Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Насильно причинять добро». Педагоги объясняют родителям, зачем объединяют школу № 1 и гимназию № 2

13 февраля 2019, 22:22
репортаж
«Насильно причинять добро». Педагоги объясняют родителям, зачем объединяют школу № 1 и гимназию № 2
Фото: Григорий Постников для 66.RU
Школа № 1 не готова сливаться со второй гимназией: против объединения настроена большая часть родителей. Как педагоги убеждали в пользе слияния и почему родители им не доверяют — в репортаже 66.RU.

Вечером в 74-й школе на Крауля было жарко: здесь проходило собрание родителей школы № 1 с теми, кто решил объединить это учебное заведение с гимназией № 2. Людей собралось много: припарковать машину возле школы было невозможно, как и протиснуться в актовый зал. Коридор перед залом тоже был забит — послушать, какая судьба ждет первую школу, собралось больше 300 человек. Рассказать об этом пришли глава департамента образования Екатеринбурга Екатерина Сибирцева, начальник управления образования Верх-Исетского района Ольга Фадеева, директор гимназии № 2 Светлана Тренихина. Школу № 1 представляла завуч по воспитательной работе Светлана Васильева.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Стул между Светланой Васильевой и Екатериной Сибирцевой пустовал. Очевидно, он предназначался для директора первой школы, но она заболела и прийти не смогла.

Встречу начала директор 74-й школы, в здании которой учатся сейчас 1–4-е классы школы № 1.

— У нас сегодня запланировано было несколько вопросов для общешкольного родительского собрания. Порядок приема в первый класс, сдача ОГЭ и ЕГЭ, соблюдение ФЗ-124 — это комендантский час для несовершеннолетних. Но это сейчас мало кого из вас интересует. Прошла информация о слиянии первой школы и второй гимназии. У инициативной группы накопилось немало вопросов. На них ответят представители департамента образования Екатеринбурга.

Екатерина Сибирцева взяла микрофон.

— Я сама родилась и жила в Верх-Исетском районе. Директор второй гимназии — Светлана Юрьевна — выпускница 63-й школы, которая тоже находится на ВИЗе. И поверьте, мне, всем нам, небезразлично, где будут и как будут учиться наши дети — тем более это входит в мои должностные обязанности. Мы хотим предоставить детям лучшие возможности для образования. И с вводом в эксплуатацию здания школы на ВИЗ-бульваре они такие условия получат.

— Хватит лирики, к делу переходите! Мы знаем, что школа будет отличной, поэтому на нее и замахнулась гимназия! Это должна быть наша школа! — посыпались реплики из разных концов зала.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Актовый зал школы не вместил всех желающих. В коридоре было еще человек сто.

— На тему реорганизации состоялось всего два достаточно узких совещания, — продолжила Сибирцева, не обращая внимания на выкрики. — Не обсуждалось конкретных планов, я не подписывала никаких бумаг...

— Как это не подписывали?! У нас есть фотография ваших планов. Тут четко прописано, что учителей уволят! Я могу показать! — крикнула одна из мам и вытащила из папки листы.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Со всех сторон фотокорреспонденты разных изданий стали фотографировать эти бумаги.

— Повторю еще раз: никаких документов о реорганизации я не подписывала, конкретных планов о том, как и что будет, мы не составляли. Появилась такая идея. И я хочу вам рассказать в первую очередь о том, какой могла бы стать эта объединенная школа. У меня есть вопросы инициативной группы, я читала ваше обращение. Я отвечу на все вопросы позже. А пока я хочу пару слов сказать о том, что наши дети изменились, они растут в другом мире, цифровом. Объединив усилия, школы могли бы...

Рассуждения об изменении мира тут же потонули в гуле гневных голосов: «Зачем нам красивые слова, скажи, что будет со школой!», «Все изменилось, кроме одного: лучшее — богатым», «Нам нужна наша школа!»

— Хорошо. Раз не хотите слушать о перспективах, давайте я отвечу на вопросы инициативной группы. Они у меня все есть. «Почему не обсуждается план реорганизации школы, он есть, но до сведения родителей его не довели». Повторю: никакого конкретного плана, четко прописанного документа об объединении школ нет. Есть типовой документ о реорганизации учебного заведения. Потому что реорганизация — это не уникальное явление, это происходит постоянно, мы работаем над улучшением сети [городских образовательных заведений]. Это не только школ касается, но и садиков...

— Хватит нас забалтывать! Давайте о нашей школе! Как дети из первой школы попадут во вторую гимназию? Будет тестирование? Если мой ребенок не сможет учиться по гимназической программе, что тогда? — кричали родители.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Многие снимали собрание на смартфоны, чтобы потом выложить в родительский чат — для тех, кто не попал в зал.

В основном реплики сводились к двум вопросам: зачем нужно объединение школ и как в этот единый образовательный центр попадут дети из первой школы. Слово «тестирование» металось по залу от одного родителя к другому.

— Давайте я вначале расскажу, потом вы начнете задавать вопросы, — пыталась выстроить разговор Екатерина Сибирцева.

