Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Как самый популярный вице-мэр оказался участником кровавого передела активов. История Виктора Контеева

29 марта 2022, 18:00
Как самый популярный вице-мэр оказался участником кровавого передела активов. История Виктора Контеева
Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
В суде Сысерти стартовал новый процесс над одним из самых известных уральских экс-чиновников, вице-мэром Екатеринбурга Виктором Контеевым. Его задержание в 2011 году стало сенсацией, а в последующем привело к переделу собственности скандальных городских активов. Несмотря на суровый первый приговор, защита продолжает настаивать на его невиновности. Итогом нового уголовного дела против Виктора Контеева могут стать 25 лет колонии. Чтобы понять суть обвинения, необходимо вспомнить всю историю вице-мэра.

«002, абонент Контеев»

К началу 2011 года вице-мэр, курирующий торговлю, мог потягаться по популярности с городским главой Аркадием Чернецким. Про Контеева рассказывали, что он ограждал Екатеринбург от федеральных торговых сетей, поддерживая местный бизнес. В то же время он был грозой городских ретейлеров. Каждый в то время знал наизусть контакты его пейджейра: «002, абонент Контеев», на который чиновник принимал жалобы от клиентов. Такая обратная связь обеспечила ему узнаваемость и популярность.

Поэтому его задержание в августе 2011 года по подозрению в причастности к убийствам стало настоящим шоком для всего города. Позже сотрудники Следственного комитета объясняли журналистам: «У Контеева было две личины. Одна — образ высокопоставленного чиновника, который открывал магазины и торговые центры, а другая — жесткий человек, чью волю беспрекословно выполняли криминальные авторитеты».

Но ни объяснения следователей, ни вступивший в силу приговор суда не убедили близких Контеева в его виновности. Они продолжают настаивать, что уголовное дело сфабриковано ради передела собственности.

Кайль

Дело Контеева родилось на обломках ОПГ Дмитрия Кайля. С конца 90-х эта группировка с костяком из жителей Нижнего Тагила занималась разбоями и грабежами. Специализировалась на хищениях фур с ценным грузом для последующей продажи. Бандиты совершили множество убийств. В нулевые лидер группировки Кайль, известный под кличкой Немец, работал в Курганской области, а позже осел в Екатеринбурге, где занимался делами овощебазы № 4.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Подельники Дмитрия Кайля характеризовали его так: «Он ни во что не ставит человеческую жизнь».

Немца задержали в уральской столице и осудили в 2010-м на 21 год за кровавые преступления его банды. После приговора Кайль оказался в прославившейся пытками екатеринбургской ИК-2. Там он начал писать явки с повинной и сообщать о множестве преступлений, к которым был причастен или становился свидетелем. Показания Немца привели к возбуждению нескольких уголовных дел, одно из которых было посвящено Виктору Контееву.

Еще одни признательные показания, подтверждавшие слова Кайля, дал его судимый партнер по криминальному бизнесу Евгений Глазырин, известный в узких кругах как Глаз. Из показаний следовало, что Глазырин на овощебазе занимался вопросами безопасности и сбором «черной кассы» предприятия. На контроль над продовольственной базой тогда претендовали представители ОПС «Уралмаш». Провалив прямую атаку на базу, они якобы решили устроить блокаду, затруднив поставки продукции в Екатеринбург от поставщиков из стран СНГ через таможенный пункт российско-казахстанской границы в Петухово Курганской области.

Со стороны Казахстана к пункту ведет лучшая дорога страны, по которой в том числе осуществляется транзит товаров из Средней Азии. Фуры с грузом из-за формальностей и бюрократических препон могли простаивать перед въездом в Россию неделями. А значит, бизнес нес убытки.

Вопросы на границе брались решить представители криминального мира за скромный прайс в 100–150 тыс. руб. с машины. Этот бизнес приносил огромный доход. Поэтому за негласный контроль над пунктом Петухово шла война между группировкой Дмитрия Кайля и представителями «Уралмаша» Андреем Волковым и Валерием Худяковым.

Немца неоднократно избивали. Было несколько покушений на его жизнь. Но в итоге убитыми оказались Волков и Худяков. Как позже рассказали следователям Кайль и Глазырин, физического устранения конкурентов от них потребовал Виктор Контеев, негласно владеющий овощебазой № 4.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Получив контроль над границей, представители криминала сделали екатеринбургскую овощебазу пунктом наркотрафика из Азии.

Именно с этих показаний и начало раскручиваться дело вице-мэра.

