Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Машина для героя: как автобренды интегрируются в кино (а вы порой и не замечаете)

10 февраля 2022, 12:01
Машина для героя: как автобренды интегрируются в кино (а вы порой и не замечаете)
Фото: фирмы-производителя / промо-материалы кинопрокатчиков / скрины 66.RU
В свежем блокбастере «Анчартед: на картах не значится» герой Тома Холланда рассекает на кастомном Hyundai Tucson. На фоне выхода фильма решили вспомнить некоторые другие, порой не самые очевидные, примеры нативных интеграций автомобилей в блокбастеры.

Uncharted и Hyundai

Раз с «Анчартеда» зашли, остановимся поподробнее. Это экранизация культовой серии видеоигр, что сразу звучит как приговор. Фильмы в таком формате проваливаются раз за разом (привет, прошлогодний Mortal Kombat). Но киноделы с завидным упорством продолжают переносить 3D-миры на плоскую кинопленку.

Очередная попытка — экранизация Uncharted, серии приключенческих игр о похождениях «расхитителя гробниц» Нейтана Дрейка. В кино он тоже охотится за сокровищами прошлого, а на фоне нам демонстрируют лучшие достижения корейского автопрома — Genesis G90, Genesis G80 и Genesis GV80. И Tucson Beast, созданный специально для фильма.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Технические особенности модификации Hyundai не раскрывает, но, судя по фотоматериалам, машина получит стандартный набор начинающего офроудера: шноркель, лебедку, «кенгурятник», расширенные колесные арки, защитный обвес и подножки, которыми Нейтан Дрейк явно соберет все коряги и булыжники на своем пути.

Лара Крофт и настоящие внедорожники

От Нейтана Дрейка вернемся к его недалекому предку. Покорив видеоигровое пространство в 90-х и откатав тур с группой U2, Лара Крофт перенеслась на большие экраны. Как и оригинальная игра, экранизация напичкана разнообразным транспортом. Например, в поместье Крофт можно заметить Aston Martin Vanquish — год спустя на таком же, только с пулеметами, будет дрифтить Джеймс Бонд в «Die another day».

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Кстати, еще забавное совпадение: помощника антагониста играет молоденький и еще толком никому не известный Дэниел Крейг, будущий 007. Но в Tomb Raider 2001-го Крейг еще на вторых ролях, а Aston не ездит — просто фактурно стоит. Для передвижения же по Лондону Лара предпочитает мотоцикл Yamaha TRX850.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Для джунглей Камбоджи нужно другое решение — им стал кастомный Defender 110 V8. Вместо стандартного дизеля — бензиновый V8, крыша срезана, кузов усилен вварным каркасом безопасности.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Land Rover Defender Tomb Raider LE выпустили в продажу лимитированной серией: 950 штук. Правда, от киношного он отличался сильно: бензиновый V8, например, заменили обратно на штатный дизель.

С Defender у Tomb Raider вообще давняя история любви: например, он использовался в промоматериалах и был доступен в качестве транспорта в 4-й части оригинальной серии — The Last Revelation.

Но гораздо чаще Лару можно было заметить за рулем Jeep (или на фоне Jeep). Так, во второй экранизации появился Wrangler Rubicon в специсполнении. Его можно было даже купить, правда недолго: лимитированный тираж спецсерии для фильма составил 1005 экземпляров.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

В придачу к основным сильным сторонам «Рэнглера» покупатель лимитки получал лого Tomb Raider на боковинах кузова, «тридцать-первые» шины MT, дисковые тормоза на всех колесах, «люстру», блокировки переднего и заднего диффов.

Rubicon же появлялся в седьмой части игровой серии — Legend. Порулить не дали — Лара предпочла более юркий байк Ducati, а Wrangler использовала подруга Лары, Амайя. Плохие парни тоже рассекали на Jeep — на свежих (для 2006 года) Cherokee WK.

