Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Директор компрессорного завода о забастовке рабочих: «Зачинщиков срыва оборонзаказа буду увольнять»

Директор компрессорного завода о забастовке рабочих: «Зачинщиков срыва оборонзаказа буду увольнять»
Фото: Владимир Жабриков, URA.RU
Руководство Уральского компрессорного завода с апреля 2022 года задерживало зарплату более чем 300 работникам. После этого часть из них объявили забастовку. В разговоре с корреспондентом 66.RU директор предприятия рассказал о том, почему возникла такая ситуация, сколько лично ему должен завод и как связаны долги по зарплате и спецоперация на Украине.

Уральский компрессорный завод (УКЗ) стал известен на всю страну после того, как работники предприятия объявили забастовку, потому что с апреля им задерживали зарплату. Директор предприятия Денис Тасаков после этого заявил СМИ, что проблемы возникли из-за того, что заказчики вовремя не расплачивались.

УКЗ основан в 1933 году. На нем выпускают криогенное оборудование практически для всех отраслей промышленности, компрессоры для гелия, водорода, азота, аргона, природного газа и передвижные компрессорные станции.

Денис Тасаков пришел на предприятие недавно — в августе 2021 года. До этого в СМИ писали о нем как о фигуранте громкого уголовного дела промышленной группы «Уралинвестэнерго» (УИЭ), где в начале 2000-х годов он был одним из топ-менеджеров. В 2007 году его вместе с партнерами Василием Бурагой, Андреем Рыжиковым и Владиславом Бутиным задержали в рамках расследования дела по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество в особо крупных размерах»).

В 2011 году суд признал их всех виновным в хищении активов у их партнера Андрея Ахтямова. Им назначили реальные сроки лишения свободы от 3,5 до 5,5 лет. Все они, кроме Василия Бураги, на тот момент уже отбыли наказание, находясь под стражей с 2007 года, и были отпущены под залог в 2011 году.

— Денис Валерьевич, почему начались проблемы с выплатой зарплаты?

— Завод, когда я его принимал, уже имел убыток. В первом полугодии 2021 года выручка у предприятия была очень маленькая из-за недостаточного количества заказов, что привело к дополнительным убыткам, и у предприятия начались проблемы с ликвидностью. В то время уже начинались трудности с выплатой зарплаты, и, чтобы погашать долги, я начал вкладывать собственные средства.

В последний раз — перед началом майских праздником — я вложил два миллиона рублей. Сейчас долг предприятия передо мной составляет 79 млн рублей. Рабочие об этом не знают, только руководство. А теперь я иду в СК объясняться за задержку зарплаты. Ну что это такое?
Со второго полугодия 2021 года ситуация на предприятии начала улучшаться, но мы все равно закрыли его с убытком.

Кроме того, расскажу: один из предыдущих руководителей завода перевел рабочих на повременную работу. В такой ситуации сотрудники просто перестали что-то делать в рабочее время. Они приходили после работы или в выходные и делали свою работу за двойную оплату труда. Сейчас эта проблема решена.

— Когда вы в прошлый раз комментировали ситуацию, говорили про спецоперацию. При чем здесь она?

— Наши заказчики — крупные компании, которые попали под санкции, и сейчас у них трудности. А люди не выходят на работу, и, соответственно, мы в такое время стопорим изготовление собственного оборонного заказа, а эти изделия сейчас нужны там [на Украине]. Получается, мы подводим тех ребят, которые сейчас там.

— Бастующие уже все уволены?

— Нет, они пришли на встречу со мной [она состоялась 24 июня, — прим. ред.]. Всего на 24 июня не вышло на работу 55 человек из 315. Уволились 10 человек — это самое нехорошее из всей этой ситуации. Но это уже наш недочет.

Руководителям нужно учиться своевременно информировать людей, чтобы они не попадали под информационное давление разных СМИ и не велись на слухи. Это моя ошибка. Сейчас мы создали уже специальный чат с рабочими, чтобы обсуждать проблемные вопросы.

