Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Алексей Бобров, ХК «Автомобилист»: «Кто говорит: «Дайте денег — и я за три сезона сотворю хоккейное чудо», — либо мошенник, либо идиот»

24 апреля 2015, 08:00
Алексей Бобров, ХК «Автомобилист»: «Кто говорит: «Дайте денег — и я за три сезона сотворю хоккейное чудо», — либо мошенник, либо идиот»
Фото: Александр Мамаев, Ura.ru
Президент «Автомобилиста» рассказал, чего он ждет от генерального менеджера Олега Гросса, возмутился мнением Портала 66.ru, что команда «никак не взлетит», и объяснил, почему американцы могли бы ездить на хоккей в Курганово, а екатеринбуржцы — не станут.

Сегодня в хоккейном клубе «Автомобилист» перестановка: Леонида Вайсфельда на посту генерального менеджера сменил Олег Гросс. Но новые лица в руководстве — далеко не единственная тема нашего разговора с Алексеем Бобровым, который еще совсем недавно угрожал оставить Екатеринбург без большого хоккея.

— Клубу нашли нового генменеджера. Олег Гросс — личность легендарная, с золотым послужным списком. Но наверняка были еще кандидаты. Кто они, скольких вы рассматривали?
— Кто — не скажу, их было 10 человек.

— Какие задачи вы поставили перед Гроссом, каких показателей он должен достичь через, скажем, год?
— Только что обсуждали это с коллегами — клуб в следующем сезоне должен сделать шаг вперед. Задача минимум — повторить результат прошлых сезонов, мы не должны опуститься.

Дальше эта задача может быть многограннее: продвинуться в таблице регулярного первенства, подняться по очкам, по заброшенным шайбам, ну и, конечно, хочется больше себя проявить в играх плей-офф, если это у нас получится.

— Если задача минимум — остаться в прежнем состоянии, то, например, в бизнесе такой «перспективный показатель» означает, что сегодня команда явно стагнирует. Вы вряд ли с этим согласитесь, но в противном случае можно было бы пригласить в генменеджеры любого, да хоть меня, и я бы справился. Вышел бы в ноль.
— С удовольствием бы вас пригласили (смеется, — прим. ред.). Хоккей — это та сфера, в которой разбираются все, и каждый готов встать на тренерский мостик или занять место генерального менеджера. Но мое мнение, что любым делом, будь то журналистика, бизнес или государственное управление, должны заниматься более или менее профессионалы. Чтобы команда шагнула вперед, лучше, чтобы ее вел профессионал, и лучше, чтобы это был Олег Гросс. Это и молодежь, и тот костяк команды, который формируется на перспективу, и контрактная система, и система мотивации.

— Вам не кажется, что задача минимум «остаться на том же месте» унижает Гросса?

— Повторюсь, это минимум, но нужно сделать шаг вперед. И в первую очередь это игры в плей-офф.

— Чего должен достичь генеральный менеджер по экономическим показателям? Наверняка существенной экономии? Потратить не более…
— Владельцы ресторанов тоже могут экономить, к примеру, на заварке, можно и колбасу производить без мяса. Но большинство считает, что в нашем случае лучше не экономить. Поэтому у генерального менеджера задача стоит иная: при тех ресурсах, которые есть, достигнуть больших результатов и повысить соотношение цены и качества, тогда можно будет говорить об успехе. Нам с вами нужен счет на табло, игры в плей-офф, продвижение в таблице, а не разговоры о том, сколько мы сэкономили. Главный акцент — при ограниченных финансовых ресурсах достичь максимального спортивного результата.

— За счет чего вы поднимете гонорары игроков?
— За счет сокращения административных расходов.

— Уволите менеджеров?
— Нет. Будет то же самое, что происходит в бизнесе и у чиновников: отсутствие дублирования функций, смена мотивации, более высокая планка результативности и более интенсивная работа. Ноу-хау не изобретаем, делаем то, что и каждый год. Нужно смотреть, чтобы не было ненужных расходов.

— Будем честны, вы главный частный спонсор «Автомобилиста». Недавно вы говорили, мол, кризис, команда обходится дорого, надо ужаться…
— Погодите, если для достижения результата надо будет заливать лед не вдоль, а поперек, то мы будем это делать. Не стоит вопрос, чтобы взять и на чем-то сэкономить, нужно будет добавить — добавим.