Но гвалт только нарастал. Когда за общим шумом пропал смысл реплик, Екатерина Александровна повысила голос до директорского.

— Я прошу вас помолчать! О каком порядке в школах можно говорить, если родители не могут вести себя разумно. Не надо выкриков, там, на галерке, — урезонила разошедшихся родителей начальник департамента.

Фото: Григорий Постников для 66.RU


Когда в зале более-менее установилась тишина, Сибирцева рассказала о том, что все дети из первой школы — и те, что учатся сейчас и должны продолжить обучение в следующем году, и будущие первоклассники — 1 сентября 2019 года пойдут в школу № 1.

— Никаких дополнительных тестирований для учеников пятых или девятых классов не будет. Этого не может быть по закону: дети в рамках одного образовательного учреждения не сдают вступительных экзаменов для перевода на следующую ступень.

— Почему же тогда вторая гимназия набирает учеников по экзамену? — опять послышались крики из зала.

— Можно я отвечу на этот вопрос как директор гимназии, — вступила в разговор Светлана Тренихина. — Конкурс проводится, потому что мы берем детей из других школ. Плюс объединения как раз в том, что любой ребенок из первой школы сможет попасть без дополнительных испытаний в гимназию. Схема обучения, которую можно реализовать в новой школе, применяется и в Москве, и в Санкт-Петербурге, и даже в Чебоксарах. Создается одно юридическое лицо, в котором действуют разные филиалы — со своими директорами, со своими педколлективами. Мы сделаем так же: школа № 1 станет филиалом гимназии...

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Светлана Тренихина рассказала о том, как выстраивают обучение сегодня многие столичные школы. Начальное звено занимается по обычной для всех программе, со второго класса — по желанию родителей — можно делать упор на каком-либо предмете, например английском. В среднем звене детям предлагаются факультативы: дополнительные занятия во внеурочное время. Это может быть что угодно — от истории и географии до физики и робототехники. 8–9 классы — предпрофильные: ученики вместе с психологами определяют, на каких направлениях им бы хотелось специализироваться. Родители тоже отвечают на вопрос, какие предметы, по их мнению, нужно изучать ребенку. В 10–11 классах идет окончательное разделение по профилям. Ресурсы обеих школ также позволяют развивать индивидуальные учебные планы.

— Где была вторая гимназия, когда нас перед ремонтом раскидывали по другим школам? — задала вопрос женщина из инициативной группы с плакатом «Первой школе быть!». — Три года назад ни один ученик нашей школы не попал туда. А сейчас, когда новое здание, — гимназия тут как тут!

— И директора нашего почему увольняете? — закричали из середины зала.

— А никто не говорил, что ее будут увольнять. Вполне возможно, что она так и останется директором первой школы — будет возглавлять ее как филиал гимназии, — заявила Екатерина Сибирцева.

— Почему школа № 1 — филиал гимназии, почему не наоборот, — спросил мужчина из зала.

— Может, и так будет, — неожиданно согласилась Екатерина Сибирцева. — Я записала это предложение, мы его обязательно рассмотрим.

— Но мы не хотим никакого объединения! Почему нельзя все то же самое реализовать без слияния? Мы хотим аттестат, в котором будет указана школа № 1, — опять посыпались реплики, и собрание в очередной раз превратилось в базар.

Сибирцева вышла из себя.

— Знаете, мы хотели как лучше. Хотели дать возможность каждому ребенку получить качественное образование. Хотим сделать из двух хороших школ одну супершколу. Но добро не остается безнаказанным. Я сейчас очень сильно сомневаюсь, что буду заниматься этим делом. Если вы все так против. У меня 1000 первоклашек нераспределенных. Я лучше этим займусь. А вы оставайтесь на своем ВИЗ-бульваре. Осенью приедет к вам губернатор, разрежет ленточку — порадуетесь.

Родители действительно начали радоваться, но тут взяла слово мама четвероклассника из первой школы.

— Я правильно понимаю, что мой ребенок в этом году закончит начальную школу и сможет без всяких дополнительных тестирований попасть в первую школу? Учиться в ней и, если захочет, без дополнительных экзаменов перейти в гимназию?

— Да, все верно, — подтвердили сразу все представители образовательного кластера.

— Но это же хорошо для детей, почему вы все против? — обратилась она к залу, вызвав очередную волну возмущения и криков.

В разговор вступил чей-то папа.

— Много ходит слухов, что там разгонят, тут расформируют. Вы говорите, плана нет. Тогда ответьте: когда он будет? Пока документов нет, обсуждать нечего.

— Давайте договоримся, 1 марта мы соберемся с рабочей группой родителей, я представлю план, дальше будем обсуждать конкретные шаги, — взяла на себя отвественность начальник департамента образования.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Предложение всех устроило. Родители кинулись записываться в рабочую группу и задавать вопросы педагогам.

Собрание вроде как закончилось, многие потянулись к выходу.

— Вы за или против объединения? — спросила я у двух мам.

