Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Илдар Губаев: «Бумажный скандал вокруг «Бажовской» принесет казне 100 млн рублей убытков»

23 декабря 2019, 14:42
интервью
Илдар Губаев: «Бумажный скандал вокруг «Бажовской» принесет казне 100 млн рублей убытков»
Фото: Архив 66.RU
Владелец земли над «Бажовской» признается: все, что говорят в администрации по поводу «замороженной» станции и несуществующей третьей ветки метро, вызывает у него раздражение. Из-за пиар-проекта «метро Высокинского» бизнесмена публично обвинили в недобросовестности, а в суде заявили о фальшивом постановлении сити-менеджера, что, возможно, сыграло в пользу мэрии.

Администрация Екатеринбурга судится с компанией «Промавтосервис» — владельцем земли на перекрестке Большакова — 8 Марта, которую якобы зарезервировали под станцию «Бажовская». Процесс складывался в пользу коммерсантов, пока на последнем заседании администрация не заявила: подписанное в 2014 году постановление сити-менеджера — подделка. В Екатеринбурге не раз выявляли случаи незаконного строительства, но чтобы незаконно подписанные бумаги о незаконном строительстве — такое впервые. В администрации утверждают: вид использования земли изменили без их ведома и здание подземной автостоянки с наземными помещениями появилось там незаконно.

Партнер компании «ПРОМАВТОСЕРВИС» Илдар Губаев, бенефициар участка, настаивает, что он добросовестный предприниматель и предполагает, что только заинтересованные сотрудники администрации могли изготовить фальшивку, «занести» ее в Росреестр и не побоялись заявить о ней в суде. Арбитражный суд признал постройку незаконной и требует снести здание в течение 30 дней. «Промавтосервис» обжалует это решение.

Илдар Губаев в интервью 66.RU рассказал о дальнейшей судьбе территории, возможном иске к региональной и муниципальной казне и о том, что в этой истории не одна, а две фальшивки. А еще объяснил, почему бизнес лучше делать в Екатеринбурге, а отдыхать в Испании.

«Просто так мы здание не снесем: будем добиваться возмещения убытков»


— Ни разу не было, чтобы в паблике обсуждалось фальшивое постановление главы администрации. Ситуация кажется дикой и неправдоподобной. Странно, что с июля — тогда суд начал рассматривать иск администрации — прошло пять заседаний, а про «подделку» администрация заявила в середине ноября. Возможно, это сыграло негативную роль. Хотя в суде администрация об этом «подделанном» документе прямо не заявляет.

— Уверен, что это был вброс. После пятого заседания администрация поняла, что ситуацию по этой площадке проигрывает. К сожалению, это заявление о фальшивке наверняка сыграло роль в принятии судом решения. Тем самым они сделали очень удачный ход.

Жаль, что так сложилось. Мы в течение года пытались попасть на прием к главе города, чтобы обсудить развитие участка, которое было бы взаимовыгодным — при строительстве жилого дома возможно размещение на первых этажах здания помещений социальной направленности, интересных городской власти. Но мэр не принимал. Никаких судебных исков тогда еще не было.

Фото: Архив 66.RU

Думаю, при [бывшем мэре Екатеринбурга Аркадии] Чернецком, при [экс-главе администрации Александре] Якобе такие вещи вообще были исключены. Считаю, мэр использует здесь дешевый популизм, ищет внешнего врага и прикрывает свои промахи борьбой за справедливость. Этот пиар вокруг судов, этот пиар в СМИ — это все попытки заработать непонятный авторитет. Считаю, авторитет можно зарабатывать иначе.

— В бизнес-сообществе есть версия о старом личном конфликте между вами и Высокинским или вами и [вице-мэром Алексеем] Бирюлиным.

— Не стану этого отрицать, но рассуждать на эту тему не буду.

