Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Денег на ДДТ и Ёлку у меня нет». Выбираем хедлайнера нового фестиваля Евгения Горенбурга

9 апреля 2015, 08:00
«Денег на ДДТ и Ёлку у меня нет». Выбираем хедлайнера нового фестиваля Евгения Горенбурга
Фото: Влад Булатов для 66.ru
Этим летом в центре Екатеринбурга пройдет Ural Music Night — фестиваль от организаторов «Старого нового рока». В течение шести часов на 40 площадках выступят 300 музыкальных коллективов, послушать которые можно совершенно бесплатно. Как раз сейчас организаторы решают, кто станет главной звездой «Ночи». Но, как говорит Евгений Горенбург, бюджет фестиваля ограничен. Не исключено, что деньги на звезду соберут при помощи краудфандинга.

Летнего «Старого нового рока», который с 2005 года традиционно проводится на базе отдыха «Волна», в этом году не будет. Директор фестиваля Евгений Горенбург объясняет, что решил взять паузу, пока сразу несколько креативных рекламных агентств ломают голову над тем, как переформатировать фестиваль, чтобы привлечь новых зрителей и не потерять старых. Да и денег на рок-звезд, вроде ДДТ, с легкостью собравших тысячи зрителей на берегу Белоярского водохранилища в июне прошлого года, у организаторов сейчас нет. Но фестиваль, говорит Горенбург, все равно будет. Только другой. Называется Ural Music Night.

«Уральская музыкальная ночь» Евгения Горенбурга пройдет в ночь с 26 на 27 июня, поэтому ее можно смело назвать фестивалем выпускников. Планируется, что Ural Music Night станет неким аналогом санкт-петербургских «Алых парусов». Причем звучать на ней будет не только рок, но и джаз, и классическая музыка, и даже казачьи песни. Мы спросили Евгения Горенбурга, чем «Уральская ночь» будет отличаться от СНР и кто станет хедлайнерами нового фестиваля.

Идею фестиваля придумал продюсерский центр «Лад». Соорганизаторами Ural Music Night Евгений Горенбург называет рекламное агентство «Восход», Музыкальный колледж им. П.И. Чайковского, администрацию Екатеринбурга, областное правительство… В общем, всех, кто хоть чем-то помогает «Ночи».

— Почему в этом году решили не проводить летний «Старый новый рок»?
— Сейчас мы думаем, что делать со «Старым новым роком». Очевидно, что зимой он состоится. И — да, мы очень надеемся, что он будет в другом формате. Над тем, в каком именно, сейчас думают многие люди. Агентство «Восход», например. Пока этого не произошло, мы решили взять паузу на лето и сделать новый фестиваль, который называется Ural Music Night. Я абсолютно согласен с нашими друзьями-критиками в том, что из «Старого нового рока» ушел праздник. Технология фестиваля понятна: по всей стране проводится широчайший отбор, людям дарится надежда, что их хоть кто-то услышит, что они не просто пишут в стол. Но за всем этим ушла радость встречи.

О том, в каком именно формате проводить фестиваль в дальнейшем, мы пока серьезно не думали. Но это все время где-то крутится, это все время где-то есть, но пока… Никакие креативные агентства с нами по этому поводу не связывались. Поэтому мы решили взять паузу и попробовать новый, пионерский формат. Нам захотелось сделать что-то вроде питерских «Алых парусов». Пока на Урале аналога этому нет. Этим фестивалем мы хотим сказать, что нужно заниматься музыкой. Любой. Не только рок-н-роллом.

— То есть на фестивале будет звучать не только рок?
— Сейчас мы встречаемся с организаторами разных фестивалей. У нас есть джазовый фестиваль, есть Фестиваль духовых оркестров. Наша «Музыкальная ночь» вберет их все. Музыкальных жанров там будет представлено безумное количество. Будет там и классическая, и народная, и плясовая музыка. Много всего. Будет работать 30–40 площадок в течение всей ночи. Это где-то 150 часов времени. На них выступят порядка 300 коллективов. Возможно, что некоторые из них будут перемещаться по разным площадкам. Тогда, наверно, можно будет занять меньше музыкантов.

— Есть вероятность, что в будущем новый фестиваль поглотит летний «Старый новый рок»?
— Я не исключаю, что, может быть, «Старый новый рок» в дальнейшем станет частью Ural Music Night. А может быть, они останутся как два параллельных фестиваля. Не готов пока рассуждать на эту тему.

На этот раз Евгений Горенбург решил привлечь молодую аудиторию (от 16 до 40). Поэтому фестиваль пройдет в день школьных выпускных.

