Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Евгений Ройзман: «Реконструкция стадиона — идиотизм, но плюсов от нее все же больше»

10 февраля 2014, 12:48
Евгений Ройзман: «Реконструкция стадиона — идиотизм, но плюсов от нее все же больше»
Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru
Мэр Екатеринбурга в интервью Порталу 66.ru объяснил, почему горожанам стоит смириться с идиотической реконструкцией Центрального стадиона.

После публикации материала о круглом столе, посвященном судьбе Центрального стадиона и подготовке Екатеринбурга к чемпионату мира в 2018 году, мне в «Фейсбуке» написал Евгений Ройзман, предложив встретиться и поговорить. Мэр посчитал, что сторонники реконструкции не смогли объяснить, какие плюсы получит город от проведения чемпионата мира.

— Когда вам предложили принять участие в комиссии по реконструкции Центрального стадиона, то вы говорили, что согласитесь только в том случае, если сможете людям объяснить, зачем Екатеринбургу нужен чемпионат мира по футболу. Правильно ли я понимаю, что теперь у вас сложилось в голове это понимание?
— Немножко не так. Я держал достаточно долго паузу, чтобы разобраться самому. Теперь у меня наступила какая-то ясность. Я понимаю, почему и что произошло, это раз. Я понимаю, что это дает городу. И понимаю, что можно попытаться еще сделать.

Суть очень простая. Вот есть чемпионат мира, он точно будет проводиться здесь. Мы, жители города, способны сделать так, что его здесь не будет. Ситуация такая: мы можем возмутиться, реально сделать так, что здесь не будет никакого чемпионата мира. Всё, все останутся при своем, жизнь дальше пойдет своим чередом.

«Мы, жители, могли бы сделать так, чтобы в Екатеринбурге не проводили чемпионат мира по футболу. Но надо ли нам это?»

Следующий вопрос: надо нам это или нет? Начинаем смотреть: с одной стороны — чемпионат мира и те неудобства, которые он принесет; но с другой — есть плюсы, которые мы от него можем получить. И поскольку теперь я не сам по себе, то я не могу поддаваться эмоциям, а потому стал внимательно изучать вопрос, два раза побывал на этом совете, поговорил со всеми архитекторами и с губернатором, поговорил с Грипасом (вице-премьер свердловского правительства, который курирует подготовку к чемпионату мира, — прим. ред.). Я сейчас очень четко понимаю, что в результате получает город. И то, что получает город, конечно, перекрывает все эти неудобства, которые возникнут. И потому надо за чемпионат держаться.

— Но все-таки согласитесь, что реконструировать реконструированный Центральный стадион — весьма странная идея.
— Что касается реконструкции — конечно, идея отдает идиотизмом. Без всяких, как трезвый человек трезвым людям говорю. Но я очень четко понимаю, почему все-таки не получится построить арену с нуля. Допустим, Паслер (премьер-министр свердловского правительства, — прим. ред.) приводит аргумент, что стадион — это минус 150 млн рублей в год на его содержание. И эти расходы лягут на бюджет области, который и так безумно дефицитный. Это аргумент. Можно спорить, так относиться, сяк, но это в любом случае какой-то аргумент, с которым надо считаться.

Во-вторых, проблема заключается еще в том, что начинать строительство нового стадиона надо было где-то в апреле 2013 года. Но все были заняты разными делами: кто-то кого-то сажал, проверки проводил, кому-то было не до этого, кто-то другим занимался. Момент упустили.

Плюс к тому надо понимать, что москвичи заинтересованы именно в реконструкции Центрального стадиона. Это их проект, они хотят взяться за него. Конечно, никто не удивится, если смета увеличится в два раза во время реконструкции. Единственное, почему мы можем закрывать на это глаза, — в данном случае от нас денег не потребуется. Это их игры. Но это я очень цинично рассуждаю. Это нас не касается.

Евгений Ройзман считает, что еще можно успеть построить к чемпионату мира часть второй ветки метро. И даже вроде бы как губернатор Евгений Куйвашев дал задание изыскать возможность выделить деньги на эти цели.

Понятно, что, конечно, эти деньги гораздо лучше было бы потратить, например, на детский спорт, воспитать поколение чемпионов. Но такой вариант невозможен, так как эти деньги никто не потратит на детский спорт. Они хотят так — пусть будет так. Наша главная задача в такой ситуации — чтобы при реконструкции были сохранены стены, ограда, кассы.

— Но Лариса Шашкина, автор первой реконструкции, утверждает, что эти стены находятся в очень плохом состоянии, а потому их нереально перетащить.
— Можно говорить, что нереально, но в конце концов они будут перетащены.

— Она говорит, что все закончится тем, что фактически создадут новые стены.
— Нет. Я свидетель: здесь идет речь именно о перетаскивании стен. Говорить же можно все что угодно.

— Ну то есть вы верите в то, что они смогут?
— Я не верю, а в этом процессе участвую! Я вижу, что нет подвоха, я общаюсь со всеми участниками процесса.

— Хорошо, вы сейчас объяснили, почему стоит смириться с реконструкцией Центрального. Но все же в чем плюсы-то для Екатеринбурга?
— Первый плюс: если происходит реконструкция Центрального стадиона, вслед за ней идет благоустройство всей прилегающей территории и обеспечение всех дорожных развязок. Это именно к чемпионату мира. Не будет чемпионата мира — до этого руки не дойдут в ближайшие много-много лет.

