Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
46693 +367
Выздоровели
38914 +370
Умерли
1037 +10
Россия
Заразились
2322056 +26402
Выздоровели
1803467 +24763
Умерли
40464 +569

Чем живут и к чему готовятся последователи схиигумена Сергия в тайных таежных убежищах. Экспедиция 66.RU

Чем живут и к чему готовятся последователи схиигумена Сергия в тайных таежных убежищах. Экспедиция 66.RU
Фото: Анастасия Кеда, 66.RU
Что происходит в таежных затворах и скитах опального отца Сергия? Зачем он строит самый большой в мире православный храм? И при чем здесь китайцы? Чтобы выяснить это, экспедиция 66.RU отправилась через глухую тайгу к сторонникам схимника. Духовные чада считают, что уже начавшийся апокалипсис сможет остановить только Сергий, с которым его паства готова уйти в церковный раскол.

Всеобщее внимание сейчас приковано к женскому монастырю в 30 километрах от Екатеринбурга. Там продолжает жить, проповедовать и собирать союзников отстраненный епархией от служения отец Сергий (Романов).

Но это только первая линия обороны вступившего в конфликт с официальной Церковью схиигумена. За его плечами — собственное православное государство, дома, храмы и скиты которого спрятаны от цивилизации в глухой уральской тайге.

Мы отправились в опасное путешествие, чтобы разыскать их. И нашли.

В первой части отчета о нашей экспедиции вы найдете:

Если сейчас нет времени читать, сохраните страницу в «Избранное», а пока посмотрите наш небольшой документальный фильм-путешествие:

«Спорительница хлебов»

Поиски тайных скитов и храмов схиигумена Сергия мы начинаем со Среднеуральского женского монастыря в честь иконы Божией Матери «Спорительница хлебов».

Фото: Дмитрий Антоненков

Это место неизменно ассоциируют с Сергием. Сюда монастырским духовником его назначил бывший екатеринбургский митрополит Викентий после скандала на Ганиной Яме. Рассказывают, что тогда Сергий приказал монахам разрушить звонницу с колоколами, подаренными якобы Александром Розенбаумом. Ему показалось, что в звоннице содержатся символы трех шестерок — библейского числа зверя — Сатаны.

Под руководством Сергия Среднеуральский монастырь стал быстро развиваться. Необычная харизма священника оказалась востребованной у многих меценатов — благодетелей, как говорят в монастыре. Общения с монахом стали искать в том числе чиновники, силовики, бизнесмены. Многим настолько пришлись по душе проповеди Романова, что они становились его духовными чадами.

Одним из них, к примеру, был основатель энергетической компании «ЭнТерра» Евгений Торопов. Советами своего духовного отца предприниматель пользовался и в бизнесе. Торопов основал «Фонд имени святого великомученика Димитрия Солунского» и передавал священникам десятки миллионов рублей даже тогда, когда его компания стояла на грани финансового краха. Теперь «ЭнТерра» признана банкротом, а кредиторы компании гоняются за последним имуществом Торопова.

У Сергия же дела до последнего времени шли в гору. В монастырь стекались паломники со всей России, а СМИ называли его духовником депутата Госдумы Натальи Поклонской, хоккеиста Павла Дацюка, вице-губернатора Сергея Бидонько и других. Вместе со славой схиигумена разрастался и монастырь. Сейчас здесь действует четыре храма, а на территории проживает более 500 человек: послушниц и монахинь.

И именно здесь, в Среднеуральском монастыре, Сергий готовится возвести крупнейший в мире православный храм вместимостью 37 тысяч человек. «Я буду в нем крестить по 30 тысяч китайцев», — пересказывали речь схиигумена очевидцы проповедей.

По заветам отца Сергия, отрицающего коронавирус, в монастыре все ходят без масок. К нам обращается мужчина с широкой бородой:

— Если вы в масках, боитесь, то зачем вообще пришли сюда?

