Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Это вам не Киркоров: снимаем на сцене и за сценой «Старого нового рока»

19 августа 2013, 11:00
Это вам не Киркоров: снимаем на сцене и за сценой «Старого нового рока»
Фото: Ирина Баженова, 66.ru
День города мы провели вместе с Вадимом Самойловым, «Ляписом Трубецким», Пелагеей, Настей и Сашей Гагариным. Заглянули в их палатки и поговорили с ними о жизни, национальной идее и о том, какой они видят Россию через 50 лет.

В то время как в Историческом сквере Филипп Киркоров поздравлял жителей Екатеринбурга с Днем города, на площадь 1905 года вышел первый хедлайнер фестиваля «Старый новый рок» — группа «Сансара». Следом шли «Смысловые галлюцинации», Настя и Егор Белкин, Пелагея, гости из-за рубежа «Ляпис Трубецкой» и едва ли не самая ожидаемая премьера фестиваля — Вадим Самойлов и его сольная программа (впервые с момента распада «Агаты Кристи»). И ни у кого не возникло вопроса, почему пригласили выступить именно их: эти группы хорошо известны и давно любимы Екатеринбургом.

С некоторыми хедлайнерами «Старого нового рока» нам удалось встретиться за сценой фестиваля. Тем для разговора было много. Например, с Пелагеей мы говорили о национальной идее, с Настей Полевой — о том, какой она видит Россию через 50 лет, а с Сашей Гагариным («Сансара») — о свободе, океанах и гримерке Бориса Гребенщикова.

Фестиваль впервые прошел не на берегу Белоярского водохранилища, а в самом центре Екатеринбурга. Напротив здания администрации были установлены две сцены. Вход на «Старый новый рок» был бесплатным. Фестиваль начался на час позже, но впоследствии организаторы нагнали время и практически вернулись к графику.

Первыми на сцену поднялись молодые группы: «Степень неба», «Ноль калорий», «Министерство культуры», Revolt On The Red Street, The Tolstoys, «Nоль Три» (Бийск), «Моя дорогая» (Омск), Kennedy Park (Ижевск) и «Догма» (Новосибирск).

Парни из Kennedy Park фотографировались за сценой с лидером группы «Смысловые галлюцинации» Сергеем Бобунцом и стояли в первых рядах, когда на сцену вышел Вадим Самойлов.

Тем, кто помнит старого «Ляписа Трубецкого», было непросто узнать в этом подтянутом, накачанном парне Сергея Михалка. Его выступление стало одним из лучших моментов фестиваля. Смотрите, как это было.

Видео: Ирина Кузнецова, 66.ru

Одними из первых за сценой фестиваля мы увидели Вадима Самойлова и Пелагею. Они приехали пораньше, чтобы проверить сцену и настроить инструменты. Пелагея даже исполнила пару куплетов перед публикой, томящейся в ожидании череды выступлений молодых команд со всей России. Проверив микрофон, она спустилась вниз, где ждали журналисты. Мы тоже задали Пелагее несколько вопросов. Один из них — про национальную идею.

Пелагея приехала одной из первых и сразу отправилась проверять сцену вместе с директором «Старого нового рока» Евгением Горенбургом. После этого мы поднялись вместе с ней на памятник Ленину и задали несколько вопросов.

На сцену Пелагея вышла одна из последних.

— Мне кажется, что наша национальная идея пока не сформулирована, — говорит Пелагея. — У нас нет никакой национальной самоидентификации вообще: кто мы такие, почему мы такие? У меня, как и у других людей, есть эта проблема. Другое дело, что я, может быть, более счастлива, потому что знаю один из возможных путей поиска ответов на эти вопросы. И для меня это погружение в свою культуру. В язык, в литературу, в музыку, в живопись. Где еще, как не в культуре, мы можем понять, почему мы такие, что нужно сделать, чтобы сделать лучше себя и свою страну. Если каждый будет делать хорошо свое дело, по-честному, и при этом транслировать в мир позитивную энергию, а не зло и равнодушие, если мы перестанем стесняться себя, то перестанем стесняться наших братьев по стране.

Полное интервью с Пелагеей читайте здесь.

Вадим Самойлов за четыре часа до выхода на сцену.

Тем временем Вадим Самойлов скрылся в палатке, откуда пару минут назад вышла Пелагея, и закурил сигарету. Экс-лидер «Агаты Кристи» был в хорошем настроении: много улыбался, с интересом разглядывал какую-то видеозапись на камере, переговаривался с ребятами из своей команды. Один из немногих остался стоять под дождем, несмотря на предупреждение сотрудника МЧС, что может пойти град и лучше бы спрятаться. Самойлов с наслаждением подставил лицо каплям дождя и не стал возражать против фотосъемки. Но вот поговорить с Вадимом не удалось — по словам организаторов, общение со СМИ на фестивале его плотный график не предусматривал.

Нам удалось заглянуть в палатку экс-лидера «Агаты Кристи». Он был в хорошем настроении и не стал возражать против фотосъемки. Много улыбался, с интересом разглядывал какую-то видеозапись на камере.

Зато мы поговорили с Настей Полевой, которая, как и Самойлов, уже давно не живет в Екатеринбурге. Настя рассказала, что приезжает к нам каждый год. По ее мнению, город очень сильно изменился. Неизменным остается одно — воду летом все так же отключают.

