Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Алексей Беззуб, «РосЯма»: «Мэрия виновата в том, что дороги покрываются ямами, но это не повод оставлять город без денег»

6 апреля 2016, 16:00
Колонка
Алексей Беззуб, «РосЯма»: «Мэрия виновата в том, что дороги покрываются ямами, но это не повод оставлять город без денег»
Фото: личная страница Алексея Беззуба в соцсети Facebook
Руководитель проекта «РосЯма», раскладывая по полочкам накопившиеся к горадминистрации претензии, приходит к выводу, что у мэрии честнее отобрать полномочия по ремонту дорог. Ведь деньгами распоряжаются люди, сидящие совсем в другом здании.

В понедельник, через несколько минут после выхода нашего материала о причинах убитых дорог, известный екатеринбургский общественник Алексей Беззуб попросил слова. Он не согласился с одним из тезисов, озвученных в статье: система выбора дорожных подрядчиков несправедлива, а порядочному подрядчику никогда не светит выиграть торги.

В соцсетях мы, анонсируя выступление руководителя проекта «РосЯма», назвали его защитником госзакупок. Однако колонка вышла за пределы заявленной темы. Тем интереснее. Представляем вам ракурс на одну из двух традиционных российских бед с позиции человека, который в перманентном режиме измеряет глубину керна на наших дорогах.

Сегодня идет противостояние между регионом и муниципалитетом. Область ищет, чем бы упрекнуть город, не разбираясь в тонкостях хозяйства. Совершенно точно можно и нужно критиковать администрацию за организацию дорожного ремонта. Но нам показывают депутата Коробейникова, который говорит: «Мы выделили 1,4 млрд рублей на ремонт дорог». Но это чистая ложь! Не было 1,4 млрд рублей! Область не знает реальных болевых точек, куда можно надавить — и получить эффект, поэтому городская администрация легко парирует удар.

В дорожном ремонте и строительстве всё начинается с поиска рабочих. Конкурентный выбор — это хорошая идея, пока ее не портят на местах. Нынешняя система госзакупок — это плод компромисса разных сил: общественников, заказчиков, поставщиков, государства. Цель ее — повысить качество и прозрачность государственного заказа. Механизм, например, позволяет прописывать штрафные санкции и описывать условия. Если ты нарушаешь контракт, ты попадаешь в черный список. Я могу легко проконтролировать все этапы заказа, посмотреть, кто выиграл контракт, какую скидку он предоставил, посмотреть, какой объем работ приняли в акте выполненных работ, платежки.

Государство предельно либерализовало эту сферу, несмотря на общую реакционную политику в России. Поэтому я считаю, что контрактная система и ФЗ-44 — это благо. Когда-то Черчилль сказал: «Демократия — это наихудшая форма правления. Если не считать всех остальных». В госзакупках так же. Есть системный механизм выбора исполнителя, дальше все зависит от чистоплотности чиновников и подрядчиков. Некоторые из них пытаются этот закон обойти.

При этом я считаю, что нашу мэрию необходимо «пинать», потому что она ограничивает конкуренцию. Как это происходит?

Небольшая предыстория: в 2014 году все подряды на ремонт дорог выиграл «Трест Уралтрансспецстрой», в 2015-м — ГУДСР, обе компании входят в Ассоциацию дорожников Урала. И подряды получают не по линии «городской — областной подрядчик», а по линии ассоциации, в которой крупные компании решают, кто будет ремонтировать в городе дороги. Я считаю, что здесь есть признаки картельного сговора, который можно легко убрать, если мэрия будет размещать лоты меньше 50 млн рублей.

1. Администрация укрупняет тендер, включая в него множество улиц или длинные участки.

Конкурс на 300 млн рублей могут выиграть только «Трест Уралтрансспецстрой» и ГУДСР. У более мелких организаций просто-напросто нет ресурсов на такие объемы. Кроме того, под заявку нужны обеспечительные документы и соответствующая банковская гарантия. А без конкуренции скидка на дорожный ремонт составляет всего полпроцента. Такие условия мэрия создает искусственно.

Поэтому, что бы ни говорили нам городские власти о недостатке финансирования, вина за плохое качество ремонта дорог лежит именно на них. Когда мы говорим, что городу в год нужно выделять 2 млрд рублей на ремонт 10% площади дорог, — это одна составляющая; вторая составляющая — это срок службы дороги, который должен быть не менее 10 лет — этот вопрос уже в компетенции городской администрации. И тут есть вопросы: например, на Космонавтов, которую ремонтировали в прошлом году, уже есть ямы, появились через полгода, о каком сроке службы в 10 лет может идти речь?

2. Также мэрия Екатеринбурга в сметах завышает стоимость строительных материалов.