Уже без масок заговариваем с одной из монастырских послушниц:

— Правда, что на стенах келий вы развешиваете фотографии отца Сергия?

— Да. Его же нечисть боится. Когда плохо или кошмары какие-то, то его фотографию берешь, и сразу легче становится.

— А икона не эффективнее будет?

— Так то же самое!

— Вам не кажется, что это идолопоклонничество?

— Нет. Идолопоклонничество — это когда ты поклоняешься солнцу, например. А батюшке мы не поклоняемся, а обращаемся!

— Как стать монахом?

— В первую очередь, монах должен стяжать Иисусову молитву. Молиться постоянно, непрестанно. Если монах не стяжает эту молитву, то он не монах. А через батюшку проходит воля Божия. Если он увидит, что уже воля Божия этой послушнице инокиней постричься, то он ей предлагает. Не настаивает. Можно отказаться. Но самовольно ты не можешь стать монахом. И ты должен понимать, что с этими людьми в монастыре ты хочешь встретить остаток жизни. Если ты это понимаешь, то ты более-менее готов. Еще при царе так было, что из рода выбирался один человек и он оставался в монастыре. Благодаря этому человеку спасаются четыре поколения вперед и четыре назад. Они вымаливаются из ада. Это же подвиг!

Фото: Дмитрий Антоненков

Начиная со Среднеуральского монастыря, в остальных обителях схиигумена Сергия нам рассказывают одну и ту же историю обретения им божественного дара. Якобы еще в 80-е годы, управляя автомобилем, он попал в серьезное ДТП.

У Сергия, которого в миру звали Николай Романов, врачи диагностировали клиническую смерть. Однако в морге он пришел в себя. Душу в тело вернула Богородица, с которой Романов встретился на небесах. Она обязала его спасти православную Русь, наделила прозорливостью и вернула к жизни. Однако из-за того, что его пассажир погиб в ДТП, Романова приговорили к длительному сроку наказания.

Из материалов приговора от 26 ноября 1986 года, оглашенного Московским областным судом, следует иная версия: «Втроем (Романов действовал с двумя подельниками, — прим. ред.) они вытащили из багажника автомашины пришедшего в сознание потерпевшего Хафизова и с целью убийства после завладения имуществом потерпевшего нанесли ему более десяти ударов монтировкой по голове, каждый поочередно. Затем антенным кабелем привязали подобранную в дороге бетонную плиту на шею Хафизова. Романов держал плиту, а Ефимов и Гнедько приподняли тело Хафизова, чтобы перебросить его через перила моста в воду. В это время бетонная плита выскользнула и упала с моста раньше, чем Ефимов и Гнедько выбросили тело с моста».

13-летний срок Николай Романов отбывал в нижнетагильской ИК-13. А после освобождения с подачи екатеринбургского митрополита Викентия был положен в духовный сан и развил активную церковную деятельность.

По рассказам последователей Сергия, вместе с прозорливостью Богородица наделила его даром изгнания бесов. После того как в интернете появились видеоролики с таких сеансов экзорцизма, Романов стал известен всей России.

Интересуемся у монастырских послушниц, кто для них схиигумен Сергий.

— Духовный отец.

— Что это значит?

— Это тот, кто молится за твою душу.

— Видимо, не только… У вас в монастыре много объявлений типа: «Без благословления отца Сергия не входить», «Без благословления отца Сергия на подоконник ничего не класть». Насколько ваша жизнь в монастыре регламентирована его волей?

— Например, в вопросе здоровья я всегда к нему хожу. Он всегда крест прикладывает к месту, где болит. Это он волю Божью смотрит. Посмотрит и говорит, чтобы шла, делала то-то и то-то. Вообще, по всем вопросам лучше к нему идти.

— Но вас же так много…

— Мы стоим к нему в очереди.

— А если его нет? Он же постоянно в разъездах.

— Ждем его.

— Сами куда-то выезжаете?

