Раздел Бизнес
17 декабря 2013, 13:00

Битва за «Свердловскавтодор»: сказка о коррупции с плохим концом

Война генерального директора «Свердловскавтодора» против собственных подчиненных сильно затянулась. Но вне зависимости от того, кто победит в этой борьбе, добро не восторжествует, а зло не будет наказано.

Дело против гендиректора государственного предприятия «Свердловскавтодор» Дмитрия Рыбина, инициированное его же подчиненными, окончательно и бесповоротно рассыпалось, несмотря на то, что доказательства нарушений до сих пор собирают свердловские антимонопольщики. Чуть ниже я по пунктам объясню, почему никто ни за что г-на Рыбина не накажет. Но сначала хочу уточнить одну важную деталь.

Битва между присланным из Тюмени управленцем и его местными подчиненными — это не схватка хороших парней с плохими. Даже если бы жалобы достигли нужного результата, даже если бы полпред Игорь Холманских или, допустим, президент Владимир Путин с позором уволил бы Дмитрия Рыбина, принципиально ничего бы не изменилось. Ситуация, в которой оказалось среднеуральское дорожно-строительное предприятие, для него очень даже типична. «Воровали здесь всегда», — коротко описывает это состояние бывший сотрудник «Автодора».

Если подробнее, то следы почти всех перечисленных бунтарями нарушений можно без труда найти в официальных документах компании, опубликованных еще до того, как на предприятие пришел «ставленник губернатора», «тюменский захватчик» Рыбин.

К примеру, свердловское УФАС уже пыталось наказать «Свердловскавтодор» за ценовой сговор. Как установили антимонопольщики, в 2010 году предприятие проиграло компании «Форатек ЭнергоТрансСтрой» (компания, как известно, близкая бывшему губернатору Свердловской области Александру Мишарину) государственный тендер на строительство дороги в Ирбитском районе. А потом заключило с бывшим конкурентом подрядный договор на те же самые работы, но на 10% ниже суммы, с которой «Форатек» выиграл конкурс.

Стоит отметить, это решение антимонопольщиков «Свердловскавтодор» сумел опротестовать в суде и штрафа избежал.

Сейчас ситуация один в один. Достаточно просто поменять названия и суммы. В 2012 году «Автодор» проиграл тендер на ремонт Тюменского тракта «Аэродромдорстрою», а потом снова подписал с конкурентом договор подряда, уступив ему львиную долю прибыли. И именно за это сотрудники Дмитрия Рыбина потребовали его уволить. О чем мы писали много и подробно.

Но есть одна важная деталь: раньше на все подобные нарушения «трудовой коллектив» так остро не реагировал. Опасаясь увольнений, сотрудники предприятия предпочитали молчать и открытых писем полпреду, президенту и федеральным чиновникам не писали.

Разница в том, что до появления на предприятии тюменского управляющего все подобные незаконные контракты особенно не угрожали никому из высокопоставленных сотрудников «Свердловскавтодора». Головой рисковали разве что генеральные директора предприятия. А начальники отделов и ДРСУ в большинстве своем умудрялись сохранять свои посты, несмотря на частую смену первого лица компании.

Все изменилось, когда вместе с новым губернатором Свердловской области в «Автодор» пришел «чужак» — управленец из совсем другой, тюменской команды, который, к тому же, затеял кадровую реформу. Дмитрий Рыбин начал массовую чистку рядов, мысли о которой его предшественников посещали, но в жизнь их никто так решительно не воплощал.

По предприятию ходят упорные слухи о том, что гендиректор распорядился выгнать всех до одного представителей старой команды и заменить их новыми сотрудниками. Приоритет при трудоустройстве якобы имеют выходцы из «Аэродромдорстроя».

В нашем распоряжении есть другое косвенное доказательство кадровых чисток — служебная записка, из которой следует, что по заданию Дмитрия Рыбина в «Свердловскавтодоре» планируют сократить число входящих в его структуру ДРСУ, параллельно уволив часть работников.

Причем больше других головой рискуют управленцы. Число сотрудников руководящих и административных должностей решили срезать больше чем наполовину.

Это важное уточнение, потому что бунт в «Свердловскавтодоре» явно поднял не «трудовой коллектив», а высокие руководители уровня директоров ДРСУ. Подписанты коллективных писем и лидеры восстания по-прежнему не называют своих имен. Но вполне очевидно, что все они занимают важные посты. Это видно хотя бы по документам, доступ к которым имеют авторы жалоб, разосланных Путину, Холманских и другим федеральным чиновникам. Тем более что явный мотив для боевых действий против Дмитрия Рыбина у управленцев старой команды точно есть.

