Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Наши принципы могут показаться жесткими». Директор школы для слепых — о жалости, смелости и самоиронии

3 декабря 2020, 12:30
«Наши принципы могут показаться жесткими». Директор школы для слепых — о жалости, смелости и самоиронии
Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU
Верхнепышминская школа имени С. А. Мартиросяна в этом году стала основным благополучателем Екатерининской ассамблеи. Накануне мероприятия директор Нина Шалган провела для журналистов 66.RU экскурсию по школе и рассказала о том, как детей с ограниченными возможностями готовят жить во взрослом мире.

Во дворе школы для детей с нарушениями зрения шумно: у третьеклассников закончились уроки, они высыпали на улицу — кто-то ждет, когда его заберут домой родители, кто-то просто за компанию. Бегают, кричат, веселятся — все как в обычной школе, пожалуй, единственное отличие — все дети в очках.

— Вы что, ждали увидеть тихих ребятишек, сидящих по углам? — улыбается на наш вопрос директор школы. — Наши ученики — самые обычные дети, которые смеются, обижаются, играют, учатся. Может, ссорятся чуть реже, потому что друг за друга горой. Именно это я вижу основной задачей нашей школы — научить ребят жить в социуме без скидок на свои особенности.

Нина Шалган рассказала 66.RU о жизни школы и ее принципах.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Я сама ученица Станислава Александровича Мартиросяна, его имя сейчас носит наша школа. Долгие годы он был ее директором, организовал здесь профессиональное обучение по четырем направлениям: с углубленным изучением математики, с погружением в гуманитарные предметы, плюс классы, где готовили производственников и массажистов. Выпускники могли сразу поступать в вузы или профессиональные училища по профилю.

Приехала на Урал из Кирова в старших классах — за профессией. Долго выбирала, по математике специализироваться или по литературе. Выбрала литературу. После школы поступила в пединститут, получила диплом преподавателя и снова вернулась к Мартиросяну — уже как сотрудник.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Обучение в школе им. Мартиросяна длится 12 лет: в начальных классах добавляют год на социализацию. Помимо программы общеобразовательной школы, ученики здесь проходят коррекционные предметы, а также получают навыки по профессиям. «Мы уже много лет готовим массажистов. Это отличная профессия для слепых — они «видят» руками. Наших выпускников-массажистов берут сразу на второй курс медколледжа», — рассказывает Нина Шалган.

В советские времена наша школа принимала детей со всех концов страны — от Чечни до Забайкалья. Сейчас с этим сложнее: мы берем учеников только из нашего региона. Хотя к нам просятся даже те, кто живет в столице: наша школа одна из самых сильных в стране для детей с нарушениями зрения. Это касается как цензового образования, так и социализации.

Когда я училась, почти 100% детей жили в интернате. Сегодня большинство живут дома, в семье, а к нам приходят только на занятия. С одной стороны, это хорошо — родители стали больше принимать детей с особенностями. С другой, такие дети зачастую получают гиперопеку.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

В этом году в школе обучаются 275 детей, треть из них, 105 человек, живут в интернате. «Правда, из-за пандемии и мы внесли изменения в привычный распорядок — ребята из среднего звена разъехались по домам, чтобы продолжать обучение дистанционно. Но младшеклассники и выпускники продолжают обучение очно», — рассказывает Нина Шалган.

Как-то приехала к нам мама — оформлять ребенка в школу. Мальчик уже третьеклассник, а она его на коленях держит, с ложечки кормит. Уговорили оставить его нам хотя бы на месяц. Только мать за порог — он тут же стал предметы щупать: это что, а это? У него такой познавательный интерес, у него интеллект, а его за немощного держат. В итоге он за месяц так наловчился, что по коридорам не ходил — бегал. Мать, когда приехала, не узнала.

Школа им. Мартиросяна занимает целый квартал в Верхней Пышме. Одно крыло — это собственно учебные помещения: классы, рекреации, библиотека. Есть, как и в любой школе, столовая, спортивный и актовый зал. Большие площади занимают мастерские — детей учат разным ремеслам.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Это не абстрактная арт-инсталляция, а объемная схема школы-интерната. По ней слепые дети учатся перемещаться в пространстве.

Наши принципы могут со стороны показаться жесткими. Знаете, была история у меня с молодой воспитательницей. Шел ремонт в здании, и пройти по переходам в спортзал было нельзя — только через внутренний дворик. И тут разразился ливень. У этой воспитательницы — малыши, первый класс. Так она одного под одну руку, второго под другую, третьего на спину — и поперла на себе. Я увидела, давай выговаривать: зачем это? Дети не сахарные, от дождя не растают, зато поймут, как надо себя вести в таких условиях, как этот же двор перебежать быстрее, чтобы не вымокнуть.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Кухня на фото — часть специального классного помещения. Это учебная квартира, в которой дети познают прелести взрослой жизни: учатся вытирать пыль, мыть пол и посуду, обращаться с бытовой техникой — от духовки до посудомойки. «После начальной школы все ученики проходят квест, во время которого показывают свои навыки ведения домашнего хозяйства. Они пришивают пуговицы, пылесосят, накрывают на стол. Родители и бабушки с дедушками обычно в большом удивлении», — говорит директор.

