Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Мэтью Эрб: «Сажайте в городе деревья. Они приносят миллионы долларов»

30 сентября 2014, 08:40
интервью
Мэтью Эрб: «Сажайте в городе деревья. Они приносят миллионы долларов»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Мэтью Эрб прилетел в Екатеринбург, чтобы рассказать о том, как зеленые островки спасают экономику целых городов. Рассказывает на примере Питтсбурга — гиганта черной металлургии, который убил почти всё живое на своей земле, а теперь спешит наверстать упущенное.

Мэтью Эрб — член Совета тенистых деревьев американского Питтсбурга. Да, есть там такой отдельный орган муниципальной власти, который занимается только и исключительно тем, что тратит деньги городской казны на высадку деревьев.

Для постпромышленного Питтсбурга зеленые насаждения, вернее, их острая нехватка — проблема стратегической важности, объясняет Мэтью. В годы бурного индустриального развития местный муниципалитет о деревьях особенно не заботился. И к семидесятым годам прошлого века убили их буквально все. А позже, когда заводы начали закрываться, оказалось, что в сером, душном Питтсбурге жить и работать никто не хочет.

Создали специальный Совет, разработали большой мастер-план озеленения. И сейчас высаживают сотни видов растений, изобретая хитроумные способы размещения деревьев посреди плотно застроенных, изрезанных дорогами и тротуарами районов.

Такой опыт очень даже может пригодиться российским городам, которые сейчас тоже лишаются своей промышленности, считает Мэтью. Вместе с коллегами он ездит по нашим муниципалитетам и читает лекции об экономической пользе зеленых насаждений.

В Екатеринбурге, правда, американская делегация заглянула только к студентам УрГЭУ. В администрации города никаких встреч у специалистов из США не случилось, что, с моей точки зрения, как-то странно. Но вот не вышло. Сам Мэтью дипломатично уклоняется от вопроса о том, почему опытом он делится с будущими специалистами, а не с теми, кто занимается вопросами благоустройства Екатеринбурга уже сейчас:

— Мы встречаемся именно со студентами, потому что видим в них главный источник возможности реализации этих идей. Поэтому мы стараемся донести до них наши соображения, наши задумки.

— О чем рассказываете?
— Если коротко, мы говорим на экономические темы. У нас есть специальное компьютерное моделирование, которое позволяет рассчитать денежную выгоду от деревонасаждений. И с этими данными можно приходить к политикам, к общественности, к предпринимателям, говорить им: «Речь идет именно о десятках миллионов долларов. И эти деньги могут принести деревья».

— Как? Ведь деревья, скорее, мешают строительству дорог и домов, которые действительно могут принести прибыль.
— Бывает так, что деревья мешают застройке. Тогда их приходится срезать. Но иногда зеленые насаждения — положительный фактор, скажем, для людей, которые ищут жилье. И они выбирают именно те районы, где больше зелени. Это же касается технологических компаний, которые для своих сотрудников ищут лучших условий, для них наличие деревьев, зелени рядом с офисом — это преимущество.

— Раз уж сразу заговорили о деньгах, сколько муниципалитет Питтсбурга вкладывает в саженцы деревьев?
— Зависит от конкретного участка засадки. Если речь идет о каких-то пустых участках на окраинах, то стоимость одного дерева может быть где-то 50 долларов. В центре города стоимость одного дерева может достигать 10 тысяч долларов. Я говорю о крайних значениях. Но деревья все-таки являются частью городской инфраструктуры. Если взять, к примеру, прокладку трубопровода или, допустим, реконструкцию тротуара — никто сильно на деньги не смотрит. Потому что надо. И к деревьям нужно так же относиться.

— А прибыль, о которой вы говорите, — вложения Питтсбурга в зелень уже отбились?
— Нет. До окупаемости мы еще не дожили. Но есть косвенные примеры, свидетельствующие о том, что экономическая целесообразность высадки деревьев все же присутствует. К примеру, в Питтсбурге открылось представительство компании Google. А чем больше в городе компаний, тем больше они платят налоги, тем выше стоимость земельных участков. Ну и население города растет. Сто лет назад здесь уничтожили практически все деревья. Небо коптили металлургические комбинаты. В семидесятые-восьмидесятые годы почти все эти производства закрыли. И Питтсбург потерял половину своего населения. Буквально в последние два-три года начался прирост.

Чтобы понять, почему муниципалитет Питтсбурга так озабочен проблемой озеленения, достаточно нагуглить черно-белые архивные снимки этого города, сделанные, когда он еще был центром черной металлургии Америки. И просто поставить одну из этих фотографий рядом с видами нынешнего Питтсбурга.

— Давайте посмотрим на Екатеринбург — он прямо за вами. Как ему может пригодиться ваш опыт? Как видите, в центре у нас везде, где есть свободное пространство, деревья и так растут. А там, где идут дороги и тротуары, — сажать их просто негде.
— Примерно такая же ситуация в Питтсбурге. Старая застройка уплотненная по максимуму: так, что места для газонов и деревьев просто нет. Но у нас есть технология, которая предусматривает специфическую реконструкцию пешеходных зон. Это так называемые подвесные тротуары, как бы поднятые над землей, а под ними — корни деревьев, которым ничего не мешает нормально расти. Мы активно сотрудничаем с велосипедным движением, которое добивается строительства выделенных велодорожек, — стараемся, чтобы и в их проектах были предусмотрены зеленые зоны.