— Редко. Например, ездили в Екатеринбург, освящать место постройки храма Великомученицы Екатерины. Молебен там был. Там так было благодатно! Это просто не передать словами! Может быть, сама великомученица присутствовала там. Так хорошо было и такая любовь к Святой Руси! Мир там был просто каким-то другим.

— А в скиты Сергий берет с собой?

— Он берет только монахинь. На это должна быть Божья воля. Я ни разу не была.

— А что там такого в этих скитах?

— Там такая сильная Божья благодать, что словами не описать.

Получить необходимую информацию о таежной империи отца Сергия в Среднеуральском монастыре не удается. Ранее 66.RU уже выяснил, что перевалочной базой, которая поддерживает скиты и скрытый тайгой от глаз Кыртомский монастырь, является деревня Новоселова в Махневском районе Свердловской области.

Отправляемся в Махнево. Местные энтузиасты давно занимаются историей Кыртомского монастыря, который в наши дни вдали от дорог и цивилизации зачем-то восстановил Сергий.

Поиски Кыртомского монастыря

«Кыртомский Крестовоздвиженский общежительный мужской монастырь находится в юго-восточном углу Верхотурского уезда, вблизи границы, отделяющей Пермскую губернию от Тобольской, в местности, окруженной со всех сторон дремучими лесами, и расположен на равнине по берегу речки Кыртомки», — сообщает брошюра 1907 года.

В 1870 году это место присмотрел крестьянин Андриян Медведев. Он остался здесь жить в землянке. Быстро прослыл старцем. И к нему потянулись люди.

Прошло еще около десяти лет, и здесь вырос монастырь. В его стенах бывал Распутин, а в предреволюционные годы через него проходил старый, сейчас уже забытый паломнический маршрут из Тобольска в Верхотурье.

Монастырь разграбили большевики в 1919 году. А в 1972 году остатки строений сгорели при невыясненных обстоятельствах.

Краевед из Махнево Владимир Кислых указывает нам точное местоположение монастыря — берег реки Кыртомки, в 11 километрах от почти полностью вымершего поселка Березовского. Кислых в 80-е бывал на месте сгоревшего в монастыря. С тех пор он собирает историю обители.

Владимир Кислых, краевед:

— Монастырь был очень богатый. Через него проходило по 20 тысяч паломников. В 60–70-е годы в Березовский ежегодно приезжал мужчина из Крыма. Он уходил на Кыртомку и что-то искал. Люди считают, что искал сокровище, которое монахи якобы закопали перед разорением монастыря.

Согласно картам, добраться до монастыря можно, только преодолев десятки километров болот на внедорожной технике. Либо доехать до ближайшей точки по знаменитой Алапаевской узкоколейной железной дороге (АУЖД), чтобы проделать последний десяток километров — пешком. Местные жители нам подсказывают, что самый ближний путь — 8 километров — от станции Октябрь.

Мы выдвигаемся в село Санкино. Здесь находится конечная станция пассажирского поезда АУЖД, курсирующего через тайгу между Санкино и Алапаевском. А за Санкино стоит деревня Новоселова — одна из обителей отца Сергия. В 2011 году в Новеселова по благословению Сергия пришли монахи, чтобы вымирающую деревню возродить в православную.

Наш путь от Махнево до Санкино лежит по отрезку одной из древнейших уральских дорог — знаменитому Бабиновскому тракту, известному также как Государева или Царская дорога. В тот факт, что обитель Новоселова стоит именно на Государевой дороге, схиигумен Сергий и его духовные чада закладывают особый, сакральный смысл, который мы раскроем позднее.

Фото: Дмитрий Антоненков

Сейчас бывший Бабиновский тракт производит удручающее впечатление. Асфальт полностью разбит, а в некоторых местах с высокой влажностью приходится ехать с риском забуксовать или «сесть на брюхо». Местные жители, которые в целом неплохо относятся к отцу Сергию, в подобном состоянии дороги винят именно его: «Он ведет большое строительство в Новоселова. Туда постоянно едут перегруженные тонары, которые и разбивают дорогу».