— Многие рассуждают: зачем Алексею Боброву быть президентом «Автомобилиста» — это совершенно не его бизнес. Это социальная нагрузка: вот предприниматель, у него есть деньги, он работает в регионе и он должен. Что взамен — мы можем только догадываться. Ваше недавнее заявление, что в следующем сезоне «Автомобилист» может не попасть в КХЛ, — очевидный намек на то, что вам надоело тащить эту тему. Мол, давайте это будет делать кто-то другой или давайте уменьшим эти соцобязательства.

— Социальные обязательства не могут надоесть. Есть задача — ее нужно выполнять. Когда я говорил о возможности участия клуба, имел в виду только одно: я не хочу выполнять поставленные задачи плохо. Если я понимаю, что не могу что-то сделать, я должен об этом сказать. Это не элемент торговли, намеков или паники — это трезвый диалог и оценка своих возможностей и ресурсов. Не воспринимайте мои заявления как попытку сложить с себя обязательства или понизить планку.

— И тем не менее как человека я вас очень хорошо понимаю: вкладывали-вкладывали деньги — и все без толку. Ну не взлетает команда! Не взлетает!
— У вас оригинальная точка зрения, и позволю себе с ней не согласиться. Все летает, но там, где должно. Максимум того результата, которого мы могли достигнуть, мы достигли. Знаете, когда ЦСКА в прошлом многократно становилась чемпионом СССР, даже тогда находились критики, которые говорили: что-то там не взлетает. Извините, но команда еще два года назад занимала последнее место, а в следующем сезоне поднялась на седьмое место в конференции с 86 очками, и вы себе позволяете тезис «не летает»? Что тогда в вашем понимании «летает»?

— Вы как бизнесмен понимаете, что расти с нуля очень просто. Сложно держать темп роста, держать наклон кривой графика.

— Вы абсолютно правы: первый шаг дается гораздо легче, чем каждый следующий. Я не говорю, что повторение результата — это оптимальный минимум. Я говорю, что это тот минимум, за который мы не можем откатываться. Команда должна в этом сезоне идти вперед в «регулярке», в первую очередь в плей-офф.

К примеру, я очень рад за своих коллег из Санкт-Петербурга и за город в целом. Люди неимоверными усилиями 10 лет с неограниченным бюджетом, административными возможностями шли, чтобы завоевать Кубок Гагарина. И тут вы говорите, не летает. Ну невозможно сегодня сопоставить возможности «Автомобилиста» и СКА!

— Сколько вы вкладываете денег в «Автомобилист»?
— Я их не вкладываю. Мои коллеги и знакомые по моей трудовой деятельности доверяют мне собственные спонсорские бюджеты. В этом году он был более 300 миллионов.

— И сколько область докидывает?
— Давайте сейчас не будем об этом. У каждого калькулятор работает по-своему — с НДС или без. Начинают восклицать: «Да что же он с этими деньгами делает!» Нет никакого секрета, бюджет чрезвычайно прозрачен, известен и понятен спонсорам, правительству Свердловской области, и все спортивные критики видят его до последней копеечки. Он очень скромный. К слову, я сегодня разговаривал с Евгением Владимировичем (Куйвашевым, — прим. ред.), он сказал, что есть некие предпосылки к оздоровлению бюджета Свердловской области.

— Любопытно. А он не расшифровывал, в чем они заключаются?
— Вам наверняка известно, что экономика региона зависит от физического производства, от поступления налогов в бюджет. Вот тут и предпосылки.

— Хорошо, вернемся к хоккею. Я правильно понимаю, что тренер «Автомобилиста» Анатолий Емелин уходит вслед за Леонидом Вайсфельдом?
— Думаю, да.

— Наверняка уже готов список из 10 кандидатов?
— Список короче, менее пяти человек.

— Вы для себя уже выбрали нового тренера «Автомобилиста»?
— Да, но я не принимаю единоличного решения. Есть попечительский совет, в который входят люди, финансирующие клуб, а собственником является Свердловская область, поэтому никаких иллюзий по поводу моих несогласованных действий здесь быть не может. Я аргументирую свою точку зрения, но она должна быть одобрена в этом кругу.