Например, так об этом эпизоде позже вспоминала управляющая овощебазой Татьяна Русина: «В 2004 году, когда на базе не стало машин, «синие» (ОПГ «Синие») не могли собрать деньги. Контеев обеспокоился, вызвал меня и спросил, в чем дело. А я выясняла до этого у арендаторов, что на таможне что-то происходит, грузы задерживаются, машины стоят в очереди. ОПС «Уралмаш» в отместку нам не пропускают машины на овощебазу, направляя их в другие регионы. Контеев спросил, каково мое мнение. Я сказала, что надо ехать туда, организовать брокерскую контору по декларированию грузов. Он сказал, чтобы я занималась работой на базе, а таможней займется он сам…».

Овощебаза № 4

Еще в восьмидесятые, до того, как Контеев стал сотрудником администрации Екатеринбурга, он возглавлял райпищеторг Орджоникидзевского района. Овощебаза № 4 являлась структурным подразделением ведомства. Контеев уже тогда проявлял повышенный интерес к предприятию.

В конце девяностых появилось ООО «Продовольственная база №4». Основным владельцем предприятия стала подруга чиновника, экс-директор объединения «Продтоваров» Орджоникидзевского района Татьяна Русина. Позже она рассказывала следователям, что Контеев покровительствовал предприятию. За это она ежемесячно платила ему в долларах.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

До ссоры с Контеевым Русина называла его «отец родной».

Другая версия у представителей Виктора Контеева. По их словам, чиновник в силу своего положения не мог открыто владеть предприятием, поэтому в качестве доверенного лица с функцией управляющего и была поставлена Русина.

В начале 2000-х база подверглась атакам со стороны ОПС «Уралмаш». Для противодействия группировке руководство предприятия обратилось за помощью к другим представителям криминала. Так на базе, среди различных национальных группировок, в том числе обосновался Глазырин, представителей которого называли «Синие».

Однако в 2004-м «уралмашевским» удалось завладеть солидной долей предприятия. Чтобы его выкупить, Контееву пришлось даже вступить в переговоры с ОПС. Итогом этого процесса стало соглашение: «Уралмаш» возвращает долю предприятия, а Контеев выплачивает в рассрочку отступные в 5 млн долларов. Об этом позже расскажет в суде сам чиновник, сделав вывод, что в условиях наступившего «мира» с ОПС ему было невыгодно убийство Волкова и Худякова в Курганской области.

В 2009 году Контеев отстранил Русину от управления овощебазой. По версии чиновника, ее неоднократно ловили на связи с «Уралмашем».

Сама же Татьяна Русина рассказала, что Контееву перестало хватать денег, которые она ему платила за покровительство. Опасаясь чиновника, она была вынуждена отдать ему свой 51% предприятия. Официально оформив сделку по выкупу доли овощебазы за 28 млн рублей (при реальной стоимости не менее 141 млн), новым хозяином предприятия стала супруга Виктора Контеева Лариса.

Оставшаяся не у дел Русина дала показания следствию, дело Контеева пополнилось обвинением в вымогательстве и легализации имущества, полученного преступным путем.

Впоследствии следователи присвоили овощебазе № 4 статус вещественного доказательства. Это позволило работникам 4-го СУ СК РФ назначать управленца предприятия. Ответственным хранителем базы стала Татьяна Русина.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

По закону предприятие, признанное вещдоком, не может извлекать прибыль. Тем не менее все эти годы на овощебазе № 4 ведется торговля.

В 2016 году Русина умерла от болезни. Новым ответхранителем стала ее дочь Елена. Впрочем, сегодня реальным хозяином предприятия называют Горбунова — екатеринбургского бизнесмена, известного своими связями с силовиками и участника многочисленных конфликтов хозяйствующих субъектов Свердловской области.

В 2014 году Контееву в суде Кургана зачитали приговор. Перед оглашением подсудимый заявил собравшимся в зале: «Судят нас два преступника и одна аферистка (имеются в виду Кайль, Глазырин и Русина). Они разрушили наши семьи. Цель одна — рейдерский захват моего имущества».

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Судья оправдал Контеева по эпизоду с легализацией доходов овощебазы. За остальные преступления дал 18 лет колонии.

Сергей Колосовский, адвокат Контеева:

— Ошибкой Контеева было то, что он изначально дистанцировался от базы, не признавая свой контроль над ней. Впоследствии это позволило следствию упрекать его в противоречиях. Я считаю, что все остальное обвинение построено на фальсификации.

Однако в недрах Следственного комитета зрело еще одно уголовное дело против бывшего вице-мэра.

«Безбашенное приготовление к убийству»

В 2014 году в суде Сысерти стартовал судебный процесс над группой авторитета Олега Сухочева, который считался вором в законе. По версии следствия, обвиняемые выполняли «грязную работу» для Виктора Контеева. Дело самого чиновника тогда было выделено в отдельное производство и отложено.