Новоселова — это своего рода база приверженцев схиигумена, куда они собираются по большим церковным праздникам, где производят сельхозпродукцию и откуда добираются в скиты на реке Туре и в Кыртомский монастырь.

Тем временем один из жителей Санкино, Николай, соглашается нам помочь, довезти до станции Октябрь. Мы пересаживаемся на «пионерку» — так местные называют мотодрезины, на которых передвигаются по АУЖД.

По сути, это каркас с двигателем внутри, установленный на железнодорожные оси. Раньше такие «пионерки» выпускал Алапаевский завод, а теперь их самостоятельно клепают деревенские умельцы. Для жителей некоторых поселков такие дрезины — единственная возможность выбраться на «большую землю».

Фото: Дмитрий Антоненков

На дрезине Николая стоит двигатель от ИЖа с отметкой «1983 год». «Не боись, доедем. Я ни разу с рельсов не сходил. Только врезался. Пьяным просто был. Но ни разу не падал», — со смехом успокаивает Николай.

Параллельные пути на АУЖД появляются только на станциях. Поэтому если по пути следования «пионерки» встречаются поезда, дрезину приходится вручную снимать с рельсов и ждать проезда состава.

«Пионерки» не оборудованы рессорами. И после поездки на ней еще несколько минут тело не отпускает тремор из-за дикой тряски.

Высадив нас на болоте, которое раньше было поселком Октябрь, Николай прощается:

— На кой вам сдался этот монастырь? Я бы ни за что туда не пошел!

— А если бы это был женский монастырь?

— У меня жена и четверо детей! Мне больше не надо!

Наш дальнейший путь — по старой ветке узкоколейки, проложенной к лесозаготовительному участку, действовавшему на территории Кыртомского монастыря в советский период. Рельсы давно уже разобрали, а о былом напоминает только лесная просека. Сейчас она разбита тяжелыми машинами и полузатоплена разлившимся болотом.

Фото: Дмитрий Антоненков

Чтобы не завязнуть, идти приходится медленно, по проложенной гати. Эта дорога — звериная тропа. В большом количестве встречаются следы лосей, косуль и медведей. Для них это единственная возможность добраться из леса до окрестностей Октября, где разрослись малина и смородина.

Чтобы отпугнуть зверей, периодически стреляем из ракетницы. В определенный момент, приблизительно в 150 метрах впереди, из-за поворота в нашу сторону выходит медведь. Делаем залп из ракетницы. После некоторого замешательства медведь скрывается в кустах.

Мы дружно выдыхаем. Но спустя несколько секунд медведь выскакивает на дорогу и стремительно несется в нашу сторону. Делаем второй залп. Косолапый только ускоряется. Теперь уже мы сигаем в кусты, сбрасываем рюкзаки и забираемся на деревья. Конечно, мы знаем, что медведи хорошо лазают по деревьям. Но это единственное, что можно предпринять, чтобы не стоять на пути зверя.

Фото: Дмитрий Антоненков

Полчаса на дереве, а медведь так и не появился. Мы выходим на дорогу и продолжаем свой путь. Но впереди новое препятствие: в месте, где, судя по советским картам, дорога должна была повернуть в сторону монастыря, разлилось большое болото. Прохода нет. Нам приходится возвращаться в Октябрь, где нас любезно подбирает проходящий железнодорожный состав. Возвращаемся в Санкино в кабине тепловоза.

Фото: Дмитрий Антоненков

Согласно новому плану, Николай на своей «пионерке» привез нас в поселок Березовский, местные называют его Березовкой. Населенный пункт связан с цивилизацией только веткой узкоколейки. В поселке проживают восемь человек.

Отсюда — 11 километров пути. Это расстояние мы преодолеваем за несколько часов и выходим на большую поляну, на которой стоит Кыртомский монастырь.

