Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

В Томске оппозиционеры победили единороссов. Екатеринбург может повторить?

14 сентября 2020, 18:35
13 сентября в России прошел Единый день голосования. Почти везде ожидаемо победили лояльные «Единой России» кандидаты. Но не в Томске, где выбирали депутатов городской думы. Здесь партия власти потеряла лидирующие позиции, и места ее кандидатов заняли оппозиционеры.

Согласно информации, опубликованной на сайте томской избирательной комиссии, единороссов поддержали 24,46% избирателей, КПРФ — 17,54%, партию «Новые люди» — 15,02%, ЛДПР — 14,36%, «Справедливую Россию» — 11,19%, «Яблоко» — 9,34%, «Партию Роста» — 5,32%.

Из 37 мест в думе ЕР займет только 11: восемь по одномандатным округам и три — по партийным спискам. В прошлом созыве гордумы единороссы контролировали 32 места.

«Инакомыслящие» из 27 одномандатных округов заняли 19 мест, по партийным спискам прошел один человек. На стороне оппозиции выступили самовыдвиженцы — координатор томского штаба Навального Ксения Фадеева и сотрудник штаба Андрей Фатеев, а также кандидаты от партии «Новые люди».

19 кандидатов от оппозиции рекомендовала система «Умного голосования», которую продвигает Фонд борьбы с коррупцией и сам Алексей Навальный.

Напомним, в августе Томск оказался в центре мировой повестки: именно в этом городе, по мнению сторонников ФБК и некоторых экспертов, отравили Навального.

17 августа политик прилетел сюда для съемок своего нового фильма-расследования «Томск в плену у депутатской мафии», агитировал за «Умное голосование». 20 августа, вылетев из Томска в Москву, Навальный в самолете почувствовал себя плохо. Воздушное судно экстренно посадили в Омске, оппозиционера госпитализировали. Через несколько дней его, находящегося в коме, отправили в клинику в Берлин. Немецкие врачи, а также ряд независимых лабораторий, подтвердили, что в организме Алексея найден яд группы «Новичок». 7 сентября Навального вывели из искусственной комы.

Сам фильм ФБК о Томске вышел 3 сентября, всего за 10 дней до дня голосования. По словам политолога Алексея Швайгерта, это могло заметно повлиять на томичей: «Такие шаги приводят к серьезному всплеску, мобилизации, формированию «ядерного» электората. Это называется «опрокидывающим голосованием», когда на участки сторонников протеста приходит больше, чем лояльных к провластным кандидатам избирателей».

Если говорить о второй оппозиционной силе в Томске, то ее прорыв оказался сюрпризом. «Новые люди» — молода партия, появившаяся только в марте 2020 года. Ее глава — основатель компании «Фаберлик» Алексей Нечаев.

«Новые люди» участвовали в выборах впервые, причем не только в Томске. Сторонники этой партии пошли на выборы в Новосибирской, Воронежской, Калужской, Костромской, Рязанской и Белгородской областях, в Липецке, Томске, Самаре, Краснодаре и Нижнем Новгороде. Согласно информации на сайте партии, от «Новых людей» выдвинулись 407 кандидатов. В городской думе Томска из 37 мест два будут принадлежать им.

Есть мнение, что эта партия создана при поддержке федеральных властей. Однако никто не может пока утверждать, самостоятельны они, либо партия действует при поддержке Кремля, ФБК или других политических сил.

Алексей Швайгерт придерживается позиции, что «Новые люди» не появились на пустом месте. Поясняя свою логику, он аккуратно указывает на то, что исключение в виде выигрыша оппозиционных сил на выборах станет со временем тенденцией: «Недаром Кремль вводит новые партии на политический рынок. «Новые люди» говорят вроде бы на прогрессивной риторике, какие-то правильные вещи, не чураются критиковать власть. Это воспринимается свежо. Отсюда и успех ряда партий, не только «Новых людей».

Но пока, считает политолог, успех оппозиции в Томске — это, скорее, промах «Единой России», чем признак веры электората в силу протеста: «Выиграть можно любую кампанию, если ей заниматься. Я не думаю, что сила протеста или «Умное голосование» способно переворачивать [систему] на данный момент. Единороссы либо просто не вели содержательную [предвыборную] кампанию, либо они были не готовы к высокому уровню конкуренции. Если кандидаты от власти не будут меняться, то их ждет поражение. Вся эта бюрократическая партийная вертикаль создает иллюзию и ложное ощущение. Они остались еще где-то в 2015 году, когда настрой был более спокойный, про-патриотический. В 2020 году это перестает работать».

Томск похож на Екатеринбург: и по уровню образованности населения (оба города считаются «студенческими»), и по развитости среднего класса, и по активности разных политических сил.
Хотя Томск и меньше Екатеринбурга по численности населения почти в три раза, а по площади — в два.

«Екатеринбург, как и Томск, по уровню политической культуры более продвинутые, более умные города, [жители] готовы поддерживать кандидатов и от Навального, и от кого угодно, лишь бы они были на одной смысловой, содержательной волне», — говорит Алексей Швайгерт.

Он утверждает, что в такой среде реальные и прагматичные дела единороссов начали меркнуть перед эмоциональностью оппозиционеров. Строительство сотен километров дорог и тысяч садиков — это, конечно, замечательно, но критически настроенным молодым избирателям, которых в Екатеринбурге и Томске очень много, свойственен «эмоциональный поход на выборы». Триггером для протеста томичей стало расследование Навального.

«В случае Екатеринбурга и подобных областных центров триггерами может послужить любая другая история, не обязательно связанная с Навальным. Это может быть отдельный локальный сюжет, который захватит воображение [молодого, либерального] избирателя. Это дело времени и дело истории. Я считаю, что порох просыпан уже повсюду, и немного надо, чтобы его поджечь», — добавляет Алексей Швайгерт.

Штабы Алексея Навального внесены Росфинмониторингом в перечень организаций, причастных к терроризму и экстремизму