Бывший сотрудник «Свердловскавтодора»:

— Чтобы вы понимали: например, в Тавде директор ДРСУ ездит на машине с номером 001. А мэр города — с номером 002. Понимаете, кто там главный? И это не единственный пример. Почти во всех небольших городах области руководители ДРСУ как минимум очень влиятельные люди. Конечно, они не хотят этого лишиться.

И улучив правильный момент, они пошли в атаку против тюменца Рыбина. Первое публичное коллективное письмо с рассказами о страшном финансовом положении предприятия и требованием сменить гендиректора руководители восстания отправили полпреду Холманских сразу после муниципальных выборов в Екатеринбурге. Когда кандидат от области Яков Силин эти выборы проиграл, кресло под губернатором Евгением Куйвашевым зашаталось. И это был верный момент для саботажа на «Автодоре», потому что (так уж исторически сложилось) руководство на предприятии меняется каждый раз, когда меняется глава региона.

Но блицкриг не удался. Куйвашев удержался. Холманских бунтарям не помог. Тем не менее заговорщикам, похоже, терять нечего, потому они продолжают: пишут письма президенту и сливают журналистам неоднозначные внутренние документы предприятия. А еще открыли сайт с интригующим адресом РыбинВор.net. На страницах этого интернет-ресурса можно узнать много интересного. Например, что в должности руководителя «Автодора» Дмитрий Рыбин официально зарабатывает всего 80 тыс. рублей. При этом передвигается по городу на служебном Land Cruiser, снимает квартиру в жилом комплексе «Тихвин» и платит за нее по 150 тыс. рублей в месяц.

Бои в информационном поле продолжаются. Их исход нам уже понятен. Повлиять на него мы не можем. Но можем запастись попкорном и ждать развязки. До нее осталось совсем немного. А пока давайте коротко пробежимся по главным обвинениям, выдвинутым противниками Дмитрия Рыбина.

Обвинение первое. Махинации с закупками

Будучи государственным предприятием, «Свердловскавтодор» по закону обязан проводить все закупки на сумму более 100 тыс. рублей через процедуру открытых торгов. Но, похоже, уклоняется от этой обязанности, пользуясь нетривиальной уловкой: закон разрешает заключать договоры без тендера, если товар или услугу заказчику может предоставить один-единственный уникальный контрагент, потому что кроме него больше никто ничего подобного не делает.

Если верить официальной отчетности «Автодора», его спектр деятельности настолько уникален и специфичен, что львиную долю работ и услуг он проводит без тендеров — закупает у этих самых уникальных, единственных поставщиков.

Ближайший пример — отчет о закупках за март 2013 года.

Согласно отчету, за месяц «Автодор» заключил договоры с поставщиками на 39,98 млн рублей. Из них — 37 млн (!!!) прошли без конкурса. Контракты якобы подписали с единственным возможным поставщиком.

Более подробные и очень интересные данные мы нашли в реестре извещений о закупках у единственных поставщиков. Из этого документа, в частности, следует, что, например, в июне текущего года вне конкурса и у одного-единственного в своем роде контрагента государственное предприятие закупало битум, железобетонные изделия, дорожные сигнальные столбики, сжиженный газ, автомобильное масло и дизельное топливо.

Даже отбросив битум, ЖБИ и, бог с ними, столбики, мы никак не можем поверить, что во всей стране не нашлось хотя бы двух компаний, способных обеспечить «Свердловскавтодор» маслом и солярой. А может, предприятие воспользовалось пунктом в законе, позволяющим не проводить срочные торги в чрезвычайных случаях, в которых виновата «непреодолимая сила».

Но по этой логике выходит, что «Автодору» срочно, внезапно и экстренно требуется буквально все, либо на предприятии мухлюют с закупками.

Но это, опять же, только предположения. Проверять их должны силовики. Чем они, к слову, и занимались, несколько недель изымая и изучая внутренние документы предприятия. А потом просто удалились, так и не рассказав ничего о результатах проверок или хотя бы о том, какие именно документы они изымали. И нам пришлось приложить немало усилий, чтобы от информированных источников в полпредстве узнать: проверка завершена, но ничего подозрительного оперативники в этих документах не нашли.

Обвинение второе. Незаконные сокращения персонала

Примерно так же, как прокуроры и полицейские, поступили трудовые инспекторы. Они, получив жалобу от сотрудников «Свердловскавтодора», тоже проверяли внутренние документы предприятия. В Инспекцию труда авторы коллективных писем сообщали: по поручению Дмитрия Рыбина в «Автодоре» сотрудников заставляют увольняться по собственному желанию, угрожая фиктивными выговорами и прочими санкциями, грозящими отчислением с предприятия «по статье».