— Как озеленять новые районы? Ведь землю осваивает конкретная строительная компания. И ей решать, что сажать на этом участке и сажать ли вообще…
— Всегда должен быть определенный список рекомендаций, который выдает муниципалитет. Городские власти обязательно проводят приёмку любых проектов озеленения. Есть определенные правила, которые предписывают, что, например, на каждые пять парковочных мест должно быть посажено одно дерево. Если здание большое, то каждые десять метров вдоль фасада этого здания должно расти дерево. Другое дело, что иногда эти рекомендации не выполняются.

Кроме того, у нас в США есть такое понятие, как «сообщество». Подразумевается группа инициативных граждан, которые живут в конкретном районе, и их мнение очень часто учитывается, оно важно и для городской администрации, и для городского совета, и для департамента городского планирования.

— Я уверен, что в 99% случаев сложившееся сообщество граждан в конкретном районе просто запретит любую стройку на «своей» земле…
— Это тоже зависит от конкретного сообщества; есть такие, которые вставляют палки в колеса, а есть которые помогают.

Вокруг екатеринбургского завода-гиганта — Уралмаша — тоже вырос целый рабочий городок. Но, в отличие от Питтсбурга, наши промышленники деревья не губили. Жилые кварталы вокруг завода возводили с предусмотренными заранее парками, скверами и тенистыми аллеями. И Уралмаш до сих пор остается одним из самых зеленых микрорайонов Екатеринбурга.

— Давайте конкретный пример рассмотрим. В Екатеринбурге застройщику отдали участок под строительство жилья. В генеральном плане это земля именно под жилье. Но она так долго стояла невостребованной, что поросла хвойным лесом. Местные жители, конечно, теперь против того, чтобы на этой территории рубили деревья. И как быть?
— Вопрос непростой. Безусловно, жители любого района любого города любой страны всегда считают, что нужно сохранить как можно больше зеленых насаждений. Но в нашем опыте — мы стараемся найти какой-то компромисс, золотую середину: либо застраивать один участок, но при этом озеленять другой, либо сохранять существующий — и развивать другой. Какой-то баланс в этом случае необходимо соблюсти.

— Но деревья пилить все-таки можно? Или, с вашей точки зрения, уничтожать их нельзя ни в коем случае?
— Надо подумать… Я считаю, что какие-то деревья все равно срезать нужно. Речь идет о паразитирующих деревьях, конечно. Еще деревья имеет смысл срезать ради того, чтобы построить дорогу или дом.

Зеленые насаждения нужно рассматривать как неотъемлемую часть городской инфраструктуры, которая служит для улучшения жизни граждан. И если речь идет о том, чтобы срезать дерево для того, чтобы улучшить водопровод, то, наверное, трубы приоритетней. Тем более что деревья потом можно и нужно восстанавливать.

Но, я повторюсь, зеленые зоны — это не просто дело комфорта. Это вопрос экономического развития города. Одно из исследований, которое мы провели в США, касалось влияния деревьев на здоровье людей. Оно доказало: женщины, которые живут в зеленых районах, рожают больше здоровых детей. Чем больше деревьев — тем меньше легочных, бронхиальных заболеваний. А чем меньше заболеваний — тем меньше нагрузка на систему здравоохранения, тем реже люди лежат дома на больничных, тем больше они работают и, соответственно, приносят городу больше денег в виде налогов. В этом и состоит огромная финансовая выгода зеленых насаждений.

— Существуют ли какие-то административные способы стимулировать застройщика к тому, чтобы он начал высаживать деревья? Как заставить его пожертвовать золотой землей ради озеленения? В Екатеринбурге наличие или отсутствие зеленых зон пока не сильно сказывается на цене квадратного метра.
— Например, можно ввести дифференцированный налог на использование городской ливневой канализации. Ведь на каждом отдельно взятом участке земли есть, грубо говоря, железобетон и есть земля. Железобетон влагу почти не поглощает. Потому, чем его больше, тем выше нагрузка на ливневку и, по логике, тем выше налог. А когда ты разбиваешь на своем участке газоны, площадь бетона сокращается. И выплаты в казну тоже снижаются. Это адекватный, обоснованный подход. Понятная логика, которая не вызывает споров и позволяет выстроить нормальный диалог со строителями.

Деревья высаживают, например, во дворах Мичуринского. Но, вопреки логике американского эксперта, этот жилой комплекс продается примерно по тем же ценам, что и квадратные метры других строительных проектов на Широкой Речке. И ни один из моих знакомых, купивших квартиру в Мичуринском, не сказал мне: «Я переезжаю туда, потому что там озеленение лучше».

— Вы думаете, ваши советы нужны Екатеринбургу? Я к тому, что в Питтсбурге все же об озеленении города задумались, только когда стало совсем плохо. У нас же все не так страшно…
— По своему опыту скажу, что города не меняются в одночасье, всегда требуется время, и иногда только с расстояния видится большое. И говорить о каких-то единовременных изменениях, конечно, нельзя. Но мы стараемся объяснить людям, которые хотят высаживать деревья, что обосновывать свои проекты надо в том числе с точки зрения финансовой целесообразности. Просто требовать остановить стройки — это неконструктивно. Необходимо искать компромиссы.

Примеры таких компромиссов есть. В Перми мне рассказывали историю о том, как местные волонтеры вместо того, чтобы воевать с застройщиком, совместно с ним озеленили район. Застройщик профинансировал эту работу, но многое было сделано руками волонтеров. И инвестор на этом даже сэкономил. В итоге все добились своих целей.

Фото: eioba.com, spring.bologna.enea.it, Дмитрий Горчаков, архив 66.ru