Настя Полева живет в Санкт-Петербурге, но в Екатеринбург приезжает каждый год. На следующий день после «Старого нового рока» она устроила квартирник.

— Есть вопрос, который вам никто не задает, а вы каждый раз думаете: «Ну вот, опять не спросили. А я бы ответила»?
— Наверно, как я представляю себе Россию лет через 50…

— Как вы представляете себе Россию через 50 лет?
— Процветающей, нормальной страной. У нас большой потенциал, но нужно привести в порядок наши мозги. Чтобы прийти в норму, нужно много учиться. Перед нами есть много примеров. Например, в Европе сейчас переживают бум наживательства, бум шопингомании. Когда все это пройдет, вернется что-то человеческое. У нас тоже были такие периоды.

— Периоды, когда у нас все было в норме?
— Я думаю, что это 50–60-е годы. Я сужу по атмосфере тех фильмов. Как люди думали, как они общались. Когда-то эта простота вернется. Нужно понять, что деньги не главное. Это все напускное. Главное — наша душа. Чувства, какие бы они ни были — хорошие или нет. С этим мы предстанем перед Богом.

Видео: Ирина Кузнецова, 66.ru

— Как менялась Настя Полева с тех пор, как она впервые вышла на сцену большого, серьезного фестиваля?
— Может быть, я тогда была более романтичной особой. Больше подчинялась интуиции, меньше анализировала. Как мне кажется, женщин интуиция иногда удерживает от неверного решения, и это хорошо. Но потом, когда появляется опыт, интуиция может отдохнуть и расслабиться. Это придает уверенности. Тогда ты можешь взять ответственность на себя. Не перекладывать ее на друзей, коллег, семью. Никого не грузить. Не заставлять страдать от собственных проблем. Со временем я поняла, что многое было неважным, ненужным.

Один из любимых писателей Саши Гагарина — Бабель, а любимый литературный герой — Том Сойер. «Он так прикольно сделал с забором. Он очень любит свободу. Да, я свободен, — говорит Саша. — Это проявляется в ощущении того, что в каждый момент времени ты делаешь то, что ты бы хотел делать. И с тобой происходит то, что ты себе представлял».

Барабанщик «Сансары» не смог оставить сына за сценой фестиваля, а может, мальчику просто очень хотелось постоять на площадке во время выступления группы.

Для того чтобы поговорить с Сашей Гагариным, мы ушли подальше от сцены, шума и суеты. Встали под памятником Ленину и учились мудрости у лидера «Сансары». «Все это так условно… Хоть сто лет», — сказал Саша, говоря о том, сколько времени осталось перед его выходом на сцену. На самом деле у нас было всего 10 минут.

— Мне там очень шумно, — говорит Саша о площадке за сценой фестиваля. — А когда я на сцене, то я ничего не боюсь. Для того чтобы настроиться перед выходом, есть много практик. Я себя успокаиваю. Разговариваю с тобой… Я учусь еще этому. Готовлюсь, чтобы как Гребенщиков это делает. Я как-то был в гримерке, мы разговариваем, разговариваем. Шум, как обычно. Потом я встаю, делаю шаг, поворачиваюсь к нему спиной. И вдруг слышу — тишина. Она наступила оглушительно резко. Оборачиваюсь, а он сидит… Все, тихо. Борис Борисович медитирует.

— Ты будешь смотреть на выступление Вадима Самойлова? Его сегодня все ждут.
— Я к тому моменту уеду, потому что дети меня ждут. Они ждут меня так же, как люди Вадика Самойлова. Думаю, что четырехлетней девочке не объяснить, что есть Вадик и его надо обязательно дождаться.

Саша Гагарин исполнил всего три песни. Начал с диско-рока «Челка», в записи которой принимал участие Илья Лагутенко.

— Что для тебя сейчас самое главное?
— Любовь. Она во всем. В сцене, в общении с детьми, с людьми. Сейчас мне интересно уходить в другие пространства. На юг, к морю. В России мало моря — во всех смыслах. Поэтому мы все чаще поем про океаны. О том, что глубина океана важнее длины волны. Это то, что происходит с нами сейчас. Глубина океана все чаще важнее длины волны, — Саша несколько раз повторяет строчку из его песни «Облака».

— На зарубежный рынок хотите выйти?
— У меня плохо с английским. Но я об этом подумаю. Я спокойно к этому отношусь. Для меня русская культура — это не просто страна. Это язык. Не важно, где я нахожусь. Со мной есть то, что я знаю про культуру, историю страны. В этом смысле я космополитичен.

Закрывал фестиваль Вадим Самойлов. На фестивале он впервые показал часть новой сольной программы (впервые с момента распада «Агаты Кристи»). Премьера удалась.

Закрывал фестиваль Вадим Самойлов с новой программой. Вадим привез с собой видеоарт (к каждой песне — свой), группу профессиональных музыкантов и прекрасную бэк-вокалистку в длинном белом платье. Премьера удалась. Из неожиданного — этнический бубен, философские тексты и дети, которые подпевали Самойлову со сцены во время последней песни. Смотрите сами.

Видео: Ирина Баженова, 66.ru

Фото, видео: Ирина Баженова, Ирина Кузнецова, 66.ru