Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

За вами тоже могут прийти: как правоохранители преследуют людей после майских протестов на Драме

17 июля 2019, 18:05
За вами тоже могут прийти: как правоохранители преследуют людей после майских протестов на Драме
Фото: Архив 66.RU
Первое уголовное дело после стихийных митингов в сквере возбудили в начале июня, а теперь фигурантами уголовных дел стали пять человек. Среди них не только те, кто активно выражал собственное мнение, но и те, кому просто не повезло оказаться вблизи толпы. 66.RU собрал все, что известно о фигурантах, и узнал у их адвокатов, как и почему следствие вышло на этих пятерых.

Уголовные дела после протестов в сквере открыли по статьям 319 («Оскорбление представителя власти»), 212 («Массовые беспорядки») и 167 («Умышленные уничтожение или повреждение имущества») УК РФ. Двое из пяти пока проходят свидетелями по делу о беспорядках, а у других — проводят обыски и берут подписки о невыезде и неразглашении.

Статья 319 УК РФ «Оскорбление представителя власти»

Наказание: штраф до 40 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода за три месяца; обязательные работы до 360 часов; исправительные работы до одного года.

Заключение лингвиста по делу Станислава Мельниченко

  • Станислав Мельниченко. Статус: обвиняемый

Дело на Станислава Мельниченко завели 4 июня. На допрос вызвали по телефону, сказали, что проходит свидетелем, но на месте объявили, что он — обвиняемый. Как следует из постановления, опубликованного каналом «Апология протеста», Мельниченко публично обматерил и показал нецензурные жесты майору внутренней службы Евгению Крюкову, который работает в пресс-группе городского УМВД.

По словам защитника Алексея Бушмакова, Владислав не подозревал, что перед ним полицейский — 14 мая сотрудник УМВД Евгений Крюков пришел в сквер в штатском, не представился и не предъявил документы. Правоохранители считают иначе и ссылаются на видеозапись, которую сделал Евгений Крюков.

Позже лингвист не признала неприличным слово «мусор», которое Мельниченко произнес в адрес полицейского. Однако в слове «д******» признаки неприличной формы нашли.

Кроме того, Мельниченко предъявили обвинения по ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования». По этой статье пока все без изменений.

Алексей Бушмаков, адвокат:

— Расследование дела Мельниченко закончили и передали в прокуратуру Верх-Исетского района для утверждения обвинительного заключения. Затем дело передадут на 2-й участок мировому судье. Обвинения Владиславу вынесли на основании фото- и видеоматериалов и показаний свидетелей. Свидетелями по делу проходят трое сотрудников полиции и один засекреченный свидетель — его имя нам известно, но пока не будем его озвучивать. Это очень странно, так было в деле Руслана Соколовского — это, видимо, какая-то фишка Верх-Исетского следственного отдела.

Статья 212 УК РФ «Массовые беспорядки»

Наказание: за призывы — ограничение свободы на срок до двух лет; принудительные работы на срок до двух лет; лишение свободы на тот же срок.

Фото: © 66.RU
  • Максим Корчемкин — ч. 3 ст. 212 УК РФ («Призывы к массовым беспорядкам»). Статус: неизвестен.

12 июля в 6:40 полиция пришла к активисту «Бессрочного протеста» Максиму Корчемкину домой: в квартире провели обыск, изъяли системный блок, мобильные телефоны, электронные носители и повезли на беседу в Следственное управление Следственного комитета по Свердловской области.

К Корчемкину приехал адвокат Федор Акчермышев, по словам которого, сотрудники полиции настаивали на признательных показаниях о призывах к массовым беспорядкам. Как позже рассказал правозащитник, ему и его доверителю не выдали копий ни постановления о проведении обыска, ни протокола, ни допроса. Поэтому документов, которые подтверждали бы обыски и задержание Корчемкина, нет.

Сейчас Акчермышев подает жалобы на действия сотрудников Следственного комитета руководителю областного СКР и в Генеральную прокуратуру.

Федор Акчермышев, адвокат:

— Я впервые такое наблюдаю, что у человека провели обыск, изъяли все технические средства, доставили в СК, пытались получить явку с повинной по ч. 3 ст. 212 «Призыв к массовым беспорядкам или участию в них». Максим отказался. Его выпустили, не выдав никаких протоколов или документов. Неизвестен его процессуальный статус. Налицо нарушение прав Максима.

  • Татьяна Маркова. Статус: свидетель

Силовики пришли к Татьяне по адресу прописки 12 июля в 6:00. В этой квартире живут родители девушки, так что допрашивать начали именно их. Затем правоохранители связались с Марковой и предложили приехать на место обыска, но отказались объяснять, с чем тот связан.

Позже Татьяне пришла повестка с требованием явиться в Следственное управление для допроса в качестве свидетеля по уголовному делу — без указания статьи.

