Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«В этих серых камнях — два десятка ценных минералов». Как добывают медь в самой глубокой шахте Европы

«В этих серых камнях — два десятка ценных минералов». Как добывают медь в самой глубокой шахте Европы
Фото: Серик Истлеуов, Гайский ГОК, для 66.RU
Сила УГМК зависит от небольшого городка в Оренбургской области — Гая. Здесь находится основная сырьевая база компании — Гайское месторождение. Как в Оренбуржье добывают и обогащают руду, из которой свердловские медники делают металл для Лондонской товарно-сырьевой биржи, — в репортаже 66.RU.

Чтобы попасть из Екатеринбурга на Гайский подземный рудник, где сегодня добывают основную массу сырья для УГМК, корреспондентам 66.RU потребовался день. Расстояние между городами — 800 километров, последние пару сотен километров не разгонишься — за Магниткой трасса для скоростной езды совсем не приспособлена.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Гай — город небольшой, здесь живет 35 000 человек, из них 7000 трудятся на Гайском ГОКе — в шахтах и на обогатительной фабрике. Своему появлению Гай обязан геологам: в 50-е годы ХХ века в оренбургских степях обнаружили месторождение медно-колчеданных руд и запустили комсомольскую стройку. В 1959 году здесь начали добывать руду и построили первые дома.

Спуститься в шахту без инструктажа и специального снаряжения нельзя — на переодевание и прослушивание правил техники безопасности в шахте уходит еще час.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Самоспасатель — так называется жестяная банка весом 3 кило, которую перед спуском в шахту надевает каждый горняк. В этом контейнере выдыхаемый углекислый газ под воздействием реагентов превращается в кислород, пригодный для дыхания: если в шахте случится авария, прибор даст возможность работнику дойти до подъемника или дождаться помощи.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Фонарь на голове гарантирует, что помощь придет: в него встроен маячок, по которому диспетчер отслеживает всех, кто работает в шахте. Перемещения шахтеров записываются программой позиционирования и хранятся в базе данных два месяца. На этот же фонарь диспетчер передает сигнал шахтеру, если рабочего срочно понадобилось вызвать.

Перед спуском в шахту идем наверх — на один из копров, где установлена подъемная машина.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Так выглядит Гайский ГОК сверху: копры для спуска в шахту людей и подъема оттуда руды, конвейеры, по которым эта руда перемещается, здания фабрики, где она обогащается. Видны сверху и три карьера: изначально руду в Гае добывали открытым способом, параллельно начали и подземные работы, но долгое время карьеры были основной добывающей площадкой. Последние 10 лет добыча ведется исключительно под землей. Карьеры постепенно рекультивируют: заполняют «хвостами» — так на профессиональном сленге называются отходы переработки, — чтобы потом засадить деревьями.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Огромное колесо диаметром 5 метров с двумя электромоторами по бокам — каждый мощностью с 5,5 мегаватта. Так выглядит подъемная машина: одномоментно она тащит на-гора груз в 50 тонн из шахты глубиной более 1километр. Кстати, в следующем году одну из машин будут менять на новую, сделанную на Уралмашзаводе.

Чтобы спуститься в шахту, понадобится еще минут пять: Гайский подземный рудник — самое глубокое предприятие в СНГ и Европе, где добывают медьсодержащую руду. Здесь объединены несколько шахт — «Эксплуатационная», «Новая», «Скиповая», «Клетьевая»... Глубина «Новой», к примеру, 1418 метров, диаметр ствола — 7,5 метра.

Ежедневно под землю спускаются 2000 человек — машинисты, проходчики, взрывники, операторы установок, маркшейдеры. Даже автомеханики есть: на 990-м горизонте — почти в километре от поверхности — расположен подземный автосервис.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

В автопарке подземного рудника — более 200 машин: самосвалы, погрузчики, экскаваторы. Большая их часть не поднимается на поверхность годами: техническое обслуживание, текущие и внезапные ремонты проводят на месте.

Под землей находится десяток боксов, куда каждый день загоняют автомашины.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Автомойка тут тоже имеется: перед тем как заехать в бокс, машины проходят водные процедуры. Правда, отмыть технику до блеска никто даже не пытается. На мелкие царапины тоже не обращают внимания — внешний вид на рабочих качествах не сказывается.

Расходные материалы — гайки, болты, шайбы, штуцеры — делают тут же: в подземном автосервисе есть своя токарная мастерская.

Андрей Мушинский, слесарь-ремонтник:

— В руднике много импортной техники, в которой используется крепеж с особой резьбой — дюймовой, на отечественных заводах такую не делают. Самим нарезать проще и быстрее: слесарь подошел, сказал, что нужно, я сделал. Если бы приходилось передавать заказ на-гора, потом ждать пока опустят с-гора — время уходило бы впустую.

Добывают руду сразу на нескольких горизонтах. Самый нижний на сегодня — 1075 метров.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Гайский рудник вполне можно назвать подземным городом: здесь есть свои улицы и переулки. Правда, привычных проспекта Ленина и улицы Гагарина не найти — вместо этого квершлаги, штреки, стволы, орты. Общая протяженность выработок — около 350 километров. Самая длинная дорога — наклонный ствол — 20 километров длиной: по ней своим ходом опускаются и поднимаются машины.