— Уже известно, кто из известных музыкантов примет участие в Ural Music Night?
— Времена сейчас не лучшие. Нас поддерживают власти, администрация города и область, но вся поддержка сводится к административному ресурсу. У нас есть наши верные спонсоры — «Ельцин-центр», «Лукойл», «Галамарт» и «Мотив». Конечно, есть некие финансы, которые пойдут на организацию и рекламу. Но возможности пригласить звезд, которые стоят дорого, у нас сейчас нет.

С другой стороны, деньги — это далеко не все. Особенно когда речь идет об искусстве. Мы понимаем, что раз фестиваль будет идти всю ночь, с 23 часов и до 5 утра (то есть это шесть часов музыки постоянной), где-то должны возникать пики зрительского интереса. Человек так устроен, что ему нужна звезда. И, конечно, мы мечтаем о том, чтобы у нас были звезды. Нам нужно понять бюджет, понять алчность звезд, разделить бюджет на всё остальное... Тогда мы поймем, какие звезды у нас будут.

Одну из площадок мы хотим отдать бардам, клубу самодеятельной песни. Несколько дней назад в Екатеринбурге был концерт Тимура Шаова — лучшего барда, одного из лучших поэтов современности, который читает лекции о русской словесности в Штатах. Но на его концертах почему-то собирается до 300–400 человек. Хотя он заслуживает гораздо большего. Если нам удастся с Тимуром договориться, я бы хотел, чтобы за одну ночь он выступил на нескольких площадках, чтобы его услышали как можно больше людей.

Мы мечтаем, чтобы к нам приехали звезды классической музыки. Юрий Башмет, Денис Мацуев. Это музыка, которая вечна, которая должна звучать в раю. Сейчас мы разговариваем со многими великими виолончелистами, альтистами, пианистами. Мы понимаем, что на гала-концерт, который будет венчать фестиваль, мы все равно должны собрать некий звездный состав и спеть последнюю песню: «Ночь пройдет, наступит утро ясное». Главное — это должны быть некие моральные лидеры.

Ни группы «Чайф», ни «Смысловых Галлюцинаций» в день фестиваля не будет в городе. Поэтому сейчас Евгений Горенбург ищет других звезд. Ими могут стать, например, Тимур Шаов, Юрий Башмет и Денис Мацуев.

— Наверняка вы уже позвали играть на фестивале «Чайф» и «Смысловые Галлюцинации».
— В обратной последовательности. Мы с Володей (Шахриным, — прим. 66.ru) сейчас делаем кино ко Дню Победы. И как-то вдумчиво про Ural Music Night поговорить пока не удалось. Но я понимаю, что раз сейчас группа «Чайф» находится в туре, а 26 июня — это День молодежи, то ее, скорее всего, не будет. Ровно так же не будет в городе группы «Смысловые Галлюцинации». На самом деле Сергей Бобунец в курсе этой темы. Нам будет помогать медиалаборатория S.G.T.R.K. У них уже есть идеи по участию в «Ночи». Они хотят, чтобы на фестивале выступила группа, которую они курируют. Называется Abc. Более того — они хотят поставить рекорд Гиннесса: группа выступит за одну ночь на максимальном количестве площадок. Такая вот механистическая штука.

— Вы разговаривали с Самойловыми? Они же ваши старые друзья: Глеб дважды выступал на зимнем «Старом новом роке», Вадим приезжал на летний.
— Пока не разговаривал. Я звонил Глебу, просил его рассказать мне, когда он будет поблизости от Екатеринбурга. Сегодня вот позвоню Вадиму. Мне бы хотелось, чтобы они вместе выступили, как в Ленинграде, как в Москве.

— Вы думаете, это возможно?
— Ну они же выступили...

— Я так понимаю, там свою роль сыграли большие деньги.
— А здесь должно сыграть некое большое энергетическое воздействие.

Евгений Горенбург надеется уговорить выступить на одной сцене братьев Самойловых.