Как рассказал адвокат, по специальности Татьяна дизайнер и выражала профессиональное мнение о том, что храм не вписывается в сквер. Девушка решила проявить гражданскую позицию и в какие-то дни приходила в сквер, но, как рассказывает сама, не выкрикивала провокационных лозунгов и в основном просто наблюдала.

Алексей Бушмаков, адвокат:

— На Татьяну обратили внимание из-за новостей, которые она репостила в екатеринбургском Telegram-канале (речь идет о канале «Бессрочный протест», — прим. ред.). К репостам писала комментарии, по поводу которых у следствия и возникли вопросы. Однако Татьяна как раз таки предлагала блокировать провокаторов и выступала за диалог с властью и мирный протест. Вчера мы были на допросе в 1-м отделе по расследованию особо важных дел у следователя Дениса Бабешко — руководителя следственных групп по массовым беспорядкам. Татьяна дала показания, и с нас взяли подписку о неразглашении, поэтому мы не можем сообщить, о чем был допрос.

  • Евгений Березняк. Статус: свидетель

Ранним утром 12 июля обыски прошли у другого фигуранта — Евгения Березняка. Правоохранители изъяли жесткий диск и телефон. Евгения также доставили в СК, но что происходило дальше — неизвестно, так как Березняк дал подписку о неразглашении.

Молодой человек был у Театра драмы во время протестов, но, как утверждает сам, не делал ничего криминального.

Ирина Ручко, адвокат:

— Евгений смог связаться со мной только после допроса, где с него взяли подписку о неразглашении деталей дела, поэтому не могу сказать, о чем шел разговор. Думаю, на него, как и на остальных фигурантов, вышли через социальные сети. Особенно правоохранителей интересует Telegram. Пока сложно говорить о перспективах дела. Возможно, будет отдельная статья о хулиганстве, но Евгений не совершал противоправных действий во время акций, а только выражал свою позицию.

Статья 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества»

Наказание: штраф до 40 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев; обязательные работы на срок до 360 часов; исправительные работы на срок до одного года; принудительные работы на срок до двух лет; арест на срок до трех месяцев; лишение свободы на срок до двух лет.

Фото: © 66.RU
  • Евгений Старцев — ч. 1 ст. 167 УК РФ («Умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества»). Статус: подозреваемый

Евгения Старцева в начале июля вызвали свидетелем по уголовному делу, как и Татьяну Маркову, и тоже без указания статьи.

Как рассказал позже адвокат Федор Акчермышев, Старцеву заявили, что по делу он проходит не свидетелем, а подозреваемым в умышленном повреждении имущества по ч. 1 ст. 167 УК РФ. Речь идет о заборе, которым оградили сквер и который протестующие разрушили в первые дни акции. Стоимость ограждения, принадлежащего ООО «Храм Святой Екатерины», оценили в 923 тыс. рублей.

Старцев подписал обязательство о явке и дал подписку о невыезде.

Федор Акчермышев, адвокат:

— Евгений оказался среди тех, кто получил арест на пять суток 14 мая. Поэтому сейчас будут и дальше привлекать тех, кто был арестован или оштрафован. Во всех майских постановлениях об административных арестах указано: «присутствовал», «выкрикивал», «толкал забор». Это удивительно, но Старцев совершенно безобиден и вообще пришел фотографировать, но в его постановлении указано, что он «толкал забор». Каким образом Евгений стал подозреваемым по статье об уничтожении имущества — непонятно. Думаю, что лишения свободы, конечно, не будет, но — сам факт судимости.

О перспективах кампании, которую развернули правоохранители, мнения правозащитников расходятся.

Алексей Бушмаков считает, что сейчас следствие предпринимает активные действия, чтобы продлить сроки расследования — создает видимость работы. Уголовной перспективы у этих дел нет, и, возможно, их даже не направят в суд, думает адвокат. Ирина Ручко, наоборот, полагает, что дела вполне могут дойти до суда.

Федор Акчермышев рассказал 66.RU, что после административных арестов правозащитники были готовы к открытию уголовных дел — если система начнет противодействовать активной гражданской позиции. Судя по тому, что работа вовсю идет, правоохранители провели проверку фактов и нашли состав уголовного преступления. Рассуждать о том, прекратят ли преследовать фигурантов, все равно что гадать на кофейной гуще, уверен адвокат.

Сейчас участники майских протестов и те, кто открыто выражал позицию вне сквера, чистят социальные сети и уничтожают все, что может привлечь внимание правоохранительных органов.

  • Протесты, связанные со строительством храма Святой Екатерины, начались 13 мая у Театра драмы: толпа протестующих снесла там забор.
  • До 20 мая горожане каждый вечер выходили на улицу, требуя остановить строительство в зеленой зоне.