Евгений Ройзман упирает на то, что в результате проведения чемпионата мира Екатеринбург получит множество развязок, новое здание ОММ и современный общественный транспорт.

Плюс к тому отселят ОММ, построив для них новое здание в Академическом. Оно будет во много раз больше нынешнего, современное, с большой прилегающей территорией. Но при этом историческое здание будет сохранено, его никто не тронет. Это вопрос решенный. Это я лично обсуждал с премьером. Кроме того, построят несколько футбольных баз, реконструируют стадион «Уралмаш».

Второй плюс: будут реконструированы улицы Пирогова, Мельникова, сделают выезд с Крауля на Репина. Дальше, самое главное: улица Репина будет уходить в улицу Татищева. Вечный огонь останется на разделительной полосе, дорога с двух сторон будет его объезжать, уходить на Татищева. Получим длиннющий проспект. К тому же над улицей Кирова пройдет эстакада, под чемпионат мира будет делаться развязка на Амундсена.

Третий плюс: по требованию ФИФА будет обновлен трамвайно-троллейбусный парк, будем закупать низкопольные трамваи за счет федеральных и областных денег. Городу такой проект не потянуть, так как один трамвай 70 млн стоит.

Очень важно, что на время подготовки к чемпионату мира мы получим 4,5–5 тысяч дополнительных рабочих мест. Также нельзя забывать, что Екатеринбург привлечет к себе внимание всего мира.

И лично я еще пытаюсь прицепить к этим мероприятиям вынос СИЗО и строительство метро. Я не уверен, что это получится, я просто понимаю, что эту работу надо делать. К примеру, вынести тюрьму из центра Екатеринбурга реально только в привязке к чемпионату мира. И про метро мы с губернатором говорили. Он уже дал задание изыскивать возможности. Если выйдут на строительные площадки к маю, то к маю 2018 года метро от площади 1905 года до станции «Металлургической» будет закончено.

Еще один плюс, о котором говорит Евгений Ройзман, — современный общественный транспорт.

— Получается, что мы меняем идиотическую реконструкцию стадиона на дорожные развязки?
— Во-первых, все эти плюсы очень серьезные. К примеру, строительство ОММ обойдется в несколько миллиардов. Строительство развязок — тоже серьезно. Плюсы откровенно перевешивают минусы. Неудобства будут только в следующем: несколько лет будет идти стройка. Но это всем понятно. Мы, вздохнув, смотрим на осуществление проекта, который противоречит здравому смыслу, глубоко вздохнув, терпим стройку недалеко от центра города, но в итоге получаем ряд очень серьезных плюсов, которые невозможны без чемпионата мира.

— Скажите, а за что вы лично отвечаете в общественном совете?
— Меня просто как человека, имеющего свое мнение и умеющего это мнение доносить до людей, решили взять в проект. Так я могу видеть ситуацию изнутри и объяснять ее людям. Я сказал губернатору: хорошо, я согласен войти в совет, но считаю, что заседания надо делать открытыми, а также завести еще ряд экспертов в совет.

— И все-таки ваша функция-то в чем?
— Еще раз скажу: предложение сделал губернатор, возглавить рабочую группу совета по контролю за ходом строительства и расходованием средств. Нормально, да? Хорошо прозвучало? Как стихи!

— Звучит отлично, но, как правило, человек в такой должности всегда во всем виноват остается.
— А я же как раз вот этого не боюсь. Моя задача — просто смотреть, чтобы все было по-честному и в сроки. Здесь много сторонников, много людей, которые поддерживают, много профессионалов вокруг, поэтому полагаю, что я сумею. Но смотрите: если они все начинают работать, то я же не буду ходить вокруг, пинать, обзываться, какие-то гадости говорить — я тоже включаюсь в эту работу. Получается, что я буду один из тех, кто в этом проекте тоже участвует.

— Не боитесь все-таки, что вас сделают крайним за какие-то просчеты?
— Все имиджевые риски я понимаю. Но поскольку я к этому честно отношусь и понимаю, что это надо делать, я глубоко вздохнул и согласился. Это надо делать, здесь надо работать.

«Да, у меня нет полномочий в Общественном совете, но мне никто не может запретить говорить и рассказывать».

— Полномочий нет — а ответственность максимальная.
— Да, ответственность большая, но по большей части имиджевая. Полномочий нет, но мне никто не может запретить говорить и рассказывать. Поверьте, что на сегодняшний день это очень серьезный инструмент, которым мы, слава богу, умеем пользоваться.

— То есть если что — вы будете поднимать бучу?
— Скажем так: обращаться к общественному мнению.

— Смущает одно: история с Центральным стадионом — это история большого обмана. В течение двух лет нам говорили одно, а затем сделали по-другому. И не факт, что то, что нам сегодня обещают, — тоже не окажется большим обманом.
— Я точно так же ко всему отношусь, как и вы, это моя страна, и я ее хорошо знаю. Но все международные обязательства, которые берет Россия в последние годы, неукоснительно исполняются. Чтобы плыть — надо плыть.

Вопрос
Вы согласны с мнением Евгения Ройзмана?
  • 67%
  • 33%
Для участия в голосовании введите логин и пароль или зарегистрируйтесь

Фото: Дмитрий Горчаков, 66.ru