Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Суд вынес приговор, который может изменить судьбу бывшего вице-мэра Виктора Контеева

12 августа 2020, 17:59
Суд вынес приговор, который может изменить судьбу бывшего вице-мэра Виктора Контеева
Фото: архив 66.RU
Суд Сысерти приговорил Виктора Калина, известного в криминальных кругах как Джигит, к 12 годам строгого режима. Следствие считает его подельником ныне осужденного бывшего вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева. В его интересах Калин, занимавший высокий статус в уголовной иерархии, якобы занимался решением острых вопросов.

«Немного суши и люля-кебаб», — воспользовавшись паузой перед началом оглашения приговора, попросил Калин у своего адвоката. «Хорошо», — пообещала ему защитник. Виктор Калин — уже немолодой, лысеющий мужчина с проблемами дикции. Последнее он объясняет тем, что на протяжении нескольких лет находится в камерах различных следственных изоляторов.

Калин оказался чуть ли не единственным подельником бывшего вице-мэра Екатеринбурга Виктора Контеева, которому удалось скрыться после начавшейся в 2011 году волны задержаний по так называемому делу Контеева. В международный розыск Джигита объявили в 2013 году по обвинению в организации заказного убийства.

К приговору Виктор Калин подошел с целым ворохом обвинительных статей: ст. 159 ч. 4 («Мошенничество»), ст. 174.1 ч. 3 п. а («Легализация денежных средств, приобретенных в результате совершения преступления»), ст. 163 ч. 2 п.п. а, б («Вымогательство»), ст. 105 ч. 2 («Покушение на убийство двух и более лиц»).

В итоге суд Сысерти приговорил Виктора Калина к 12 годам строгого режима. Его адвокат Светлана Мурнаева заявила, что пока не знает, будут ли они обжаловать это решение. По ее словам, это надо обсудить с клиентом.

Сам Калин в ближайшее время может подать на условно-досрочное освобождение (УДО), так как провел в СИЗО семь лет.

Фото: Дмитрий Антоненков

Виктор Калин

Фабула этого дела посвящена борьбе за контроль над ООО «Урал» — предприятием, занимавшимся таможенным оформлением автомобилей и грузов, пересекавших российско-казахскую границу на таможенном пункте Петухово Курганской области. Согласно версии следствия, именно здесь пересекал границу основной трафик продуктовых грузов, двигающийся на екатеринбургскую овощебазу № 4. И якобы именно поэтому Виктор Контеев, контролировавший в тот момент овощебазу, отдал распоряжение своим людям «решить вопрос» с ООО «Урал».

Обстоятельства этого дела уже рассматривались судом Сысерти в 2014–15 гг. Тогда значительные сроки получили пять человек, включая Олега Сухочева, более известного как вор в законе Сухач. В тот момент Калин находился в международном розыске. Поэтому его дело выделили в отдельное делопроизводство. Калина задержали только в 2013 году на словако-хорватской границе. Процесс экстрадиции затянулся на несколько лет.

Но главной интригой нынешнего дела стало то, что потерпевший Максим Краснов изменил свои показания в отношении Виктора Контеева на диаметрально противоположные.

Максим Краснов являлся 50-процентным совладельцем ООО «Урал» и стал помехой для представителей Контеева.

В своих первоначальных показаниях Краснов заявлял: «Когда я проработал на 4-й овощебазе и ушел, у меня скопилась сумма. Я приехал к Контееву и предложил заняться ему бизнесом. У меня было около пяти миллионов рублей. Я предложил организовать им дело по прохождению грузов через таможенный пост. Контеев согласился. Он являлся вице-мэром, курировал торговлю в Екатеринбурге, предприятия у него были в подчинении, зависимые. Плюс к этому, на тот момент мы собирали «шапку» именно для него. «Шапка» — это было незаконное вознаграждение с автомобилей, приходящих на овощебазу. Автомобиль платил официально в кассу четыре с половиной тысячи рублей. А сверху он платил 15–20».

Так было принято решение об учреждении ООО «Урал». Краснов зарегистрировал свою 50-процентную долю на родного брата Андрея. Интересы Контеева якобы представлял Калин. В то время он был своего рода «смотрящим» от вице-мэра на овощебазе. Договорились, что еще 50% доли «Урала» будет зарегистрировано на человека Калина — Гутникова.

