Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Гадили все, разгребаем мы». Что делает УГМК с экологией Северного Урала

28 ноября 2019, 14:38
«Гадили все, разгребаем мы». Что делает УГМК с экологией Северного Урала
Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU
Экологическая ситуация на севере Свердловской области не выходит из повестки последние два года. В 2017-м реки в районе Ивделя и Североуральска изменили цвет и прозрачность, СМИ писали о том, что в них нет рыбы, а из прибрежных лесов уходят звери и птицы. Во всех бедах обвиняли УГМК — медники здесь ведут разработку трех месторождений. Мы собрали вопросы экологов и задали их представителям УГМК.

Диспозиция

Добычу меди под Североуральском и Ивделем УГМК ведет уже 15 лет. Работы шли на трех месторождениях — Тарньерском, Шемурском и Ново-Шемурском. Расположены они в пределах 40 км друг от друга, в горах на высоте около 800 м над уровнем моря. Работы ведутся открытым способом. Два из трех карьеров — Тарньер и Шемур — уже отработаны. Сейчас добыча идет только на Ново-Шемурском месторождении. В перспективе продолжат добывать руду на Тарньере, но уже подземным способом, в шахте. Запасы Шемура полностью исчерпаны, и медники рекультивируют выработку.

Рядом с промышленными месторождениями, буквально на другой стороне реки Шегультан, проходит граница заповедника «Денежкин камень». В непосредственной близости от промплощадки течет еще несколько рек — например, Тальтия, Черная. Они впадают в реку Ивдель.

Хроника событий

Именно с этой реки все началось: осенью 2017 г. жители города Ивделя обратились в 66.RU с рассказом о том, что вода в местной реке, из которой ведется водозабор для всего города, приобрела зеленый оттенок, а вся рыба из нее исчезла.

Следом тревогу забили сотрудники «Денежкина камня»: Шегультан, который протекает по территории заповедника, также изменил цвет.

В ноябре 2017 года Росприроднадзор поделился результатами отбора проб в реках. Выяснилось, что в Шегультане предельная концентрация меди, алюминия, железа и цинка превышена многократно.

В течение года экологи писали во все возможные инстанции и организовывали многочисленные проверки. Иных версий, кроме той, что УГМК «слила» все необходимые экологические мероприятия и не проводит должную очистку сточных вод, активисты не выдвигали.

Осенью 2018-го в Екатеринбурге прошла большая пресс-конференция, где присутствовали представители всех сторон: общественности, надзорных ведомств, металлургической компании. Медники не отрицали, что могут быть причастны к изменениям в природе. Но и брать на себя всю вину не стали.

Григорий Рудой, директор по горному производству УГМК:

— На севере с 1954 года ведется геологоразведка. Существуют старые бокситовые отвалы, к которым УГМК никакого отношения не имеет. Раньше там велись разработки, но никто карьеры не ликвидировал. Погодные условия внесли вклад в то фоновое состояние, которое сложилось. Из-за смены климата нарушилось равновесие: из-за ветра, солнца и паводков. Приливы привели в движение меднорудные минералы, и в реки начали попадать целые глыбы горных пород.

Однако обвинения активистов-экологов в том, что УГМК не проводит должных природоохранных мероприятий, компания отвергла. А на самом предприятии, разрабатывающем месторождения, проблему сформулировали так: «Если и гадили, то все понемногу. А разгребаем сейчас мы». Через несколько недель после пресс-конференции журналистов 66.RU пригласили на экскурсию по месторождению. Репортаж можно прочитать тут:

Многие работы в прошлом году только начинались. Поэтому представители Медной компании пообещали пригласить нас снова. Обещание сдержали: с прошлой поездки прошел почти год, так что есть с чем сравнить.

Что сделали с экологией на Северном медно-цинковом руднике за год

Отвалы и очистные Шемурского карьера

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Погода не подвела — видимость была отличная. Ну а холодно и ветрено тут всегда в это время года: на вершине нас приветствовали -18 и ураганный ветер.