— Кто ваш кандидат?
— Я своих кандидатов представлю, скорее всего, завтра.

— Публично?
— Нет, публично — к концу следующей недели.

— Что будет с новым ледовым дворцом на 12 тысяч зрителей?

— Очень сильно надеюсь, что он будет строиться, правда, до проектирования еще далеко. На сегодняшний день пройдены две ключевые стадии: выбор возможных земельных участков и предварительное технико-экономическое обоснование.

— Где вы видите оптимальное место для нового спорткомплекса?

— Есть два критерия, и между ними сейчас идет дискуссия. Первое — новый дворец спорта должен быть за городом. Совершенно понятные плюсы и преимущества. В чистом поле строить проще, есть возможность для маневра. Но здесь есть один серьезный минус — это транспортная и пешеходная доступность. Построив новый дворец вне досягаемости общественного транспорта, можем лишиться доброй половины зрителей, люди физически не смогут попасть на хоккей.

— Вот вы говорите, и я сразу представляю себе Курганово…
— Там очень хорошее место, это блестящий спортивный комплекс, но там невозможно проводить большие соревнования. Курганово — это своя ниша, там проходят узкокорпоративные соревнования или игры для ограниченного количества зрителей.

— Может быть, расширить?
— По критериям Континентальной хоккейной лиги, арена должна вмещать не менее 12 тысяч зрителей. В таком случае в Курганово даже трасса не справится с таким потоком, как там можно расширить дорогу?

В Америке, например, с этим проще. Там другая дорожная сеть, и у каждой семьи есть машина. И тем не менее куча арен стоит в городах. В Москве и Питере все стадионы привязаны к метро, а построить метро в Курганово, сами понимаете, без шансов.

— Может быть, тогда обойдемся «Уральцем»?
— Тоже хорошая идея, но есть КХЛ. Там же все просто: ребята, играйте в Высшей хоккейной лиге, и к вам никаких пожеланий не будет. Я все-таки считаю, что Екатеринбург по своей финансовой, культурной мощи является третьим городом России. Вот и ответьте мне на вопрос: какого катка достоин наш город?

— Думаю, ключ к ответу — целесообразность. Если команда покажет грандиозные успехи, наверное, стоит начать думать о большой ледовой арене…
— Хорошо, а теперь ответьте: сочинская хоккейная команда какие грандиозные успехи показала?

— В Сочи грандиозные успехи показала команда Владимира Владимировича Путина.
— Блестяще. А в других городах? У нас по стандартам Лиги один из худших катков в стране. Если, с вашей точки зрения, это место Екатеринбурга, тогда давайте скажем об этом вашей аудитории. Давайте будем честны.

— Всему свое время…
— Я не спорю. И сегодня это время футбола. Я буду одинаково радоваться и за филармонию, и за оперный театр. Соглашусь, что всё должно быть гармонично, и не надо тут никакой гигантомании. Но есть понимание города, его статуса, понимание интереса людей. Соглашусь, что бессмысленно строить каток, если у команды нет потенциала двигаться дальше.

Но посмотрите на Казань и Санкт-Петербург — города живут хоккеем. Это в том числе и экономика. В их ледовые дворцы приезжают люди, задействованы аэропорты, гостиницы, едят, пьют, билеты сколько стоят. Безусловно, эти задачи надо ставить, но от их постановки до нахождения ресурсов и достижения результата — очень тяжелый и длинный путь.

— На какой результат «Автомобилиста» в следующем сезоне вы готовы сейчас со мной поспорить?
— Ну, это детский сад, киношная ситуация. Вам к букмекерам надо идти.

— Но хоккей — это ведь тоже шоу-бизнес!
— Соглашусь, что добрая половина хоккея — это шоу, но оно должно быть на льду и должно быть профессиональным. В наши дни уже ничего не терпит любительского подхода. Если кто-то говорит, мол, дайте мне столько-то денег — и я за три сезона сотворю чудо… Так может заявлять только мошенник либо идиот.

Фото: Александр Мамаев Ura.ru