отношений можно уже не выбраться»: 6 признаков того, что ваш муж может вас убить

«Из этих отношений можно уже не выбраться»: 6 признаков того, что ваш муж может вас убить
Фото: кадр из фильма «Девушка с татуировкой дракона» ,архив 66.ru
Законопроект о декриминализации побоев в семье стал одной из самых резонансных тем января. Наряду с темой об убийстве в Нижнем Тагиле, где бывший муж расправился с матерью двух своих детей. Как определить, что вы живете с потенциальным собственным убийцей, Портал 66.ru разбирается со специалистами.

Госдума одобрила законопроект о декриминализации однократных побоев в семье. Третье, окончательное, чтение законопроекта состоялось сегодня.

Впрочем, в том, что закон примут, его противники не сомневались.

Алена Попова, правозащитница, сооснователь «Проекта W: сеть взаимопомощи женщин»:

— В первом чтении против законопроекта проголосовал только один человек. Во втором к нему присоединились еще двое. Но, конечно, переубедить 400 человек за один день не получится. Тем более что «Единая Россия» выпустила тяжелую артиллерию — спикер Госдумы редко дает комментарии относительно принимаемых документов, но по этому законопроекту высказался, одобрил его.

Спикер Госдумы Вячеслав Володин действительно заявил накануне, что, по его мнению, декриминализация побоев создаст условия для создания крепких семей.

Теперь, после принятия закона однократные побои, совершённые одним членом семьи относительно другого, из области уголовного преступления перешли в сферу административных правонарушений. Наказываться они будет лишением свободы на срок до 15 суток, исправительными работами или штрафом.

Елена Мизулина, один из соавторов законопроекта, называет этот документ «закон о шлепках».

Елена Мизулина, депутат Госдумы, член Совета Федерации:

— Как бы грозно ни звучало слово «побои», это на самом деле насилие без вреда здоровью и даже насилие без насилия. Для возбуждения уголовного преследования по ст. 116 («Побои») достаточно только заявления потерпевшего, то есть, например, ребенка, или соседа, или даже анонимного сообщения. Именно в том, с какой легкостью может возбуждаться уголовное дело по ст. 116, когда ни медицинские справки не нужны, ни экспертизы, и есть опасность этой статьи. А возбуждение уголовного дела, вы знаете, позволяет применять любые меры процессуального принуждения, оно позволяет ставить вопросы лишения, ограничения родительских прав, отобрания ребенка.

По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в январе 2017-го, население страны мнение депутата Мизулиной разделяет: за то, чтобы перевести это правонарушение в разряд административных, выступили 59% опрошенных. При этом собственно физическое насилие большинство респондентов осуждают: 70% опрошенных высказались против побоев. Еще 19% допускают применение физической силы в семье в отношении жен, детей или мужей.

Как рассказала Порталу 66.ru Алена Попова, чаще всего жертвами насилия в семье становятся женщины — 80% всех случаев. «Еще одна категория людей, над которыми издеваются, — пенсионеры. Пожалуй, они сталкиваются с побоями не реже, чем дети», — добавляет правозащитница. Из 50 тысяч жертв домашнего насилия в 2015 г. было 36 тыс. женщин, 11 тыс. детей, 3 тыс. мужчин — такую статистику приводит Алена Попова.

Работники кризисных центров говорят, что к ним обращаются люди абсолютно всех социальных статусов. Наиболее громкий пример — певица Валерия, которая 10 лет терпела мужа-агрессора, издевавшегося над ней и над детьми. Однажды, например, он на долгое время запер 5-летнего сына в одной клетке с бойцовой собакой.

Алена Попова:

— В наших центрах бывали жены высокопоставленных чиновников, именитых актеров, известных общественных деятелей. Прибегали за помощью, а потом опять возвращались в те же самые отношения, прося не придавать огласке их визиты.

По словам психологов, работающих с жертвами домашнего насилия, большинство из них склонны замалчивать подобные ситуации.

Мария Розенсон, психолог Центра семейной психологии и консультирования:

— Тема насилия внутри семьи табуирована в нашей стране до сих пор. Молчать заставляет стыд и страх осуждения. И, как ни странно, чувство вины у жертвы. Часто женщина считает себя виноватой в агрессии мужа.

Эта позиция подкрепляется и общественным мнением. «Бьет — значит любит», «Бей бабу молотом — будет баба золотом», «Без ремня ребенок человеком не вырастет» — русский фольклор поддерживает семейное насилие.

Даже при систематическом избивании жертвы обращаются в кризисные центры и полицию крайне редко. По статистике, женщины решаются уйти от мужа-агрессора как минимум после седьмого нападения. До которого, кстати, не все доживают: ежегодно в России в результате домашнего насилия гибнут 12–14 тыс. женщин.

По данным МВД, в России 40% всех тяжких насильственных преступлений совершается в семье. В 2014 г. более 25% зафиксированных в стране убийств были совершены в семье, зарегистрировано почти 42 тысячи преступлений в отношении членов семьи. За 6 месяцев 2015 г. в семье совершено около 2 тыс. убийств и более 5 тыс. фактов умышленного причинения тяжкого вреда здоровью.

Алена Попова:

— Депутаты, рассматривая поправки к 116-му закону, подчеркивают, что речь идет об однократных побоях. Но это чистой воды лукавство. Большинство жертв решаются обратиться в полицию, когда уже несколько раз столкнулись с применением силы в отношении себя.

К тому же, добавляет правозащитница, в законопроекте есть формулировка о том, что административным правонарушением будут считаться однократные побои, не повлекшие тяжелого вреда для здоровья (синяки, ссадины, ушибы), нанесенные в течение одного года. «Получается, прошел год и день — срок обнулился, и можно снова «вспылить» и «нечаянно» ударить кого-то из семьи, заплатив за это определенный штраф, — возмущается Алена Попова. — При этом, как правило, в семье ведется общий бюджет. Получается, жертва будет сама платить за то, что ее избили!»

Специалисты подтверждают, что однократные побои действительно становятся такими крайне редко.

Михаил Перцель, главный внештатный психотерапевт Свердловской области:

— Бывают случаи, когда человек не смог совладать со своим гневом, выместил его на ком-то из близких и впоследствии действительно очень остро и сильно переживал эту ситуации. Именно на таких людей направлен этот законопроект. Но, как показывает практика, такие случаи встречаются нечасто. Гораздо чаще, применив силу один раз, человек делает это снова и снова.

Почему, казалось бы, родной человек вдруг становится угрозой для жизни — у специалистов психологии и психиатрии нет однозначного мнения.

Михаил Перцель:

— Иногда подсознательно люди выбирают пару по принципу «жертва — агрессор». Может, в других отношениях этот человек и не стал бы применять силу, но что-то в поведении партнера провоцирует его на такие поступки. Это ни в коем случае не оправдывает его поведение — нормальный человек прибегать к насилию не должен. Если супруги видят такую проблему и готовы с ней бороться, специальными методиками ее можно решить.

Личные аккаунты экспертов в соцсетях; кадры из фильмов «Девушка с татуировкой дракона» (Швеция, 2009; США, 2011), архив 66.ru