Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
48233 +398
Выздоровели
40474 +405
Умерли
1090 +14
Россия
Заразились
2431731 +28782
Выздоровели
1916396 +27644
Умерли
42684 +508

Александра Морозова, бронзовый призер ультрамарафона Comrades: «Русских не хотят видеть на пьедестале»

15 июня 2018, 15:45
Александра Морозова, бронзовый призер ультрамарафона Comrades: «Русских не хотят видеть на пьедестале»
Фото: личная страница Александры Морозовой в социальной сети Facebook
Бегунья из Екатеринбурга Александра Морозова в интервью 66.RU рассказала, как пыталась выиграть международный марафон, чтобы добиться от организаторов выплаты миллиона за прошлогоднее серебро.

10 июня в ЮАР прошел ультрамарафон Comrades длиной 90 км 184 м. Бронзовым призером стала спортсменка из Екатеринбурга Александра Морозова. Она преодолела дистанцию за 6 часов и 20 минут. Вернувшись в родной город, в разговоре с корреспондентом 66.RU Александра рассказала, каково конкурировать с африканками на их родине и зачем участвовала в забеге, если до сих пор не может дождаться выплаты призовых за второе место год назад.

— Александра, поздравляю! В Екатеринбурге многие болели за вас. Как сами оцениваете свое выступление?

— Временной результат достаточно высокий. Что касается третьего места, сейчас я, конечно, им довольна, хотя рассчитывала быть чуть выше. Но не все сложилось удачно по дистанции, поэтому то, что мне удалось побороться за третье место, считаю, очень хорошо.

— О каких неудачах вы говорите?

— Скорее всего, я совершила тактическую ошибку — рано начала борьбу с соперницами, был чуть завышен темп, и на последние 10 километров у меня просто не осталось сил, чтобы побороться за первое и второе место. Результат мог быть выше.

— На видеозаписи вашего финиша вы не выглядите радостной. Или это просто сил не осталось на эмоции?

— Это усталость, я добиралась из последних сил. Плюс меня догнала четвертая участница за три километра до финиша, и мне пришлось собраться, чтобы удержать хотя бы третье место.

Я начала ускоряться уже в финишном коридоре, когда оставалось метров 400. У нее сил, видимо, осталось еще меньше, и она проиграла мне порядка 14 секунд. В итоге первая шестерка — это все южноафриканки, кроме меня.

Фото: личная страница Александры Морозовой в социальной сети Facebook

— Когда было сложнее — в прошлом году или в этом?

— В этот раз с погодой очень повезло. На финише было плюс 22 градуса, а стартовали мы из глубины материка, и там достаточно прохладно, порядка восьми-девяти градусов, и до 20-го километра, пока не выглянуло солнце, мы бежали укутанными. Ну и сам путь, когда бежишь из Питермарицбурга в Дурбан, по направлению вниз, как было в этом году, чувствуешь себя комфортнее.

Результаты получились выше, чем когда бежишь по изнуряющей жаре. Это было не то солнце, которое должно быть в Южной Африке. В прошлом году ультрамарафон был на неделю раньше, а сейчас чувствовалось, что уже настала их южноафриканская зима.

— Сколько времени надо, чтобы восстановиться после такого забега?

— Когда бежишь по направлению вниз, с горы, то мышцы испытывают сильные нагрузки. Гораздо больше, чем в прошлом году, при беге в гору. Каких-то травм я не получила, сейчас уже более или менее нормально передвигаюсь и уже планирую вечером немного побегать (разговор состоялся 14 июня, — прим. 66.RU). Думаю, полное восстановление займет недели две.

— Где бегаете в Екатеринбурге?

— Я живу на Широкой Речке. Бегаю либо возле дома в парке, либо на стадионе УПИ.

— Уже сегодня вы на работе. Чем занимаетесь, если не секрет?

— Я работаю в сети клиник лазерной косметологии. Сейчас занимаюсь проектной работой, мы организуем международные конгрессы для врачей-дерматокосметологов в Москве. Я — один из организаторов, работаю с клиентами и партнерами.