Кыртомская пустынь

Встречаем колодец, оборудованный в ручье. На дереве висит икона с ликом Симеона Верхотурского и полочка со свечой. Дальше, в сторону монастыря, свалены кучи с отсевом щебня. Тут же неподалеку — мешки с цементом и арматурой.

Все постройки монастыря сделаны из дерева. И подготовленные стройматериалы заставляют задуматься. Давно ходят слухи о строительстве схиигуменом Сергием подземного храма. Жители ближайших поселений, которые регулярно общаются с живущими здесь монахами, заявляют, что те готовятся сооружать именно здесь храм-бункер: «Ждут только экскаватор».

Проживающие в монастыре монахи игнорируют все вопросы о бункере.

Фото: Дмитрий Антоненков

Крестовоздвиженский храм монастыря стоит на месте старого храма и точно копирует утраченное здание XIX века. Он построен без единого гвоздя. Сгоревший храм был из кедра, об этом напоминает нынешний розовый цвет, объясняют монахи.

Нашему появлению монахи удивляются. И полусерьезно интересуются: «Если вы из Екатеринбурга, то где ваши маски?» Съемку без благословения отца Сергия они запрещают. Мы покоряемся и убираем аппаратуру.

За храмом протянулись жилые дома, трапезная с гостиницей и хозяйственные постройки с небольшими огородами. Рядом с храмом стоит восстановленная могила основателя монастыря — старца Андрияна. А в самом храме хранится частица мощей Симеона Верхотурского.

Сейчас в Кыртомском монастыре живут шестеро монахов. Инок Андриян — один из главных долгожителей. В тайге он провел около пяти лет. Другой послушник монастыря, Андрей, здесь всего полгода. Он принимает нас в трапезной и угощает морсом.

Расспрашиваем о строительстве храма. Монахи рассказывают:

— Приезжали наемные рабочие из Азии. Технику по зимникам загоняли.

Служители обители объясняют, что освящать этот монастырь приезжал бывший екатеринбургский митрополит Викентий. В трапезной висит его фото вместе с изображениями нынешнего митрополита Кирилла, экс-патриарха Алексия и схиигумена Сергия.

Сам Сергий бывает здесь нечасто. В основном чтобы отметить крупные церковные праздники.

— Отец приезжает с благодетелями. Зимой мы делаем полынь — большой ледяной крест, — рассказывают монахи.

Фото: Дмитрий Антоненков

— Зачем в таком месте, посреди глухой тайги, нужно было восстанавливать монастырь?

— Формы же бывают разные. Бывают социальные монастыри — это как в Среднеуральске — для всех страждущих, бывают скиты — где-то в отдалении. А у нас здесь — пустынь, где нет ничего.

Служители монастыря расспрашивают, что происходит в мире, закончилась ли самоизоляция и открыты ли храмы. Выслушав наши ответы, заявляют: «Мы здесь и не переживаем о коронавирусе».

— Я несколько лет воцерковлялся. А потом так тяжело стало в миру, утомился. Решил уйти. Там ведь жизнь в страстях, похотях. Приехал из Москвы к старцу Сергию и сказал: «Забери меня». Он ответил: «Хорошо, пойдем». В общем, он благословил меня сюда, — рассказывает один из послушников. В монастыре он отвечает за кухню. На маленьком огороде выращивает свежую зелень, собирает ягоды и грибы, удит в реке.

— Тяжело здесь?

— В миру тоже тяжело — в страстях-похотях.

— А тут о душе подумать…

— Ну да, многие же люди думают: «Не пришло еще время, вот доживу до пенсии»… А ведь чем раньше о душе задумаешься, тем лучше. Чем позже — тем тяжелее. Закон такой.

— Вы здесь счастливы?

— Да.

— Наверное, это самое главное.

— Нет. Самое главное — это спастись, спасти душу. Это очень сложно!

Мы долго разговариваем с монахами о вере, пророчествах православных старцев и схиигумене Сергии. На прощание они нам предлагают: «Оставайтесь, поработаете у нас, послужите».

Конец первой части. Продолжение следует