Группу Сухочева обвинили в покушении на убийство, вымогательстве, незаконном хранении оружия и легализации преступно нажитого имущества.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

Многие подельники Сухача, как и сам авторитет, говорили о его непричастности к покушению на убийство.

Это дело продолжало историю криминальных войн за контроль над таможенным пунктом в Петухово, но касалось уже более позднего периода — 2009 года. В тот момент проходить фурам контроль на границе помогало ООО «Урал», официально принадлежащее брату выходца из ОПС «Уралмаш» Максима Краснова и Михаилу Гутникову, связанному с ОПС «Синие» через смотрящего за овощебазой Виктора Калина, более известного как Джигит. Реальный контроль над предприятием находился в руках Краснова.

«Ближе к 2009 году Сухочев с Калиным приехали и объявили, что Контеев не хочет иметь со мной дела. Что я должен переписать свою долю. Что я в свое время переписал себе 15% с помощью махинаций», — зачитывали в суде показания Краснова.

Бизнесмен отказался отдавать долю. Тогда имуществом попытались завладеть с помощью фиктивных документов, представив фальшивки в ФРС. Однако Краснову удалось вернуть контроль над своей долей.

23 апреля 2010 года на дачном участке Максима Краснова в поселке Большое Седельниково на бизнесмена напали. По версии обвинения, его должны были вывезти в район Шарташа и убить. Однако дело ограничилось только избиением. Нападавшим самим пришлось спасаться бегством от выскочивших на шум родственников и друзей Краснова. По мнению следователей, организаторами нападения стали Калин и Сухочев, совершено оно было по заказу Контеева.

«Более безбашенного приготовления убийства я в своей практике не встречал. Полагаю, что дело сфабриковано в угоду чьим-то интересам», — заявлял на процессе адвокат Тимофей Хасаншин.

Суд признал всех обвиняемых виновными и приговорил к серьезным срокам заключения. Тогда приговора избежали только Контеев и Джигит. Последнему удалось скрыться.

Фото: Анастасия Кеда, 66.RU

К моменту оглашения приговора Калин провел в СИЗО семь лет.

Калина объявили в международный розыск и задержали только в 2013 году на хорватской границе. Процесс экстрадиции затянулся на несколько лет. В августе 2020 года Сысертский суд приговорил его к 12 годам строгого режима.

К моменту суда над Калиным потерпевший Краснов диаметрально изменил свои показания. Поначалу он сам утверждал, что именно Контеев являлся заказчиком преступления. Однако в 2020 году сообщил, что Калин лишь прикрывался именем вице-мэра, чтобы самому завладеть 13 миллионами оборотных средств ООО «Урал».

В ходе нового процесса над Виктором Контеевым суд будет изучать его причастность к организации покушения на Краснова и мошенничеству с внесением лживых данных в ФРС.

В процессах над группой Сухача, а потом и Калина, фамилия Виктора Контеева звучала лишь косвенно. Сысертское дело чиновника основывается на показаниях бывшего адвоката семьи Контеева Андрея Беломестнова, по роду деятельности якобы знакомого с обстоятельствами этой истории.

Нынешний адвокат бывшего чиновника Сергей Колосовский уверен, что у его подзащитного есть шансы оправдаться по новому делу. Он критикует версию следствия не только о причастности Контеева к покушению на Краснова, но и саму попытку как таковую. Эпизод с мошенничеством, по его словам, вообще не выдерживает критики.

«В соответствии с законом об ООО, действовавшим в 2010 году, переход права собственности осуществляет в момент уведомления участников общества о своем выходе из него. То есть Краснов мог лишиться доли только в том случае, если бы его убедили и он написал заявление о выходе из общества. А предоставление документов в ФРС не связано с переходом права собственности. В 2010 году была принята новая статья в УК РФ 170.1, о незаконном внесении изменений в ФРС. Поэтому эпизод с мошенничеством на самом деле надо трактовать по ст.173 УК РФ. Но преступление совершено в мае, а изменение в УК внесено в июне. При этом в пояснительной записке к законопроекту объясняется, что ранее подобное деяние было ненаказуемым. Получается пикантная ситуация. Завладения права собственности не было, следовательно — нет и мошенничества», — объясняет Колосовский свою позицию по эпизоду с ООО «Урал».

Уже в 2023 году Виктор Контеев, который провел за решеткой почти 11 лет, мог бы претендовать на условно-досрочное освобождение. Но если защите экс-чиновника не удастся отстоять своего доверителя по сысертскому делу, то к его 18-летнему сроку могут добавить еще семь лет, увеличив время наказания до 25 лет.