— Конечно, против! Это они тут говорят красивые слова, а в кабинете у себя Сибирцева говорила совсем другое. Что будет тестирование, чтобы попасть в профильный класс, что наши учителя не смогли за это время наладить качественное обучение, поэтому стоит вопрос об увольнении, — пояснила свою позицию Елена.

— Нет к ним доверия, — подхватила Наталья. — Они у себя собрались, между собой решили, что надо объединить. Директору сказали, что увольняют — вот она и свалилась.

— Они себе как представляют, что в одной школе будут учиться настолько разные дети? — подошла к нам третья мама, Инесса. — Мы вот не очень богаты, а там знаете какие дети! И как наши себя будут чувствовать? Да и говорят о второй гимназии, что там постоянные поборы — нам это зачем?

— Должна быть на районе одна простая школа, без всяких выкрутасов с гимназиями. Просто общеобразовательная. Наша первая такой и была. И пусть остается, — подытожила Елена, и женщины пошли к родителям, которые собирали подписи под обращением к мэру города.

— А я вот не против объединения, — тихонько взяла меня за рукав одна из мам. — Вообще не понимаю, из-за чего сыр-бор. Мне неважно, под каким номером школы будет у меня дочка учиться, если ей дадут хорошее образование. А директор, кстати, и без того бы, наверное, ушла — на пенсию. У нее же возраст уже.

Когда часть родителей и журналистов ушли, собрание неожиданно продолжилось — в школу приехал глава Верх-Исетского района Андрей Морозов.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Глава района дал личные гарантии того, что каждый нынешний ученик первой школы ее закончит.

— Когда первую школу закрывали на ремонт, в ней училось чуть более 200 учеников. Сейчас уже в районе 400. Но новая школа рассчитана на 853 ученика! Поэтому вы все в нее попадаете. Да, ситуация сейчас такая, что, скорее всего, в одну смену учиться детям не получится — район растет быстрее, чем строится школа, — начал выступление глава района.

— Да-да, — подхватила Ольга Фадеева. — Мы рассчитывали, когда начинали реконструкцию, что наберем восемь первых классов. Сделали восемь кабинетов и две спальни. А теперь придется эти спальни переделывать под учебные классы — количество детей выросло.

— Вот вы говорите: школу расформируете. Вы представляете, как это? — снова взял слово Морозов. — Мы три года назад ломали голову, как всех рассадить по другим школам, пока эта перестраивается. А сейчас вас еще больше стало. Зачем нам эти проблемы! Все пойдете в первую школу, все ее закончите, я лично вам обещаю.

— А тестирование будет? Если я не хочу, чтобы ребенок учил предметы углубленно, его же выгонят из гимназии! — темы вопросов и выкриков не поменялись, хотя на них уже ответили несколько раз.

Светлана Тренихина снова терпеливо начала рассказывать о том, что в школе будут реализовываться разные программы, могут быть профильные классы и универсальный, в котором нет углубления в какое-либо направление.

— Ишь, она уже нами руководит, — прошептал кто-то сзади. И тут же крикнул: — Зачем сливать школы, мы так и не получили внятного ответа.

Екатерина Сибирцева махнула рукой и просто вышла из зала. «Мне нужно забирать ребенка, я тоже мама», — объяснила она.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Екатерина Сибирцева: «У меня было впечатление, что никто не хочет ничего слышать. В какой-то момент хотелось все бросить и уйти. Но это же неконструктивно. Почему-то родители делят детей на своих и чужих, учителей на ваши-наши. Но сегодня гимназии, школы, лицеи — это просто слова. По закону об образовании все школы равны. В Москве большинство гимназий переименовали обратно в школы. Но схемы там внедряют подобные той, что хотим сделать мы. Не знаю, получится ли тиражировать эту модель в дальнейшем — пока и с одной-то школой вон какие сложности. Но часть родителей проявили здравый смысл, они готовы общаться, обсуждать. Мы тоже к этому готовы. Главное помнить, что вместе можно добиться большего, чем в одиночку».

Родители начали осаждать главу района и по которому уже кругу задавать вопросы о тестировании, переводах и невозможности тянуть гимназическую программу. Слова Морозова о том, что это — не его компетенция, никого не убеждали.

— Вы же договорились о дате, когда вам представят план и четко расскажут, как будут соблюдать права детей на образование, 1 марта. Давайте встречаться уже после этого, — закончил собрание Морозов. Педагоги, уставшие и разочарованные, покинули зал. Родители остались обсуждать еще что-то — наверное, все то же тестирование.

Фото: Григорий Постников для 66.RU

Светлана Тренихина: «Сейчас я испытываю досаду, потому что мало конструктива. И мне еще обидно: ведь задачу доверяют тем, у кого это могло бы получиться, и я чувствую, что мы могли бы это сделать. Вместе. Но я увидела, что нашей команде [гимназии № 2] не доверяют. Хотя, казалось бы, мы доказали, что можем добиваться результатов. Ну что ж. Насильно причинить добро невозможно».

А вот завуч первой школы от комментариев отказалась. «Я не скажу вам ни слова», — заявила она.