Конечно, у меня серьезная подготовка. За последние четыре месяца проездила очень много – сборы, потом забег в Эквадоре, — в Екатеринбурге за это время была всего недели три. Но всюду беру с собой компьютер, всегда на связи. Проблема в том, что везде разные часовые пояса, и, конечно, сложности возникают на работе. Сейчас планирую закрывать свои хвосты.

Фото: личная страница Александры Морозовой в социальной сети Facebook

На Comrades-2017 Александра Морозова финишировала второй. За это ей полагался миллион рублей призовых. Но организаторы до сих пор с ней не рассчитались. За бронзу в этом году ей полагается 170 тыс. южноафриканских рандов (около 794 тыс. рублей).

— Что там с вашими призовыми за прошлогоднее второе место?

— Мы уже готовы были подать досудебную претензию к организаторам марафона, но сейчас немного приостановили этот процесс. В этот раз пообщалась в Южной Африке со многими людьми, плюс мое попадание в тройку дало мне возможность выступить на пресс-конференции призеров, там были журналисты, представители других команд, я смогла немного рассказать свою историю, многие были удивлены. Меня все видели с чеком, с медалями на награждении, а что происходит дальше, они ведь не знают.

Общались с представителями Comrades-марафона. Они объяснили, что это не их рук дело, они подчиняются Федерации легкой атлетики Южной Африки, и именно она запрещает выплачивать мне призовые деньги. Буквально в день нашего отлета нам сказали, что на следующий день будет собрание Федерации по моей ситуации. Решение нам пока не озвучили. Надеемся, что ситуация решится без суда. Раньше времени выводы делать не будем. Год ждали и еще подождем. Сейчас я пришла к выводу, что, по сути, мы боремся с несколькими чиновниками. Все остальные поддерживают нас и считают ситуацию несправедливой.

— Какие доводы у чиновников?

— Они придумали правила, и один пункт из них противоречит другому. В итоге эти правила невозможно выполнить.

— Поясните.

— Comrades-марафон требует от спортсменов, которые претендуют на призы, предоставить разрешение от своей национальной федерации. Так как Федерация легкой атлетики России сейчас дисквалифицирована, мы такое разрешение предоставить не можем, но у меня есть бумага о том, что я не вхожу в состав Федерации, и мы ее предоставили. В свою очередь Федерация легкой атлетики Южной Африки требует от нас, чтобы я получила статус нейтрального спортсмена. Этот статус у нас в России получили единицы, и все они входят в Федерацию. Не входя в нее, я не могу получить этот статус. Но при этом входя в нее, я не могу претендовать на призы марафона. Одно исключает другое. Но у меня есть письма от IAAF (Международная ассоциация легкоатлетических федераций), которые разрешают мне участвовать и получать призовые деньги.

— То есть дело здесь не только в деньгах?

— Не думаю. Comrades-марафон — серьезная организация, есть люди, которые получают призы в несколько раз больше, чем должна получить я. Может быть, дело не столько в деньгах, а в том, что русских не хотят видеть на пьедестале. Но при этом они вручают мне медали и чеки.


— А в этом году заплатили?

— Во-первых, должны прийти результаты допинг-контроля, который проходят первые 10 участников, это займет от одного до трех месяцев. Затем процедура вычета налога. В среднем процедура выплаты длится четыре-пять месяцев.

— Каково ехать на марафон, если в прошлый раз кинули?

— Я ехала туда с желанием победить, чтобы у них уже не осталось вариантов сдать назад. Потому что все газеты в основном пишут про победителя. Но предоставленная возможность выступить на пресс-конференции — это хорошо. Конечно, финансовая часть для меня очень важна.

P.S. Журналист 66.RU через форму на официальном сайте Comrades-марафона обратился к организаторам с просьбой разъяснить ситуацию с задержкой выплаты призовых Александре Морозовой. На момент написания материала ответа не последовало.