С недавнего времени цена за тонну асфальта типа ЩМА вдруг скакнула с 3300 рублей до 4800. Хотя практических предпосылок к этому не было. С недавнего времени в конкурсной документации указывается, что в состав этого асфальтобетона входит модифицированный битум. Но на рынке он всего на 20% дороже обычного, при этом его доля составляет всего 7%. Так что повышение ценника до 3500 рублей за тонну — это край.

К тому же расценки в документах берутся не с территориальных единичных расценок (ТЕР, они регламентируют стоимость строительных материалов в регионе), а из прайсов поставщиков. Сравниваются три предложения и устанавливается среднее арифметическое значение. На самом деле это работа для правоохранительных органов.

3. Еще одна претензия — это гарантийный ремонт.

Есть дороги, которые стоят больше трех лет, а есть такие, которые смыло вместе со снегом. Администрация действительно с крупных подрядчиков не спрашивает, не идет в суд. Я просто не знаю ни одной дороги, которую бы «Трест Уралтрансспецстрой» переделал по гарантии. Какие-то блатные ребята. А эта компания, между прочим, делает нам пробивку Ленина к Татищева. Они, конечно, лучше делают дороги, чем Карапетян. Но они тоже бракоделы. Можно посмотреть на развязку Бебеля — Репина — Серафимы Дерябиной, которую УТСС строил в 2011 году: дорога за пять лет уже развалилась. А есть рядом Бебеля и Крауля, которую ремонтировал ГУДСР также в 2011 году, эти дороги в хорошем состоянии до сих пор, без ям. Поэтому рецепт ровных дорог не в поиске идеального подрядчика, а в контроле за соблюдением технологии.

Администрация не спрашивает строго с крупных подрядчиков. Фото: Константин Мельницкий, архив 66.ru

Администрация говорит области: «Дайте больше денег». Конечно, это правильно. Но мало освоить миллиарды, нужно увеличивать срок службы дорог до десяти лет. Давайте посмотрим на Европу: там не перекапывают ежегодно 30% дорожного полотна, там просто дороги стоят дольше. Почему?

В Европе толщина асфальта на автобанах 40 см, в городах — 18 см, у нас в городе должно быть 13 см, из-за нехватки денег кладут 10 см, а когда воруют — 6 см. И у нас есть удачные примеры. На Мамина-Сибиряка клали асфальт с модифицированным битумом американской компании «Дюпон», дорога стоит четыре года без ям и колеи. Этот битум всего на 20% дороже обычного. А в асфальте 5–7% битума, и он не сильно увеличивает стоимость самого асфальта.

Необходимое условие — увеличение гарантийного срока. Сейчас применяют асфальт ЩМА, который в 1,5–2 раза дороже асфальта типа А, но гарантия по-прежнему три года! Дорожники пытаются сэкономить 200 рублей с тонны — мелочь. И это приводит к тому, что дорога служит в два раза меньше.

Здесь уже вопрос к уровню профессионализма как подрядчиков, так и заказчиков. Можно воровать с дорог, но при этом делать их качественно, например, завысить в смете ремонтируемую площадь, но уложить нужную толщину.

4. Мы постоянно видим, как подрядчики нарушают технологию укладки асфальта во время дождя, но мы не видим, как они нарушают технологию во время производства асфальта. Но можно сделать вывод, что если тут плюют на правила, то и там тоже. Это такая цепочка.

Несколько лет назад Катя Петрова создала в городе такую атмосферу, когда покупка дорогой иномарки Оперным театром воспринимается обществом негативно. Я пытаюсь привить такую же нетерпимость по отношению к укладке асфальта в дождь. Люди должны инстинктивно понимать: это их грабят, это их налоги впустую закапывают, за такое платить нельзя. Поэтому когда люди видят, что асфальт укладывают во время дождя в лужи, то не нужно проезжать мимо, нужно остановиться, снять видео и выложить в Сеть. Когда появится контроль со стороны граждан, мы будем ездить по ровным дорогам.

Снять проблему очень легко, есть минимум два способа. Я склоняюсь к тому, чтобы полномочия по строительству и ремонту дорог в Екатеринбурге передать на областной уровень. Сейчас за каждую яму спрашивают с Якоба. Это одна часть вопроса. Но с другой стороны, я понимаю, что у мэрии нет денег, чтобы отремонтировать эти несчастные дороги. И когда мне говорят, что город должен изыскивать деньги, мне смешно. Мы платим транспортный налог, акцизы и штрафы в областной бюджет, и это кубышка, которую нельзя потратить на зарплаты учителям, а только на дороги. Простая логика: кто девушку ужинает, тот ее и танцует. У кого кубышка — у того полномочия и обязанности. Или же давайте распределять деньги из Дорожного фонда исходя из трафика. Никакой политики, чистая арифметика и статистика.

Фото: архив 66.ru