— Соберите деньги на звезду на какой-нибудь краудфандинговой платформе. Пусть люди сами выберут, кого из музыкантов хотят услышать на фестивале. Ну и скинутся на гонорар.
— Я думал об этом. Но мне бы не хотелось, чтобы эта краудфандинговая история была совсем какая-то воздушная: мол, давайте привезем U2, скинемся… Я не знаю, о ком мечтать по большому счету. Екатеринбург — это культурный центр современности. И в общем-то все наши звезды — доступны. Начиная от Лепса, Ваенги и заканчивая Мацуевым, Басковым, Башметом. С ними можно разговаривать. Сейчас главное — понять, чего бы нам хотелось. Чего нашему городу точно не хватает. У нас ведь тоже много своих коллективов. У нас есть джазовые коллективы с мировой известностью, у нас в области есть шесть симфонических оркестров! Кто вот об этом знает? Надо дать выступить и своим. То, что мы столица рок-н-ролла — ну да, это вроде бы понятно…

— Как насчет «Мумий Тролля»?
— Я не знаю, открою ли я тайну, если скажу, что мы спросили у нашего Уральского федерального университета, кого бы из музыкантов хотелось услышать студентам? У них ведь 27-го числа день вручения дипломов. Так вот: они провели исследование, и получилось, что студенты хотят Ёлку… Я сначала не мог взять в толк: что, Новый год у нас какой-то, что ли?

Студенты УрФУ, которые получат свои дипломы на следующий день, 27 июня, проголосовали за то, чтобы в фестивале приняла участие украинская певица Ёлка.

— В прошлом году в «Уральце» прошел семичасовой марафон, на котором вместе с «Мумий Троллем» выступала Ёлка. Илья Лагутенко опоздал часа на два, и она стала главной звездой шоу. Ёлке каким-то образом удалось очаровать фанатов «Мумий Тролля». Может быть, не такая уж и плохая идея.
— Никаких возражений. Я не против. Но тогда нужно понять, является ли Ёлка нашим моральным ориентиром, который должен сказать: «Ночь пройдет, наступит утро ясное». Ведь все это должно как-то завязаться. Если да, то давайте собирать деньги на Ёлку. Она очень дорого стоит, кстати.

— Если вам нужен моральный лидер, везите Юрия Шевчука. Тем более что он уже выступал на «Волне».
— Сейчас у нас нет таких денег точно. И я не думаю, что мы столько соберем. Хотя тогда Юрий пошел, прямо скажем, нам навстречу: гонорары у нас были половинные на «Старом новом роке» (за что ему огромная благодарность). Но у него высочайшие требования к аппаратуре, к сцене, к свету, к экранным установкам. Это очень большие деньги. Кроме того, если говорить о рок-н-ролле — то мы можем думать про Шевчука. Но я не думаю, что в массовом сознании именно он является тем лидером, который скажет: «Ночь пройдет — наступит утро ясное».

В этом году, говорит Евгений Горенбург, денег на группу ДДТ у него не хватит. Не исключено, что организаторы Ural Music Night предложат жителям Екатеринбурга самим выбрать звезду, которую они бы хотели услышать, и скинуться на нее.

— Хорошо. Давайте потом составим список звезд, на которых реально собрать деньги и привезти их в Екатеринбург на «Уральскую музыкальную ночь». И устроим голосование. А пока поговорим о площадках фестиваля. По какому принципу вы их отбирали и со всеми ли удалось договориться?
— Мы на середине дороги. Тот же самый Театр оперы и балета пока даже не знает, что он был выбран нашей площадкой. Но в этом нет ничего страшного. Скоро будут подписаны письма Министерством культуры, и всё будет улажено.

Выбирали мы площадки по месту расположения. Мы хотели сконцентрировать всех на улице Ленина, на главном проспекте нашего города. Первая площадка, с которой мы уже переговорили и получили окончательное добро, — это Дворец молодежи, в самом начале улицы Ленина. Ограничить место проведения фестиваля мы решили улицей Восточной, у Коляды. Это важно, чтобы у зрителей была возможность посетить хотя бы 5–8 площадок за ночь. Мы хотим, чтобы люди при помощи нашего фестиваля могли реализовать свою тягу к социализации. Так сложилось, что у нас нет никаких карнавалов, демонстрации как-то отменили, а людям хочется вместе выйти, пройтись, посмотреть друг на друга. Поэтому я думаю, что в фестивале примет участие много народу. Это ведь большой праздник.

В ночь с 26 на 27 июня свои двери откроют УрФУ, джазовый клуб Ever Jazz, Дворец молодежи, Музыкальное училище имени П.И. Чайковского, ГЦСИ, Дом печати, Камерный театр, «Колизей», Театр музкомедии, Harat's Pub, New Bar, RatsKeller, «Свитер», «Хмели Сунели»… Всего 40 площадок.

