Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Строй сам. Взрываем скалу в логове грохочущих механизмов

19 ноября 2013, 15:29
Строй сам. Взрываем скалу в логове грохочущих механизмов
Фото: Сергей Логинов для 66.ru
В очередной серии строительного спецпроекта сбылась мальчишечья мечта: мы увидели настоящий взрыв. А затем проследили весь путь щебня — от массива гранита до стены жилого дома.

Мы продолжаем колесить по Екатеринбургу и окрестностям в поисках работы. Напомню, мы пытаемся пройти все этапы возведения дома: от фундамента до отделки. Сейчас, по идее, мы должны продолжать тянуть электрические провода. Но когда нам предложили немного скорректировать план и взорвать что-нибудь большое, отказаться мы никак не могли.

Потому сегодня, наверное, самая захватывающая часть — взрывные работы и добыча камня. Специально ради этого репортажа мы уехали со стройки в карьер — посмотреть на то, как направленный мощный взрыв в буквальном смысле закладывает фундаменты домов, несущие конструкции стен, обеспечивает дороги до подъездов.

Признаемся честно, до точки сбора мы ехали с учащенным сердцебиением, слегка подпрыгивая на сиденье.

Речь идет о знакомом всем местным жителям карьере, спрятавшемся за Кировским оптовым рынком.

Строгий охранник показал нам дорогу, и мы встретили своего мастера-проводника. Знакомьтесь, это Марат. Он здесь главный.

Марат Гильманшин, главный маркшейдер:

— Покажу вам полностью весь цикл, сначала массив гранита взорвем, один уступ сделаем, затем шаг за шагом раздробим камень и в порошок сотрем. Готовы? Нас уже уазик ждет.

Пока Марат рассказывал о технике безопасности и правилах поведения, наш водитель, мужественно молчавший полдороги, внезапно выдал наставнический монолог:

— Ребята, вы журналисты, да? Только вот вы там напишите все нормально, как есть. А то я в 85-м из отпуска вернулся и на завод мужикам газету принес, там про нас было. Такого понаписали, мама дорогая, мы перематерились все. Поэтому вы давайте, не подведите.
— Хорошо, будет сделано. Марат, по технике безопасности все ясно, расскажите, куда мы сейчас едем?
— Едем на площадку, где будет взрыв. Значит, мы заказчики, у нас есть подрядчики с лицензией на взрывные работы. Массив гранита отбивать будем буровзрывным способом. Он в себя включает вертикальное бурение скважин, зарядку взрывчатым веществом и инициирование взрыва. Потом экскавация, перевозка породы на транспорте в дробилку, там дробим, сортируем и получаем конечный продукт — щебень фракционный и отсев. Сейчас уже скважины пробурили и взрывчатое вещество залили, буквально последние приготовления остались, вам самое интересное достанется.

По пути к месту взрыва Марат тоже не скрывает улыбки. Похоже, «бабаха» ждут все. Прибыли на точку. Нас встречает взрывник.

Андрей Марфин, мастер-взрывник:

— Мы сейчас уже завершаем заливку, все проверяем еще несколько раз и будем готовы, не бойтесь, смесь в скважинах не опасна, без специального детонатора ее никак не взорвать. Даже фотографу разрешу поснимать.

На кромке карьера коллеги Андрея заканчивают подготовительные работы: заливают взрывчатку в шахты, тянут паутину проводов. Рядом в микроавтобусе дежурит охрана — несколько крепких ребят с оружием наперевес.

Мы изнемогаем от трепетного ожидания взрыва. Андрей спокоен, нетороплив и обстоятелен. Описывает нам весь процесс с самого начала. Первым делом подрядчик получает техническое задание от заказчика. В этом документе указывают все измерения и характеристики объекта. После множества согласований и проверок проект утверждают. Затем специалисты едут на склад, получают взрывчатку, средства взрывания и выдвигаются на карьер. Именно взрывник, который ставит свою подпись в документах на получение взрывчатых материалов, получает право остаться всего в нескольких сотнях метров от будущего взрыва и привести весь механизм в действие — нажать на заветную кнопку.

Но давайте все же по порядку. Прибыв в карьер, мастер-взрывник еще раз замеряет каждую скважину: сколько метров в документах и сколько по факту, не осыпалось ли внутрь чего. Уже потом он дает команду взрывникам для закладки или, как в нашем случае, для заливки эмульсии.

Вопреки словам взрывника о безопасности процесса мы все же поневоле настороженно осматривались по сторонам, опасаясь нечаянной детонации целого автомобиля, доверху заполненного взрывоопасной эмульсией. Заметив это, мастер поспешил нас успокоить. Раньше времени, заявил он, не шарахнет. Смесь не детонирует от нагрева или, например, от резкого удара. Без специального «боевика» она вообще не взрывается. Привести всю схему в действие может только электродетонатор.

Эту самую взрывчатую эмульсию к месту закладки доставляет вот такой автомобиль.

Неоднократно встречал похожие машины в городе. И никогда бы не подумал, что они везут взрывчатку.