— А еще причину неприязни связывают с тем, что Губаев — бизнесмен, близкий к бывшему вице-мэру Екатеринбурга и бывшему первому вице-губернатору Владимиру Тунгусову… А у Высокинского задача — максимально вычистить «коллективного Чернецкого», «коллективного Тунгусова», а также разобраться с застройщиками, близкими к администрации Екатеринбурга.

— На этот вопрос надо смотреть иначе. А что, Чернецкий или Тунгусов обрекли город на сумасшедшие убытки или совершили тяжкие экономические преступления? И вообще, почему постоянно муссируется фамилия Тунгусова? Не забывайте, он контактировал со всеми предпринимателями города. И с [главой УГМК Андреем] Козицыным, и с [главой РМК Игорем] Алтушкиным, и с [владельцем Группы Синара Дмитрием] Пумпянским, и с застройщиками. Что, теперь все, кто контактировал с Тунгусовым, будут считаться людьми Тунгусова? Ерунда же!

— С Тунгусовым работали 100% застройщиков Екатеринбурга. Но я пока вижу войну только с вами и с этим участком.

(Смеется) Ну да, я оказался в ненужный час, в ненужный момент в этом списке. Будем считать, не повезло.

— При этом версия о близости к Тунгусову играет как раз в вашу пользу. Если вы человек Тунгусова, зачем вам эта фальшивка?

— Расскажу, как было дело. Еще в 2017 году мои партнеры купили «Промавтосервис». Компания уже существовала и к тому моменту имела права аренды на этот земельный участок. Мы заказали выписку из Росреестра, где черным по белому написано, каким образом можно использовать землю. Если бы по этому документу были условия, которые нам что-то запрещали там строить, мы бы не стали возводить постройку незаконно — искали бы варианты использования участка в соответствии с назначением «обслуживание автотранспорта».

Вы же сами знаете, что существует понятие частно-государственного партнерства, взаимовыгодное сотрудничество. Но об этом же сейчас никто не вспоминает, только устраивают пиар-атаки. Я бы сказал: «Вы не будете возражать, если здесь будет вот это и вот это? Какие могут быть условия партнерства?» То есть ты делаешь что-то для муниципалитета, а муниципалитет делает что-то для бизнеса. И мы получили выписку из Росреестра, администрация выдала градостроительный план земельного участка, дала согласование эскизного проекта, сделали проектную документацию на объект. Получили заключение экспертизы, причем до этого провели геотехнический расчет возможного влияния здания на слои грунта, обратились в Минстрой, который выдал разрешение на строительство. Здание построили и ввели в эксплуатацию.

— Если проиграете, что будете делать с участком?

— С участком — ничего. Если по решению суда договор купли-продажи участка признан недействительным, участок возвращается городу за 12,5 млн руб. Если же предприятие останется собственником, его можно продать городу по оценочной стоимости, а можно и безвозмездно отдать. По согласованию мы можем построить там пункт скорой помощи, частную поликлинику — что угодно. Если администрация будет на этот вопрос конструктивно смотреть, то никаких проблем. И конфликт будет исчерпан.

А если когда-нибудь, в условном 2050 году у города будет наконец возможность финансировать из федерального бюджета третью ветку метро, то администрации придется выкупить у нас участок в установленном законом порядке. В данном случае — по процедуре изъятия, по оценочной стоимости. Согласно Генплану города, проект которого сейчас обсуждается, эта зона будет трактоваться как территория транспортной инфраструктуры, где вообще запрещено что-то строить. То есть жилья там уже не будет. Никогда. Этот участок умер для девелопмента.

Фото: Архив 66.RU

Если Екатеринбург получит финансирование на третью ветку метро, на этой территории будет запрещено что-то строить. Жилья здесь уже никогда не будет. Этот участок умер для девелопмента.


— А если заставят сносить здание, как говорится в постановлении суда?

— Просто так мы на это не пойдем. Понимаете, есть такой юридический термин — добросовестные приобретатели — вот это мы и есть, поскольку здание построено со всеми разрешительными документами, выданными администрацией Екатеринбурга и Минстроем. Если же дойдет до сноса, будем решать вопрос по возмещению убытков, в судебном порядке.

