Раздел Общество
3 сентября 2013, 15:00

10 наивных вопросов Эдуарду Росселю: «Почему губернаторы всегда воюют с мэрами?»

10 наивных вопросов Эдуарду Росселю: «Почему губернаторы всегда воюют с мэрами?»
Фото: Дмитрий Горчаков для 66.ru
Первый губернатор Свердловской области рассказал Порталу 66.ru, как конфликтовал с городом, почему женщины у нас самые лучшие, а хлеб дрянной.

Сенатора Эдуарда Росселя нам удалось поймать между встречами. Времени у него, конечно, в обрез, но для нашего портала первый свердловский губернатор нашел несколько минут. Диалог получился в формате «Без галстука» — говорили про жизнь и про быт. Потому что от политики в этот предвыборный период все и так уже устали. К тому же любой разговор о политике с персоной такого калибра неизбежно превратится в агитацию. Итак, 10 наивных вопросов далеко не наивному Эдуарду Росселю.

— Почему на Урале самые красивые девушки?
— Потому что у нас самое большое смешение наций. Их на Урале 147, а известно, когда гены разных наций соединяются, получаются красивые люди.

В свое время, когда нас за границу еще не пускали, бытовало мнение, что вот, француженки красивые или англичанки. Ну, съездил я, посмотрел… Не хочу никого обидеть, конечно, но таких коз я не видел! Ноги какие-то кривые, все сутулые какие-то, тощие.

— Почему в Совете Федерации мужчинами командует женщина? Не смущает?
— Нет, нисколько. Все же зависит от опыта. Валентина Ивановна очень опытная женщина, прошла очень хорошую школу и дипломатической работы, и правительственной. Она очень умный человек, уравновешенный. Женщины же тоже люди.

«Женщины — тоже люди!»

— Почему чиновники берут взятки?
— Ну, во-первых, взятки брали и берут во всем мире, это не наше изобретение. И надо вот из чего исходить. 1990 год. Развал Союза. Развал экономики. Люди были брошены на выживание, и каждый искал путь, как материальные проблемы решить.

Потом. Я еще в 90-е годы Борису Николаевичу говорил, что нужно сделать легализацию доходов. Чтобы люди декларировали нажитое, платили с этого налоги и жили себе спокойно. Нет, не пошли по такому пути. А вот Назарбаев пошел, и они в первый же месяц получили 200 миллионов долларов налогами за счет вышедшего из тени движимого и недвижимого имущества у граждан. Люди показали свои деньги, заплатили налог — и до свидания.

«У нас в силу того что государство часто обманывало людей, люди не верят государству. Сейчас сделай такую легализацию — никто навстречу не пойдет. Потому что подумают: «Ага, сейчас мы вам откроемся, а вы нас — рраз! — и прихватите».

— Почему великая Россия так любит тратить деньги на чемпионаты, выставки, но не любит тратить их на образование своих детей и молодежи?
— Я бы не стал сравнивать эти несравнимые вещи. Что касается Олимпийских игр и прочих событий, то это продвижение нас в мировую экономику. Вот у нас выставки летом проходят ежегодно, на них люди приезжают смотреть сперва, а потом-то они вкладывают деньги! Это очень важно. А здравоохранение и образование — другие задачи государства, прописанные в Конституции. И государство их тоже решает.

— Почему в Екатеринбурге новые дороги живут 2 года, а в Мюнхене — 15?
— В Мюнхене нет зимы. А у нас как завернет мороз — 35–40 градусов. Вот в Канаде с похожим климатом хорошие дороги, не как у нас. Но они безумно дорогие. Там выкапывают полтора-два метра земли и забивают это пространство щебнем. И дороги не промерзают в итоге. Но стоит это все, повторюсь, крайне дорого.

— Почему в городе-заводе Екатеринбурге заводов в 100 раз меньше, чем торговых центров?
— Екатеринбург застраивался активно в годы войны, когда сюда перебрасывались промышленные предприятия. Учитывая, что транспортная схема тогда была иной: не было автобусов, трамваев и так далее. Потому заводы располагались поближе к населенным пунктам или в черте города. Сейчас, по уму, все заводы из города надо выносить, но это немыслимые затраты.

«Екатеринбургу заводов больше не надо, стоит развивать малый и средний бизнес. Вот тут — бесконечные возможности! »

— Почему в Свердловской области губернаторы всегда воюют с мэрами?
— Ни один мэр никогда не конфликтовал с губернатором Свердловской области! Даже со мной. У нас всегда были замечательные отношения. Сложности были с городом Екатеринбургом. И это тоже не личностные конфликты. Просто проблемы города настолько серьезны, что бюджетом местным не одолеть. Чернецкий все время хотел откусить кусок от областного бюджета. А я как губернатор не мог этого позволить. Ведь что значит откусить кусочек от областного бюджета? Это значит забрать деньги от какого-то другого местного самоуправления, города, поселка! Так нельзя делать, понимаете?

— Cколько стоит булка чусовского хлеба?
— По магазинам сам не хожу. Просто потому что это затягивается: один подойдет поздороваться, второй узнает. Всем же ответить надо, и я в какой-то момент жене сказал, чтобы ходила за покупками без меня. Про цены на хлеб тоже она лучше знает. Знаю только, что у нас дрянной хлеб! Приехал недавно из отпуска, и это же стыд, а не хлеб! Я это нашему министру продовольствия хочу лично сказать! У нас в области хлеб выпускают неудовлетворительный.

— Кого вы отвели в школу 1 сентября?
— Все дети и внуки свою учебу уже давно завершили. Сейчас вот жду правнуков. Периодически задаю вопрос «Когда уже?» своему внуку, на что тот обычно говорит, что не раньше 28 лет. Хотя любовь — она ведь нежданно нагрянет.

— Вы огорчаетесь, когда люди за глаза зовут вас дедушкой?
— Так я дедушка и есть! Зачем мне обижаться? Мои года — мое богатство. Мне через месяц и неделю будет 76 лет. И я этого не скрываю. Чувствую себя хорошо. За то время, пока не работаю губернатором, сбросил 24 килограмма. Занимаюсь спортом каждое утро 1 час 15 минут, выучил немецкий язык, общаюсь теперь без переводчика.

— Вы когда-нибудь сможете выйти на пенсию в ее привычном понимании?
— Нет, это я вам точно скажу. Буду умирать стоя!

Фото: Дмитрий Горчаков для 66.ru