Фото: Дарья Александрович, 66.RU

Денис Тасаков встретился с рабочими 24 июня.

Знаете, у нас любят некоторые этот кухонный патриотизм. А вот на работе у этих людей есть реальный шанс проявить его на деле. А они говорят: «Нам выгоднее дома сидеть, огородом заниматься и получать среднюю зарплату, чем приходить сюда, на работу».

— Ничего не будете предпринимать в отношении тех, кто организует протесты?

— Надо понять, кто эти люди. Уверен, это два-три человека. Одного я точно знаю. Сейчас я никого увольнять не собираюсь, но если продолжат появляться люди, агитирующие не выходить на работу, что чревато срывом гособоронзаказа, с такими я буду расставаться. Потому что при срыве гособоронзаказа меня уже спросят: «А почему вы не приняли меры?» А принять меры — по сути означает уволить таких людей.

Я очень бы хотел, чтоб эта ситуация не повторялась: ни с задержкой зарплаты, ни с тем, чтоб люди отказывались работать.

— Какой план выхода из ситуации?

— Я вижу так. Есть имущество, которое не задействовано в процессе производства, и его можно продать. Это здание заводоуправления, два цеха — № 9 и № 2. Тогда с нас снимется огромная проблема и остается только текущая кредиторская задолженность. Наши текущие активы разной степени ликвидности сейчас покрывают текущую кредиторскую задолженность более чем на 25%. После продажи перечисленных объектов предприятие сможет нормально функционировать и обслуживать свои долги.

Кроме того, вот только стало известно, что при содействии губернатора, «Единой России» и депутатов концерн ВКО «Алмаз—Антей» оплатил сумму по договору в 8,1 млн рублей раньше срока. И теперь я уверен, что до конца июня мы погасим все долги по зарплате.

После продажи части недвижимого имущества мы уже сможем рассчитывать на банковский кредит. Я не хочу залазить в большие долги, но хотя бы получить 30 млн рублей овердрафтом от Сбербанка нам надо. Если мы выполним всю эту схему, я уверен, Уральский компрессорный завод еще прогремит, потому что продукция у нас уникальная и на нее есть спрос. Пока же у наших финансистов одна задача — где найти деньги на зарплату.

Еще мы реформируем службу продаж, чтобы иметь больше дополнительных новых заказов. Пока нам их не хватает. Есть на подходе гособоронзаказ на 200 млн рублей. Подпишем его, дай бог, в ближайшие недели две-три. Тогда часть аванса за него направим на зарплаты, а часть — на материалы и комплектующие.

Мы хотим выстроить более прямые производственные потоки, как в Советском Союзе.

— А что будете делать с задолженностью заказчиков перед вами?

— Дебиторку, которая зависла, будем взыскивать.

Фото: Дарья Александрович, 66.RU

— Депутат Вячеслав Вегнер на встрече с рабочими заявил, что можно продать предприятие государству. Вопрос он обещал закинуть в «Ростех». Как относитесь к этой идее?

— Я отношусь к этому спокойно. Вопрос цены.

— А за какую цену для вас это будет приемлемо?

— Мои партнеры имеют на этот счет свое мнение, а несогласованную позицию я не могу озвучивать. Если кто-то реально заинтересуется предприятием, я думаю, мы сможем сесть за стол переговоров.

— С какими странами сейчас работает предприятие?

— Сейчас работаем с Казахстаном, Узбекистаном. Из европейских стран контракт только с Сербией на мембранный компрессор. Там серьезный настрой. Они готовы продвигать нашу продукцию — у них хорошие отношения, как они говорят, в Сирии и Алжире.

  • С апреля 2022 года руководство завода задерживало зарплату более чем 300 работникам. Из-за этого часть из них объявили забастовку и перестали ходить на работу. С мая долги начали постепенно гасить, а 24 июня руководитель завода и депутат Вячеслав Вегнер лично встретились с рабочими и пообещали, что до начала июля долги погасят. Подробнее о встрече — в нашем репортаже.