Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Мигранты Сортировки о погромах в Бирюлево: «Мы бы сами выдали убийцу»

14 октября 2013, 18:56
Мигранты Сортировки о погромах в Бирюлево: «Мы бы сами выдали убийцу»
Фото: Александр Хохлов, 66.ru
Большинство приезжих из Средней Азии напуганы возможными рейдами полиции после событий в Бирюлево. Хотя пока на рынках Сортировки все спокойно.

«Вчера вечером мы услышали про Бирюлево. С тех пор у меня давление скачет, переживаю», — говорит мне таджик Алиль, мужчина за сорок. Мы беседуем с ним в месте, где приезжих из Азии и Кавказа больше всего в Екатеринбурге — у торгового комплекса «Таганский ряд». Здесь все напуганы и у каждого второго приезжего застыло на лице выражение «Я могу все объяснить!».

Убийство 25-летнего москвича Егора Щербакова мигрантом из Средней Азии спровоцировало народные волнения в Западном Бирюлево. Массовые беспорядки и погромы 13 октября, произошедшие в южных районах Москвы, вызвали серьезное беспокойство и даже панику в среде мигрантов Урала.

Сегодня утром я решил отправиться на Сортировку, чтобы посмотреть, как московские события отразились на мигрантском сообществе Екатеринбурга.

Как и положено в понедельник утром, народу у «Таганского ряда» было мало. Охранники в торговом центре и на рынке фотографировать мне не дали и лениво направили в администрацию за разрешением.

В администрации торгового комплекса сотрудники обсуждали события в Бирюлево. Меня горячо заверили, что в «Таганском ряду» работают «только граждане России». «А если вам нужен колорит, то пройдите немного вверх по Технической, там за стоянкой кого только нет, и многие без гражданства», — доверительно сообщили мне администраторы.

Место, куда меня отправили из «Таганского ряда», официально называется «Культурно-спортивный реабилитационный Центр Всероссийского общества слепых». Вокруг здания кипит жизнь: здесь торгуют всем сразу и одновременно оказывают любые услуги, от стрижки до питания.

Я знакомлюсь с Алилем. Он работает парикмахером в месте с экзотическим названием «Билет Ека» и по совместительству является одним из старших таджикской диаспоры на рынке. Стрижет он только своих соотечественников.

Тема разговоров этим утром у всех, естественно, одна.

Алиль, парикмахер:

— Люди постоянно подходят ко мне, спрашивают: «Что делать, не будет ли облав?». У нас очень все боятся. Получается, что из-за одного негодяя страдают все остальные, даже в других городах. Надеюсь, этого подонка поймают, и чем скорее, тем лучше.

По словам Алиля, все его соотечественники сочувствуют семье убитого.

Алиль, парикмахер:

— Чисто по-человечески я понимаю тех людей, которые вчера вышли на улицы и погром устроили. Если бы у нас кого-нибудь убили, да еще так зверски, мы бы тоже все поднялись. Потому что мы на русских молиться должны, а не резать их. Я не говорю, что все таджики хорошие, у нас тоже негодяи есть, но мы все осуждаем это убийство.

За те несколько часов, что я гулял по торговым рядам около «Таганского ряда», я, кажется, был там единственным русским: покупателей ранним осенним утром в понедельник практически не было.

Атмосфера на рынке напряженная, все ожидают акций возмездия со стороны государства. Мой внешний вид сбивает с толку мигрантов: от меня шарахаются, принимая за сотрудника Федеральной миграционной службы, а все разговоры начинаются с уверений в том, что «документы у нас в порядке». Все как один мои собеседники просят не фотографировать ни их лиц, ни даже фигур.

В мясных рядах два узбека тоже сначала попытались показать мне свои разрешения на работу, а узнав, что я не чиновник, а журналист, очень обрадовались и даже угостили меня чебуреком. Далее последовала дискуссия, во время которой узбек Ахмед, не отрываясь от приготовления плова, поделился со мной своими взглядами на события в Бирюлево.

Ахмед, повар:

— Я считаю, что этого человека нужно выдать нам, общине, и мы сами решим, что с ним делать. Его кислотой облить надо, за то, что он сделал. Если бы это сделал мой брат, я бы от него отрекся и проклял.

По словам Ахмеда, на «Таганском ряду» и соседних с ним рынках пока все спокойно, но люди сильно волнуются и замерли в ожидании. «Проверки будут, это точно», — со знанием дела говорит Ахмед. При этом он настаивает на том, что его точку зрения разделяют все живущие и работающие на Сортировке мигранты. По его словам, если бы подобный бирюлевскому инцидент произошел в Екатеринбурге, то убийцу бы давно выдали властям его же соотечественники: проблемы с властью не нужны никому, а кормить семьи в Таджикистане и Узбекистане нужно всем приезжим.

За все время моих прогулок по Таганскому ряду и его окрестностям я не встретил ни одного полицейского, при этом пресс-служба полицейского главка утверждает, что полиция и без событий в Бирюлево на постоянной основе борется с преступностью в среде мигрантов, поэтому какого-то усиления полицейского присутствия в местах скопления граждан других республик не будет.

Будут ли полицейские рейды или нет, покажет время, а сейчас можно смело утверждать, что Сортировка и «Таганский ряд» замерли в их ожидании.