Трафик немаленький — если учитывать, что это многотонная техника: ежедневно по подземным дорогам передвигается 150–180 машин. Движение на магистралях регулируется — как и в городе наверху — светофором.

Владислав Савельев, главный энергетик подземного рудника:

— В руднике, думаю, не менее тысячи перекрестков. Но основных, магистральных, не так много. ГОК уже три года оснащает шахту светофорами — пока установили 50 штук, в ближайшие годы доведем это количество до 200. Работают регулировщики автоматически: датчики срабатывают при приближении автотехники.

В год на-гора выдают не десятки, не сотни тысяч — миллионы тонн руды.

Фото: Анна Уткина, 66.RU

Николай Ефимов, начальник подземного рудника:

— За последние годы увеличили выработку на треть: в 2013-м подняли 5,5 миллиона тонн руды, в этом выдадим не менее 8 миллионов тонн. В следующем году должны и этот рекорд побить — еще на 1 миллион тонн.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

В серых камнях, которые сыплет экскаватор в приемный бункер, никак не угадывается их ценность. Руда Гайского ГОКа содержит медь, цинк, серу, свинец, серебро, золото. А еще в составе редкие элементы — теллур, кадмий, висмут. В общей сложности гайская руда насчитывает два десятка ценных минералов.

«Знаете, что это за штука, — спрашивает начальник рудника, показывая на полутораметровый агрегат в углу. — Это отбойный молоток, которым раньше дробили руду в забое. Сегодня это раритет — мы добываем медь с помощью взрывов и самоходной техники».

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Это — верхняя часть отбойного молотка, которым лет двадцать назад работали горняки Гайского ГОКа

Сегодня под землей основную часть работы выполняют машины

Николай Ефимов:

— Мы делаем и горизонтальные выработки, и вертикальные — на профессиональном языке они называются камерными. Для них используем машины веерного бурения, которые сверлят скважины вверх, над головой. Затем в эти скважины закладываются заряды, рудная масса обрушается с помощью взрыва.

Работа в руднике идет круглосуточно в три смены. Взрывы проводят в конце каждой смены — перед этим горняки поднимаются на поверхность, в шахте остаются только взрывники и те, кто отвечает за работу насосов.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU


Горизонтальные шахты делает вот такая установка: бурами, которые навешаны на распорные колонны, машинист управляет из кабины. Чтобы произвести взрыв, оператор сверлит 40–45 отверстий — шпуров. Позже в них заложат взрывчатку.

Для веерного бурения используют установку Solo шведской фирмы Sandvik. Производительность этой машины — до 55 погонных метров в смену. Пульт, с которого управляется машина, стоит в нескольких метрах от бура — чтобы обеспечить безопасность оператору. «В этом месяце бригада Solo установила рекорд — пробурили в общей сложности 7 километров. Это много», — хвалится начальник рудника.

Обрушенную руду погрузчики и самосвалы доставляют на дробильную установку — она расположена здесь же, на горизонте-1075. Затем по конвейерам руда идет в скипы — так называются короба, которые поднимает машина, что стоит в копре. Когда всю руду выгребут, в полость зальют бетон: ежегодно Гай закачивает под землю 2 миллиона кубов этого материала.

Подземная жизнь руды на этом заканчивается — начинается жизнь на-гора.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

50-тонными самосвалами измельченную руду везут на горно-обогатительную фабрику — предприятие находится в километре от шахты.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Из засыпных бункеров по конвейерам руда попадает в дробильный зал, где проходит через систему мельниц и измельчается до состояния пыли: средний размер частиц — 0,074 миллиметра.


Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Следующий шаг в процессе обогащения руды — флотация. «Ходит легенда: жена американского шахтера-угольщика заметила такую вещь, когда стирала его рабочую одежду: угольная пыль прилипает к мыльной пене. Женщина, не будь дурой, эту пену высушила — получила уголь, которым стала топить печь, не заплатив за топливо ни копейки. Вот этот процесс — когда частицы вещества под воздействием реагентов прилипают к воздушным пузырькам — и называется флотация», — рассказал Алексей Винокуров, главный инженер обогатительной фабрики.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Эта черная пена — самое ценное, что есть на фабрике: именно в ней содержится медь

Из одной тонны руды получается 875 килограммов 19-процентного медного концентрата — окончательного продукта Гайского ГОКа. Концентрат везут в Свердловскую область, чтобы в результате еще нескольких переделов получить медные листы.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

В этих розоватых листах весом в 110 кг ни за что не разглядишь серые камни, добытые шахтерами Гая.

Разведанных запасов руды Гайского месторождения хватит еще на 40–50 лет. Параллельно с добычей ведется разведка на более глубоких горизонтах. Через пару лет добыча спустится еще ниже — на 1390 метров, а разведка уйдет на глубину минус 1600 метров от поверхности земли.