Ревизоры приехали, посмотрели документы, убедились, что да, люди действительно увольняются как будто бы по собственному желанию, и… на этом проверку закончили, посчитав, что никаких нарушений трудового законодательства здесь нет.

Обвинение третье. Ценовой сговор на государственном тендере

В итоге остались только антимонопольщики, которые, в отличие от всех прочих проверяющих, инициировали против «Свердловскавтодора» дело и продолжают упорно собирать доказательства.

Речь идет об уже упомянутом конкурсе на ремонт нескольких участков Тюменского тракта, разыгранном еще в мае 2012 года. Максимальная сумма контракта — 1,749 млрд рублей. За эти деньги подрядчик должен реконструировать 11,588 км дороги.

На тендер заявились трое участников: тюменский «Аэродромдорстрой» (ЗАО «АДС»), «Ханты-мансийскдорстрой» из Сургута (ОАО «ХМДС») и наш «Свердловскавтодор».

Местный подрядчик заявился с самой высокой ценой, отступив от максимальной суммы контракта лишь на 23 млн рублей. Тендер он проиграл. Победителем объявили «Аэродромдорстрой».

Но на этом история не закончилась. Работы на объекте все же начал наш «Автодор», подписав с бывшим конкурентом по тендеру договоры подряда. Правда, сумма в этих контрактах в разы ниже изначальных «хотелок» свердловских дорожников — всего 250 млн рублей.

Согласитесь, это как минимум повод для подозрений. А вообще — прямое указание к началу проверки. Чем, собственно, и занимаются сотрудники УФАС, в отличие от всех прочих надзорных ведомств.

Потому сообщение об аресте замруководителя свердловского УФАС Марины Пушкаревой мы сначала восприняли как попытку силовиков надавить на антимонопольщиков. В структуре ФАС г-жа Пушкарева как раз занималась государственными закупками и, просто по логике, именно она должна была вести дело о сговоре между «Свердловскавтодором» и «Аэродромдорстроем». Последнюю, кстати, часто и совсем небезосновательно называют компанией, близкой к губернатору Евгению Куйвашеву. Потому такого давления на слишком ретивых работников УФАС можно было бы ожидать.

Но по факту запугивать их, чтобы развалить дело о сговоре, не нужно. Оно само развалится.

К слову, комиссию, которая сейчас изучает документы этого конкурса, возглавляет не Марина Пушкарева, а руководитель свердловского УФАС Татьяна Колотова.

Татьяна Колотова, руководитель свердловского УФАС России:

— Дело основано на заявлении одного из сотрудников «Свердловскавтодора», который утверждает: в конкурсе на ремонт нескольких участков Тюменского тракта предприятие могло отступить от максимально заявленной цены на 30% и таким образом выиграть тендер. Но оно этого не сделало. И теперь мы ищем документальные доказательства.

Даже если упомянутые доказательства антимонопольщики найдут (а они, скорее всего, это сделают), в суде дело обречено. Проблема в том, что, согласно российскому законодательству, наказать участников тендера за ценовой сговор можно только в том случае, если один из них публично в этом признается. А этого, как вы понимаете, не случится.

В общем, наш прогноз остается прежним: в следующем году «Свердловскавтодор», скорее всего, признают банкротом. Дмитрий Рыбин со своего нынешнего поста уйдет, уступив кресло назначенному судом арбитражному управляющему. Процедура банкротства затянется лет на пять. Все это время «Автодор» не будет участвовать в государственных тендерах, зато в качестве подрядчика поможет «Аэродромдорстрою» освоить дорожные деньги, которые вольют в регион в преддверии футбольного чемпионата мира. А потом деньги кончатся. Тюменские дорожные строители из Свердловской области уйдут. «Свердловскавтодор» продадут по кускам. И его активы, скорее всего, постараются приобрести нынешние директора ДРСУ.

Смотрим и ждем. А пока отправим, пожалуй, этот текст Алексею Навальному, который очень кстати объявил конкурс журналистских расследований. Победителя он обещает отправить в Куршевель — писать репортаж о том, как там за бюджетные деньги отдыхают единороссы. Мы на победу не претендуем, но поучаствовать хотим. Алексей, почитайте. Вам должно быть интересно.

Иллюстрации: кадры мультфильма Ивашка из Дворца пионеров/Союзмультфильм