Как Майкл Бэй изнасиловал канон, но породил другой культ

Те, кто помоложе, считают, что желтый Camaro — это Бамлби, а Бамблби — это желтый Camaro. Но вообще-то все совсем не так: Бамблби превратился в Camaro исключительно из-за маркетингового блуда. Для финансирования своих фильмов о трансформерах Майкл Бэй не брезговал ничем — ни поддержкой Минобороны США, ни контрактом с General Motors. Благодаря первому в этих фильмах очень много образцов новейшей техники, передовых достижений ВПК США. И еще больше — (ненужных, лишних, пустых) длинных планов с бравыми солдатами на фоне звездно-полосатого флага.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Что до продакт-плейсмента GM, то ради промо нового поколения и без того культового пони-кара его форму принял любимец публики, пчелка-жучок Би. Тем самым были сломаны устои, нерушимые скрепы и казавшийся незыблемым канон. Ведь изначально Бамблби — это «Жук»!

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

И «Жуком» он был не просто так. В условной обобщенной западной культуре «Жук» — это икона и многогранный символ, понятный всем.

  • «Жук» посадил всю послевоенную планету на колеса.
  • «Жук» стал нарицательным.
  • «Жук» — символ свободы для нескольких поколений.
  • «Жук» как часть движения хиппи.
  • «Жук» как архетип, органическая часть коллективного бессознательного.

И вот всю эту прорву, бездну смыслов, Майкл Бэй перечеркнул ради долларов трансатлантической корпорации! Правда, совсем подлецом и злодеем его после этого считать не стоит. Во-первых, Бамблби-Camaro породил отдельный культ и вывел этот пони-кар на новый уровень массовой любви (хотя машина так себе).

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Во-вторых, Майкл Бэй прекрасно понимал, что ломает устоявшийся канон и как бы в оправдание оставил в первом фильме трогательную пасхалку: когда Сэм выбирает первую машину, рядом с желтым «Камаро» стоит… желтый «Жук»! Справедливость восстановилась после того, как Бэя от франшизы (наконец-то) отстранили. И уже в спин-оффе серии, непосредственно Bumblebee 2018, главный герой вернул свой иконический образ.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

«Плохие парни навсегда» и «Менопорш»

Еще один пример, когда без Майкла Бэя стало лучше. Финал трилогии о похождениях придурковатых полицейских открывается красивой и как бы бессмысленной сценой прогона по Майами на «Порше». Неискушенный зритель увидит только то, что на поверхности — позерская и динамичная нативная интеграция 911 Carrera 4S в 992 кузове цвета Gentian Blue (странно, что не Miami blue).

Если посмотреть на эту сцену под другими углами, она заиграет новыми красками. Тут стоит напомнить, что весь фильм — это как «О чем говорят мужчины», только с Уиллом Смитом и в штате Флорида. Стареющие герои потешаются над тем, как стареют. Они заводят внуков, вспоминают (и решают) ошибки молодости и вообще всячески преодолевают кризис среднего возраста.

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

И вот эта конкретная сцена погони на «Порше» с оглядкой на штампы из возрастной психологии работает именно как отражение кризиса среднего возраста. Сразу вспоминаются все шутки про «Менопорш» («менопауза» + «Порш»): когда увядающие мужики вдруг хотят заиметь спорткар (и молодую любовницу!), чтоб напоследок — ууух!

Фото: промо-материалы прокатчиков / скрины 66.RU

Дальше. В актуальном автомобильном контексте эта сцена выглядит ещё и как плевок в прогрессивную молодежь на «Теслах» от старых пердунов, которые предпочитают жечь petrol.

С оглядкой на это и на общий пафос фильма вся погоня сразу воспринимается иначе. В ней мог быть любой другой продакт-плейсмент, но нет: два мужика выходят в тираж, понимают это, потому цинично отжигают именно за рулем средневозрастнокризисного 911 на ископаемых углеводородах.

Что говорите? «Запахло СПГС» — поисками скрытого смысла, и «что хотел сказать автор» с уроков литературы? Возможно. Но конкретно у машин в большом кино скрытый смысл есть всегда. Не факт, что культурно-символический — чаще банально коммерческий. Но есть.

Просто так в голливудских блокбастерах за $100+ млн в кадре ничего не появляется.