— Сколько потребуете?

— Сумму посчитаем позже, на основании всех бухгалтерских документов. По закону к убыткам относятся затраты на строительство, снос, обслуживание объекта, а также упущенная выгода. Думаю, в этом случае суд заставит администрацию Екатеринбурга и Минстрой — а фактически бюджет — возместить убытки. Не знаю, как Высокинский потом будет объясняться, ведь из-за популизма бюджет должен будет заплатить по предварительному подсчету больше 100 млн руб. Такого развития событий я бы не хотел. Но возможно, мои партнеры так и поступят — подадут иск.

«Людей бездоказательно пытаются убедить в том, что мы мешаем строительству метро»


— Ну хорошо, допустим здание построено по легальному разрешению. Но оно же расположено над тоннелем метро. А вы еще хотели туда многоэтажку воткнуть. Лично мне сразу страшно, что все это провалится под землю. Тема безопасности тоже звучала в этом конфликте. Высокинский возил журналистов на «Бажовскую», спускался в метро, говорил, что землю нужно зарезервировать, потому что там хотят построить высотки.

— Это вторая фальшивка, которую он вбросил. Сейчас понятно, что туннели метро проходят более чем в 80 метрах от нашего участка. Мы ведь специально запросили экспертизу у Бюро технических и кадастровых работ, у нас на руках эти документы, они представлены в суд. Я сам Горный институт заканчивал по специальности «горный инженер, шахтостроитель», поэтому для меня очевидно: людей бездоказательно пытаются убедить в том, что тут зона опасности. У меня это ничего, кроме раздражения, не вызывает.

Фото: Аня Коваленко, 66.RU

Схема, которую составили в Бюро технических и кадастровых работ. Зеленой линией обозначается горный отвод для метро, красной — границы участка, которым владеет «Промавтосервис». Расстояние между ними, согласно госэкспертизе, превышает 80 метров.

Основной довод администрации — наше здание мешает эксплуатации метро. Но это не так. Под участком нет ни туннеля, ни станции. Глубина залегания метро в районе 40 метров. Даже если представить, что «Бажовская» станет действующей, с учетом эскалаторов выходы из нее не задевали бы наш участок. На перекрестке Большакова — 8 Марта к нашему участку примыкает муниципальный участок, площадью около 20 соток. Там киоск цветочный стоит и рекламная стела. Метростроители считают, этого хватит для размещения наземного выхода из метро.

Кроме того, здесь же рядом стоят жилые дома по улице 8 Марта. Если бы зона влияния метро была на этом участке, тогда надо всю улицу сносить. А каким образом тогда построены бизнес-центры «Саммит» и «Арена» — они на метро, видимо, не влияют?

Кстати — об этом тоже не говорят — строительство станции на Большакова приостановили из-за аварии тектонического характера. Там, под землей, под перекрестком Большакова с 8 Марта есть большой плывун — смесь песка и воды, которая находится под сильным давлением. Когда проходку делали, эта масса стала давить, сдвинула туннель, хлынула внутрь, и перекресток просел на 15 см. Метростроевцы в течение года боролись с этим.

Чернецкий в начале 2003 года издал постановление (есть в распоряжении 66.RU, чтобы посмотреть, пройдите по ссылке), которым заморозил строительство «Бажовской и поставил задачу разработать проект и провести работы по восстановлению перекрестка 8 Марта — Большакова. Даже сегодня, если внимательно посмотреть со стороны цирка в сторону южного автовокзала, заметен перепад по улице 8 Марта. В месте, где стоит плывун, вдоль по Большакова, туннель метро «одет» в бетонный каркас — как саркофаг на Чернобыльской АЭС — чтобы не было сдвига. Сколько будут стоить эти саркофаги? Станция может обойтись в 2–3 раза дороже, чем объявленная стоимость в 5 миллиардов. Это ведь никто не считал.