После того как предприятие начало свою успешную деятельность, между собственниками произошел конфликт.

«Где-то ближе к 2009 году Сухочев с Калиным приехали и объявили, что Контеев не хочет иметь со мной дела, — утверждал в первоначальных показаниях Максим Краснов. — Что я должен переписать свою долю. Что я в свое время переписал себе 15 процентов с помощью махинаций. С Контеевым я встретился после Нового года. Был церковный праздник какой-то. Я встретился с ним в церкви. Он заявил, что мне уже все сказали. Я понимал, кто такие Контеев, Сухочев. Мне достаточно таких слов, что «наше решение не обсуждается». Что за этим следует, я знаю. Контеев просто сказал, что мне «оторвут башку». Сухочев сказал более корректно, что будут проблемы со статусом».

От Краснова требовали поделиться 25% своей доли предприятия. Бизнесмен отказался. После нескольких попыток захвата контроля над ООО «Урал» Сухочев с Калиным попытались организовать убийство Краснова. 23 апреля 2010 года на дачный участок Максима Краснова в поселке Большое Седельниково приехали Ламин, Бондарь, Коряков и еще двое неустановленных следствием участников. По версии обвинения, они должны были похитить несговорчивого коммерсанта, привезти в район Шарташа и убить. Незваные гости избили Краснова. Но после завязавшейся потасовки с друзьями жертвы нападавшим пришлось ретироваться.

Следствие расценивает этот эпизод как покушение на убийство. А Краснов первоначально был убежден, что заказчиком этого преступления являлся Виктор Контеев, и соответствующие показания он давал в ходе процесса над Сухачем.

Однако в ходе нынешнего суда над Калиным Краснов стал заявлять, что Калин с Сухочевым действовали по собственной инициативе.

«Калин убеждал Краснова, что именно Контеев заинтересован в получении контроля над ООО «Урал». На самом деле Калин прикрывался именем чиновника, чтобы отвести подозрения от себя. Именно Калин, в ходе фальсификации учредительных документов ООО «Урал», завладел 13 миллионами оборотных средств предприятия. На единственной встрече Краснова с Контеевым чиновник сказал, что ему не интересны события на ООО «Урал», и предупредил: «Ты знаешь этих людей, тебе голову оторвут», — заявила 66.RU адвокат Анна Южакова, представляющая интересы Максима Краснова.

Любопытно, что участие Виктора Контеева в нападении на Максима Краснова силовики выделили в отдельное делопроизводство, которое до сих пор не дошло до суда. В ходе неофициальных бесед представители правоохранительных органов анонсировали скорое начало нового судебного процесса над бывшим вице-мэром Екатеринбурга. Однако на эти планы может повлиять неожиданное изменение позиции потерпевшим.

  • Приговор Контееву был вынесен 11 июня 2014 года Курганским областным судом, который признал чиновника виновным в получении взятки в крупном размере, вымогательстве и подстрекательстве к убийству. Его обвиняли также в легализации имущества, полученного преступным путем, но эта статья была снята судом.
  • По версии следствия, бывший чиновник организовал захват имущественного комплекса овощебазы № 4 в Екатеринбурге и подстрекал своих сообщников к убийству двух представителей ОПС «Уралмаш», которые мешали ему вести бизнес по поставке овощей и фруктов из Средней Азии на территорию Курганской области. Контеев был приговорен к 18 годам строгого режима. Также ему предстоит выплатить штраф в 500 тыс. рублей. При этом гособвинение просило для Контеева 23 года лишения свободы в колонии строгого режима и штраф 500 млн руб.
  • Контеев своей вины не признал. Несколько раз он публично заявлял, что стал жертвой силовиков и бывших бизнес-партнеров, в первую очередь Татьяны Русиной (выступала в роли ответхранителя овощебазы № 4; скончалась в 2016 году), решивших завладеть имуществом его семьи. По этому же делу обвиняемой проходила супруга экс-чиновника Лариса Контеева. Она скрылась от следствия и до сих пор числится в розыске.