Программу тура в этом году изменили: если в 2018-м показывали в основном действующее Ново-Шемурское месторождение, то нынче повезли к Шемуру — как раз туда, где идут основные рекультивационные работы.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Впрочем, вначале, как и в прошлом году, показали участок отвала, экспериментально покрытый бентонитовыми матами. В 2018-м металлурги только «пристреливались» к материалу, выбирали конкретного производителя. В этом уже укрыли часть склонов.

Александр Хватов, директор Северного медно-цинкового рудника:

— Сегодня мы ведем горнотехнический этап рекультивации отвалов. Прежде чем укрывать склоны, нам пришлось сделать их более пологими. Для этого в 2019 году закупили два экскаватора и бульдозер. Большую часть отвалов мы уже привели в состояние, удобное для дальнейших работ. В этом году подготовили под укладку бетонитовыми матами 65 тыс. кв. м. В следующем планируем начать укладку на площади 180 тыс. кв. м.

Бентонит — многослойный материал, в составе которого есть глина. «Его основная задача — не допустить попадание осадков и талых вод в тело отвала. Раз воды внутри нет, нечему и просачиваться наружу, никакого воздействия на окружающую среду не происходит», — объясняет Ирина Бичукина, начальник экологического управления ОАО «Святогор» (в это входит Северный медно-цинковый рудник).

Общая площадь отвалов Шемурского месторождения — более 730 кв. м, это еще на четыре года работы. Чтобы в это время подотвальные воды не смогли причинить вред, вдоль склонов будут устроены водосборные канавы — их строительство еще осенью 2018-го анонсировал на пресс-конференции Григорий Рудой.

Александр Хватов:

— Нас обвиняли активисты, что у нас ничего нет, но очистные построены одновременно с карьером Шемурского месторождения. Сейчас, хоть карьер уже и отработан, мы реконструируем эти очистные, увеличиваем их мощность на период рекультивации. В 2020 году вдоль отвалов будут устроены водосборные канавы, которые обеспечат сбор и подачу на очистку подотвальных вод.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Очистные Шемурского карьера хорошо видны со смотровой площадки. Четыре емкости отстойников, каждая глубиной от 8 до 4 метров, и здания реагентного хозяйства, где происходит очистка в несколько стадий воды, собранной с промплощадки.

Ирина Бичукина, начальник экологического управления ОАО «Святогор»:

— В 2017 году было слишком много дождей, что привело к увеличению объема подотвальных вод — существующие очистные не справились. Мы приняли решение действовать в двух направлениях, чтобы не допускать никаких утечек неочищенной воды в природу. Во-первых, строим реактивное хозяйство на уже действующих очистных — это повысит их пропускную способность. Во-вторых, увеличили емкость аккумулирующих прудов — такие есть на каждом месторождении.

Аккумулирующие пруды показывали в прошлом году на Ново-Шемурском месторождении. Они выстелены специальной геомембраной — полиэтиленом высокой плотности толщиной 1,5 мм. Разные стоки, попадая в карьер, перемешиваются, и вода для очистки усредняется. «Это важно, поскольку главное для работы очистных — равномерная подача. С аккумулирующих прудов усредненная вода насосами перекачивается на очистные, и поток идет ровно такой, чтобы не было пиковых нагрузок ни по объему, ни по примесям», — поясняет эколог «Святогора».

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Закончить реконструкцию очистных Шемурского месторождения должны к весне.

Чаша Шемурского карьера

В самом карьере также ведутся рекультивационные работы. Их цель — исключить просачивание воды через чашу карьера. Сама чаша постепенно заполняется горной породой.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Прежде чем устроить склад, карьер подготовили. Вначале выровняли и уплотнили дно, чтобы постелить на него геомембрану. Затем продули воздухом и промыли борта. В образовавшиеся трещины закачали гидроизоляционный материал — чтобы вода не смогла просочиться в чашу. После этого на борта нанесли бетон методом торкретирования, когда материал набрызгивается под давлением, в итоге заполняя все швы и трещины.