Мы против того, чтобы детей жалели без толку. Жалость им ничего не даст, не научит постоять за себя, не научить зарабатывать на жизнь. Куда важнее для них — умение общаться. Этот навык мы изо всех сил развиваем. А еще — самоиронию, без нее нам, слепым, никуда. Это уже из разряда анекдотов: видишь силуэт, начинаешь разговаривать с человеком, подходишь ближе — а это зеркало. Или надо выйти из помещения, нашел дверь — оказалось, вошел в шкаф. Ну не плакать же! Посмеялся — и пошел искать то, что нужно.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Читать шрифт Брайля и писать им учат всех детей — и полностью слепых, и тех, у кого сохранено зрение. «Незрячие дети учатся и в обычных школах. Но что это за учеба, когда они могут ответить только устно? Мы считаем так: если ты не можешь подписаться, не можешь прочитать текст, это неграмотность», — рассказывает о принципах обучения Нина Шалган.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Библиотека брайлевских книг занимает площадь в несколько десятков квадратных метров. Четыре тома «Войны и мира», набранных шрифтом Брайля, — это 38 фолиантов размером А4 и объемом свыше 100 листов.

Умение коммуницировать с миром — главное для наших учеников. Не зря говорят: язык до Киева доведет. Не можешь где-то сориентироваться — найди людей, которые помогут. Делай это культурно, вежливо и весело — так, чтобы тебе действительно захотели помочь.

Недавно у нас выпустился мальчик — Володя. Он с самого начала намеревался поступать в университет. Уговорил родителей, чтобы ему на последний год школы нашли отдельное жилье — не в интернате жить, не с ними, а самостоятельно. Родители согласились. Да, было сложно: и пельмени вываливал мимо кастрюли, и чайник чуть не сжег. Но в итоге все получилось. Когда в УрФУ поступил, сразу наладил контакт с группой: и с учебой однокурсникам помогал, и когда вечеринки студенческие устраивали, к себе приглашал, стал душой компании.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Первый этаж здания, в котором расположен интернат, отдан под медицинский блок. Он необходим для медицинского наблюдения за детьми, которые живут тут постоянно.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Кроме того, ученики проходят медицинские программы, направленные на коррекцию зрения. «У нас бывали случаи, когда наши врачи поднимали детям зрение чуть ли не с нуля до вполне сносных показателей», — говорит директор. Конечно, для этого надо много заниматься и иметь соответствующие аппараты.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Сейчас в школе есть все необходимое медоборудование для коррекционных и реабилитационных занятий с детьми. Однако последнее обновление медблока было более 10 лет назад — в 2007-2008 годах. «Все приборы, которые мы закупили тогда, наш медперсонал поддерживает в рабочем состоянии. Но за эти годы изменились технологии, да и у аппаратов есть срок выработки. Мы хотим обновить медблок: не только лечебную аппаратуру, но и мебель, компьютеры, программное обеспечение», — делится планами Нина Шалган.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Больше всего дети любят заниматься на компьютере — это одновременно и лечение, и игра. «Сегодня есть очень хорошие компьютерные тренажеры, позволяющие в значительной мере выправить зрение, но для нас они или дорогие, или наши компьютеры их не тянут. Грант Екатерининской ассамблеи позволит купить не только медоборудование и мебель, но и новые программы, новые компьютеры», — поясняет директор школы.

Не надо думать, что, если человек слеп, он может только работать на специализированных предприятиях. Выпускников нашей школы можно встретить во всех вузах Екатеринбурга. УрФУ каждый год благодарит нас за наших учеников. Учатся они и в юридическом, и в аграрном, и в медицинском институтах.

У нас есть шутка: если ты незрячий, значит, это не зря — вставай, иди и докажи миру, что ты способен на многое.

Мы учим своих ребят: не вздумай унывать, если что-то не получилось с первого раза, помни, за тобой следом идут такие же дети. Если ты закроешь дорогу себе, ты закроешь дорогу им.

  • В 2020-м Верхнепышминская школа-интернат имени С. А. Мартиросяна стала благополучателем Екатерининской ассамблеи с проектом «Здоровье ученика – приоритет школы!». За счет жертвователей купят медицинскую мебель, диагностическое и лечебное оборудование для работы узких специалистов. Стоимость проекта составляет 16 миллионов рублей.
  • Если Екатерининская ассамблея – 2020 соберет больше, оставшиеся средства будут направлены организациям, занявшим второе и третье места в рейтинговом голосовании: НКО «Благое дело» с проектом «Социополис – новая модель жизнеустройства людей с инвалидностью в Свердловской области», на финансирование которого требуется 22 млн руб., и центру нутритивной поддержки на базе ОДКБ по обеспечению лечебным питанием детей с паллиативными состояниями. Для этого проекта нужно 30,1 млн руб.
  • Екатерининская ассамблея состоится 4 декабря в «Синара-Центре». На аукционе разыграют 14 лотов, среди которых — произведения искусства, антиквариат и даже банка маринованных грибов.
  • В 2019 г. благотворительное мероприятие собрало рекордную сумму в 86,5 млн руб. Деньги передали в фонд «Жизнь в Движении», который помогает детям с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Помощь оказали 29 свердловских детям — они получили протезы, ортезы, технические средства реабилитации.