— Согласно проекту Генплана, администрация планирует здесь построить 300 тыс. квадратных метров жилья на 9,5 тыс. человек.

(Смеется) Откройте карту Google и посмотрите, где там 300 тыс. можно разместить? И потом, через каждый километр станции метро не строят. По Яндекс-карте линию проведите от Геологической до Чкаловской — километра два получается. Правильно Чернецкий заморозил «Бажовскую» — нет экономической выгоды, но куча технических проблем при строительстве. А сейчас предлагают ее реанимировать и вложить туда минимум 5 млрд рублей из бюджета Екатеринбурга. Федерация и область на одну станцию денег точно не выделят. При этом все прекрасно понимают, что на Большакова никогда пересадочной станции не будет, и самой станции не будет.

Фото: Настя Кеда, 66.RU


Все аргументы администрации Екатеринбурга надуманы. Даже концепция Генплана предусматривает два варианта расположения пересадочной станции: либо на Бажова, либо на Геологической. Станция «Геологическая» уже готова. Вообще, что такое пересадочная станция? Вот идет туннель, и там под ним уже метров на 15 построены порталы, чтобы перейти к будущей ветке, к третьей. Они уже сделаны, выполнены, бюджетные средства потрачены. Сама станция переходом присоединена к «Гринвичу», в котором ежедневный трафик порядка 300 тыс. человек. Развязка с улицами Куйбышева — 8 Марта, два университета, цирк, трамваи, автобусы, появится Ледовая арена УГМК. Понятно, что там и должна быть пересадочная станция.

«Бизнес надо делать в России, а отдыхать в Испании»


— С «Бажовской» понятно, тут последнее слово за судом. Теперь все зависит от ваших адвокатов. По остальным вашим объектам есть проблемы с администрацией города? Получение разрешений на строительство и ввод в эксплуатацию, согласование фасадов?

— До определенного момента, вы помните, проблемы были у всех застройщиков. Тогда почти год не подписывали разрешительные документы, проекты зависали в мэрии пачками. Сейчас этот кризис вроде бы преодолен. Спасибо Минстрою, который создал специальную комиссию по координированию выдачи разрешительных документов застройщикам. Уверен, что по остальным объектам у нас проблем не будет.

— Читали на «URA.RU», что у вас проблемы даже не в Екатеринбурге, а в Испании. Якобы построили там торговый центр, участвовали в отмывании денег и подкупе чиновника, финансировали сепаратистов в Каталонии. Расскажите, каково это — жить такой насыщенной жизнью?

— Да, читал (смеется). Отношусь к этой публикации как к шутке. Могу объяснить, почему. Еще 16 лет назад я построил жилой дом для нашей семьи, 550 квадратных метров. Чтобы получить разрешение на строительство, нужно юрлицо. Поэтому в партнерстве с [ассимилировавшимися россиянами] Юрием Кришталем и Евгением Курявцевым (бывший боец Французского легиона, оба герои публикации, — прим. ред.) создал компанию BROKKS LLORET S.L.

— А зачем нужно было связываться с русскими, воюющими в иностранном легионе, если можно было заказать все работы испанцам?

— Если бы я строил через испанскую компанию, это все обошлось бы на 40% дороже. А я же сам строитель. Сам делал проект. Естественно, переплачивать какой был смысл? Перечислил на счет этой компании 20% стоимости дома, а на остальное взял в ипотеку в испанском банке. Кстати, государство очень лояльно в привлечении иностранцев, ставка там 0,5%.

Теперь с семьей каникулы проводим в Испании. Это особенно удобно при условии, когда в семье четверо детей, а на Урале мало солнца. Там же 300 солнечных дней в году.

Могу, кстати, дать совет бизнесменам. В Испании НДФЛ — 24%, ставка налога на прибыль — 35%. В России ставка налога на прибыль — 20%, НДФЛ — 13%. Поэтому бизнесом надо заниматься в России, а отдыхать в Испании.