Александр Хватов:

— Вначале мы набрызгали 20 мм торкрет-бетона, на этот первый слой закрепили базальтовую сетку и нанесли еще один слой бетона — уже 30 мм толщиной. Эту 50-миллиметровую рубашку покрыли слоем полимочевины — это специальный гидроизоляционный материал, стойкий к ударам и разрывам. Только после этого начали укладывать серо-колчеданную руду.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

БелАЗы с рудой идут в карьер один за другим. «Когда в 2016 году закончили выработку, глубина была 650 метров, сейчас уже 620. Вот сколько засыпали за это лето», — говорит директор рудника. Постепенно все борта забетонируют, карьер засыплют и накроют саркофагом из скальных пород и плодородного слоя грунта. На это потребуется не менее пяти лет.

Ново-Шемурские очистные

Пожалуй, на этом объекте самые заметные перемены по сравнению с прошлым годом.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

В декабре 2018 года на площадке, где сейчас работает техника, росли чахлые болотистые сосенки, дороги не было. Сегодня здесь идет строительство второй очереди очистных сооружений — они будут перерабатывать воду с аккумулирующих прудов и подотвальные воды с Нового Шемура.

Ирина Бичукина:

— Здесь будет такой же реагентный блок и фильтры, как в первой очереди, — на них происходит химическая очистка. Биологическая очистка будет увеличена: в первой очереди у нас два биопруда на четыре секции, а в новой очереди таких прудов будет шесть.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

На каждых очистных есть лаборатории, где отбирают пробы три раза в сутки, на каждом этапе очистки. Смотрят кислотность, содержание вредных веществ, насыщение кислородом. Аналогичная лаборатория будет и в новой очереди.

Александр Хватов:

— В общей сложности на рекультивацию объектов Шемурского месторождения в этом году мы направили около 2 млрд рублей. Вторая очередь очистных — это еще около 1 млрд.

Водозабор в Ивделе

В этом году журналистов 66.RU увезли еще чуть дальше на север — в Ивдель: именно с жалобы жителей этого города 66.RU начал следить за экологической ситуацией на севере области.

Фото: Татьяна Гордеева для 66.RU

Так выглядит река Ивдель в районе нового водозабора — его реконструировала УГМК и передала на баланс города еще в 2018 году. Медники инвестировали в этот проект около 50 млн руб.

Герман Петерс, инженер по производству ивдельского водозабора № 2:

— Прежний водозабор строился для котельных и работал в рамках учреждений пенитенциарной системы. Его открыли еще в 50-х. Многие детали давно вышли из строя. УГМК не только восстановила здание и заменила часть оборудования, но и дополнительно оснастила водозабор двухступенчатой очисткой и емкостями для хранения очищенной воды.

Водой с водозабора № 2 снабжаются около 9000 человек — очищенная и слабохлорированная вода идет в котельные и краны ивдельцев. «В сутки перекачиваем под 3000 кубических метров, — комментирует Петерс. — Автоматика позволяет смотреть за всем: раньше у нас просто прямоток был — город просит, мы выдаем. А по пути могут быть утечки. Сейчас же все утечки видно, можно быстро отреагировать, починить».

Конечно, после ввода этого производства вода стала чище — это отмечают все ивдельцы. «Но многие до сих пор побаиваются пить воду из-под крана — ходят на ключики, берут воду из скважин», — поделилась с журналистами 66.RU работница водозабора Ксения.

Мы же рискнули выпить воду из-под крана. Пошли уже вторые сутки — мы живы и даже не заболели. На вкус водичка вполне себе — пить можно не зажимая нос, не то что в Екатеринбурге.