— Любой человек сможет просто зайти в бар или ресторан и послушать какой-то джаз-банд или симфонический оркестр, не платя за это деньги?
— Мы сейчас договариваемся, чтобы все заведения открывали свои двери бесплатно. В этом тоже есть какая-то фишка. Но диктовать, кого пускать, а кого — нет, с кем работать, а с кем не работать, мы не можем. Все площадки — это наши соорганизаторы. На каждой площадке есть свои правила, свои законы, свои руководители, есть своя служба охраны, своя служба развлечений. Я уверен, что каждая площадка захочет себя представить как можно лучше. Поэтому если, предположим, мы решим, что наш моральный ориентир — это Леди Гага, и привезем ее в Екатеринбург на площадку Rosy Jane, понятно, что туда войдут первые 200 человек. После этого там уже станет тесновато. Те, кто опоздал, попасть туда не смогут. Как быть в этой ситуации, должна решать эта площадка.

С какими-то площадками организаторы уже обо всем договорились; кто-то, как например, Театр оперы и балета, пока даже не знает, что был выбран Ural Music Night. Пока примерная схема расположения площадок фестиваля выглядит так.

— Музыкальный фестиваль проходит при поддержке властей. В чем заключается их помощь?
— Есть некий административный орган, который отвечает за порядок в городе, за безопасность, за медицинские службы. Все это на самом деле стоит тех же денег, которые мы и заплатили государству, чтобы всё это происходило. Но в этом есть и помощь. Кроме того, львиная доля учреждений культуры финансируется государством. И рекомендации сотрудничать с нашим фестивалем дорогого стоят.

— Никаких грантов на фестиваль вы не получите?
— Я уже разговаривал о грантах с Павлом Владимировичем Крековым. И у меня точно нет иллюзий о бюджетировании Министерством культуры. Во всяком случае в этом году. Это объективно. Вообще-то заявки на грант нужно за год подавать. Это вне зависимости от того, хороший или плохой Павел Владимирович. Денег нет. И это абсолютно понятно.

Но это опять же некий вызов всему музыкантскому сообществу. Не все готовы играть бесплатно. Это абсолютно точно. Разговаривая с музыкантами, мы постоянно с этим сталкиваемся. Я не буду называть сейчас имен, поскольку каждый имеет возможность передумать. Скажу, как рассуждают музыканты. Они горят: «Мы известный екатеринбургский коллектив (причем известный в России), а 26–27 июня — это День молодежи, на который у нас точно будет 2–3 заявки. Вы предлагаете нам заняться организацией площадки, ну то есть тех ребят, которые не столь популярны в нашем творческом сегменте. А мы можем потом взять и уехать. И площадка останется без нас. А зрители идут туда именно потому, что ждут нас там. Как бы мы потом всем в глаза смотрели? Поэтому заплатите нам деньги, тогда мы с легким сердцем останемся, организуем площадку, и всё будет».

Это все логично, но я думаю, что нужно искать компромиссы. Наша жизнь — путь компромиссов. Мы можем обратиться к другим представителям этого течения, которые не так известны, но, может быть, не хуже. Полно всяческих сложностей и трудностей.

Организаторы фестиваля рассчитывают, что соберут не меньше 30 тысяч зрителей.

— Как будете зарабатывать на фестивале?
— Нам бы, конечно, очень хотелось заработать, но для начала нужно сделать продукт. Чтобы потом не ходить и не рассказывать всем, что это за фестиваль. Чтобы каждый имел возможность увидеть все своими собственными глазами.

— То есть продавать билеты не будете?
— Во всяком случае мы продавать билеты точно не будем. При этом постараемся не уйти в минус. Я уже говорил, что у нас есть четыре спонсора. Это позволит остаться на плаву.

— Если фестиваль станет успешным, в следующем году он может пройти и в других российских городах, как, например, это произошло с проектом «Ночь музеев»?
— На мой взгляд, «Ночь музеев» — это абсолютная пустышка, поскольку музеи предлагают практически те же самые экспозиции, которые показывают в течение всего года. А в некоторых городах, в том числе и в Екатеринбурге, почему-то еще и за деньги. Мы же говорим о том, что все площадки будут работать бесплатно. Поэтому я думаю, что в городах, где есть хоть какая-то культурная прослойка, такой фестиваль будет востребован. Из наших городов я бы выделил Каменск-Уральский, где есть великолепное музыкальное училище, и Нижний Тагил, в котором полно коллективов, которые, к сожалению, мы не знаем. Может, нам удастся кого-то из них привезти на «Уральскую музыкальную ночь». Ну и дальше по списку: Тюмень, Челябинск, Пермь, Нижний, Новосибирск...

Вопрос
Кто должен стать хедлайнером Ural Music Night? На кого вам не жалко денег?
  • 27%
  • 29%
  • 5%
  • 5%
  • 5%
  • 22%
  • 7%
Посмотреть результаты
Вернуться к голосованию

Фото: Влад Булатов для 66.ru; архив 66.ru; Rolling Stone