Работает машина по принципу, похожему на обычный миксер, перевозящий бетон от завода до стройплощадки. Компоненты эмульсии заливают по отдельности и машина их сама перемешивает по дороге. Из чего состоит взрывоопасная смесь, Андрей не рассказывает. Это, говорит, секрет, не положено посторонним знать.

Но мы видели, как на подъездах к площадке зарядную машину наполняли водой.

А за шлагбаумом, на парковке карьера огромная автоцистерна заливает в тот же бак вязкую густую субстанцию. Очевидно, это ключевой ингредиент.

Так выглядит площадка перед взрывом: множество скважин с подведенными проводами.

Еще одна порция успокоения. По словам Андрея Марфина, заранее продумано и спрогнозировано вообще все. Даже сам взрыв. Весь процесс контролируется.

Суть заключается в том, что скважины взрывают с задержкой в доли секунды, со стороны кажется, что разом, но на самом деле нет. В результате массив раздробится и останется практически на своем месте. Чем меньше камня летит вверх, вниз и в стороны, тем лучше для производства. Если коротко, это все, что нужно знать о взрывах в карьерах.

Пока коллеги Андрея заканчивают подготовительные работы, беседуем о жизни. Я всегда знал, что взрывник — специальность редкая и востребованная. Андрей подтвердил: готовых профессионалов в России мало. От нехватки спроса они не страдают и путешествуют по всей стране — от одного заказчика к другому — всюду оставляя за собой эхо взрывов и комья вырванной из цельной скалы породы.

Специализированных училищ для взрывников очень мало. Чаще мастер штучно обучает студентов горных университетов тонкостям промышленных взрывных работ. Основной же кадровый резерв — специалисты, обученные еще в советские годы. Но лет через пять почти все они уйдут на пенсию. И вот тогда кадровый голод обострится, поясняет Андрей.

Дальновидные работодатели это понимают и укрепляют штаты молодыми сотрудниками. Нашего инструктора, например, переманили из рядов вооруженных сил.

Андрей Марфин:

— Я офицер, военный сапер. Это моя работа была. Не жаловался. Но получал немного. Когда перешел на гражданскую работу, жена сказала: «Наконец-то за твое хобби тебе начали платить деньги».

Пришло время выдвигаться на безопасное расстояние. Мы отправляемся на другую сторону карьера, а Андрей остается, чтобы еще раз все проверить.

Садимся в уазик и отъезжаем на 500 метров от места закладки взрывчатки.

За полчаса до взрыва мощные динамики выдают длинный гудок — все работники должны покинуть карьер. Техника медленно ползет из опасной зоны.

Затем звучит еще два коротких гудка — до взрыва меньше минуты. Мы готовы созерцать. Полюбуйтесь и вы.

Зрелище впечатляющее. Каждый получил бешеную дозу удовольствия.

Выжидаем 15 минут. В это время технологи замеряют уровень опасных газов и продуктов горения в воздухе. По рации подают разрешающий сигнал. И только после этого все возвращаются в карьер. Мы тоже направляемся туда.

Поразительно точный взрыв. Основная часть породы осталась наверху. Как грядку вскопали.

Взорванную горную массу теперь нужно погрузить и отправить туда, где из кондиционного куска породы понаделают мелкого щебня.

Куски породы размерами до 700 мм. грузят на самосвал и отвозят на первичную дробилку.

Более крупные камни — «негабарит», экскаватор отбрасывает в сторону. Их потом гидромолотом разобьют. Всего после взрыва остается примерно 5–8% негабарита. Это считается хорошим показателем.

Первичная дробилка — щековая, принимает куски до 700 миллиметров, передрабливает и отправляет дальше по конвейеру.

Будущему щебню придется перетерпеть еще две дробилки и так называемый грохот, отделяющий уже небольшие куски камня от более мелкой фракции.

Передробленный в порошок гранит грузят и поднимают из карьера на фабрику, которая стоит по соседству.

Здесь его превратят в бетон. Марат не без удовольствия заявляет: «В год мы производим миллион тонн готового».

Отсюда готовый бетон на миксерах расползается по всему городу.

Такие машины нам уже доводилось встречать на екатеринбургских стройках.

Например — на стройплощадке жилого комплекса на пересечении улиц Краснолесья и Михеева.

Бетон из миксера кран поднимал к нам — на строящийся этаж будущего дома. Вместе с бетонщиками мы заливали его в опалубку монолитных стен.

Вот, собственно, и все. Если оставить в цепочке только первое и последнее действия, то получается, что взрыв приводит к постройке дома. Главное — соблюдать правила и проверять расчеты несколько раз.

Текст: Дмитрий Шлыков, Евгений Бабицын.

Фото: Сергей Логинов, Дмитрий Горчаков.

Видео: Дмитрий Горчаков, Дмитрий Шлыков.

Фото: Игорь Черепанов, Дмитрий Горчаков. Видео: Дмитрий Горчаков, Дмитрий Шлыков.