Раздел Отдых
1 декабря 2013, 14:00

«Шансон надо слушать внимательно и много». 10 наивных вопросов Вилли Токареву

«Шансон надо слушать внимательно и много». 10 наивных вопросов Вилли Токареву
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
В гримерке за несколько минут до начала концерта мэтр русского шансона коротко и нервно отвечал на наши странные вопросы про танцы, тюрьму и простые аранжировки.

Я не слушаю шансон. Вообще. Только, разве что, в маршрутках и такси, но не по своей воле. Тем не менее у меня, как, наверное, у любого другого невольного слушателя этой музыки, накопилось немало вопросов. Наивных, безусловно, с точки зрения человека, в этой культуре разбирающегося.

Потому интервью с мэтром российского шансона Вилли Токаревым решено было сделать в рамках полюбившейся нам рубрики «10 наивных вопросов». В таком формате с нами без особых пререканий разговаривали спортсмены, юмористы, музыканты и даже сенатор Эдуард Россель. И только со звездой шансона вышла заминка. Он дал нам пять минут, пожелал заранее ознакомиться с нашими вопросами и большинство из них тут же отверг (хорошо, что мы в редакции придумали их с запасом).

— Это что у вас за вопросы? Следующий вопрос. Следующий. Дальше. Еще. Ну, вы что хотели-то вообще с такими глупыми вопросами? Я опытом научен, что мне каверзы всякие задают, но такое…

— Вилли Иванович, я же вам объяснил, у меня нет цели каверзные вопросы задать или спровоцировать. Я десятки интервью ваших прочитал. И, во-первых, не хочу переспрашивать, а, во-вторых, меня интересуют, как вы поняли, наивные с точки зрения мэтра шансона вещи.
— У тебя вопросы вообще не с этого света. Ладно, попробуем. Задавай еще раз, отвечу, как смогу.

— Почему во Франции шансон про любовь, а в России про тюрьму?
— Во-первых, объясню, что такое шансон. Шансон — это же «песня» в переводе с французского. А песня может быть и о любви, и о чем угодно. Про тюрьму у нас, говорите? Не знаю, если вы «Радио Шансон» московское слушаете, то там и про любовь есть.

— О нелегкой доле тюремных заключенных тоже есть.
— Не знаю, почему у нас так. Слушать надо внимательно и много, найдете там не только про тюрьму.


— С какого возраста можно слушать шансон?
— Смотря какой. Есть такой, который вообще никогда в жизни не надо слушать. При этом есть шансон, который даже детям можно.

— Какой нельзя слушать?
— Плохой. Вы сами должны отличать. Плохой не надо слушать. Слушайте хороший шансон.

— Планируете дуэт с рок- или рэп-артистом?
— Уже это сделал, есть такой Бондарев, «Снегопады» еще написал. Сделал с Жанной Прохорихиной, потрясающая певица из Тюмени. Будут еще варианты — буду записывать.

— Мне кажется, в отечественном шансоне очень простые аранжировки. На ваш взгляд, это правда?
— С чего вы такое вообще взяли? Вы послушайте хороший шансон, там есть такие аккомпаниаторы, любому фору дадут.

— Что делать, если мне соседи запрещают слушать шансон?
— И что? Вам никто не имеет права указывать, что слушать. С другой стороны, громко нельзя, поэтому выключайте или тише делайте, чтобы не нарушать закон.

— Что танцевать под шансон?
— Смотря какой стиль это будет. Танго, вальс, фокстрот — все можно. Под общее понимание шансона не стоит подводить. Шансон разный бывает, я уже говорил это.

— «Твиттер», «Инстаграм», «Фейсбук» — пользуетесь?
— Конечно, зайдите и сами увидите. С концертов фотографии выкладываю, мыслями делюсь.

— Слушаете свои песни?
— Ой, знаешь, я их во время записи в студии наслушаюсь и во время сочинения. Мои песни для других сделаны.

— Как вы себя чувствуете в России? Какое настроение?
— Всегда, даже вне России, я ощущаю себя патриотом своей страны. Я русский парень, который соблюдает законы и порядки той страны, в которой находится.

Текст: Евгений Бабицын
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru

За помощь в организации интервью благодарим устроителей фестиваля «Кузница уральского шансона».