Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Волна ложных минирований накрывает страну. И никто не сможет это остановить

28 января 2019, 16:25
Волна ложных минирований накрывает страну. И никто не сможет это остановить
Фото: архив 66.ru
В ближайшее время «эвакуационная эпидемия» захватит Урал.

Хроника минирования страны

Волна сообщений о минировании катится с востока на запад. За шесть дней она преодолела расстояние почти в 7000 км.

Фото: Ирина Красных, 66.RU

Чем более плотно заселена территория, тем быстрее распространяется «эвакуационная эпидемия».

Отправной точкой стал Магнитогорск: 21 января в ряд учреждений и организаций поступили электронные письма, в которых говорилось о минировании общественных мест. Под угрозой были больницы, школы и вузы, торговые центры. Экстренные службы в соответствии с инструкциями эвакуировали людей, в том числе — пациентов горбольницы.

22 января аналогичные письма получили организации в Петропавловске-Камчатском. Сообщения также пришли по электронной почте. Экстренные службы проверили 14 социальных учреждений и административных зданий. Взрывных устройств не обнаружили.

23 января под удар попали жители Владивостока: из-за сообщений о заложенных в зданиях бомбах эвакуировали несколько торговых центров, школ и администрацию Приморья. Никаких опасных объектов экстренные службы также не нашли.

24 января «эвакуационная эпидемия» перекинулась на Южно-Сахалинск и Хабаровск. Сообщения о якобы заложенных взрывных устройствах начали поступать властям Южно-Сахалинска с девяти утра: речь шла о бомбах в школах. Власти города приняли решение остановить учебный процесс, старшеклассников распустили по домам, детей среднего и младшего звена забрали родители. Школьные занятия во вторую смену тоже отменили. В Хабаровске также отменили занятия в школах, эвакуировали городскую администрацию и детскую больницу.

25 января сообщения о минировании распространились дальше на запад: электронные письма о заложенных бомбах получали сотрудники учреждений в Благовещенске, Чите, Улан-Удэ, Иркутске и Якутске. Как и в предыдущих городах, сотрудники экстренных служб эвакуировали учебные и медицинские учреждения, торговые центры, администрации городов. Ни в одном случае сообщения не подтвердились — мин и других опасных предметов на объектах не было.

В субботу и воскресенье, 26 и 27 января, волна эвакуаций притормозила: электронные письма о заложенных устройствах не приходили.

Зато утром 28 января емейлы посыпались с новой силой: «минированию» подверглись социальные и торгово-развлекательные объекты в городах Восточной Сибири. Эвакуировать пришлось людей из учебных, медицинских, административных зданий в Красноярске, Минусинске, Абакане, Барнауле, Горно-Алтайске, Кемерове, Новосибирске, Омске. Так, в Абакане из-за сообщений о «минировании» в общей сложности эвакуированы около 15 тыс. человек из 19 объектов: школ, больниц, региональных министерств и торговых центров. В Кемерове на улицу вышли посетители и работники 40 общественных зданий. Около 10 лечебных учреждений и школ эвакуированы в Омске. Отметим, что во всех сибирских городах сейчас морозно: людям приходится ждать, пока экстренные службы проверят здания, на улице, при температуре ниже -20 °С.

Зимой 2019-го повторяется сценарий осени 2017-го

Это не первая «эвакуационная эпидемия» в России. Подобная волна сообщений о минировании прокатилась по стране в сентябре-октябре 2017-го. Тогда в организации поступали в основном телефонные звонки, о заложенных бомбах говорил электронный голос. Некоторые города подверглись атаке по два раза и более.

Всего осенью 2017 года в стране из-за информации о минировании объектов эвакуировали более 500 тыс. человек из торговых центров, административных зданий, вокзалов и аэропортов. Ни одно сообщение о заложенных взрывных устройствах не подтвердилось. Предприятия понесли огромные убытки: ущерб от ложных звонков составил более 1 млрд рублей.

Силовые структуры приложили все усилия, чтобы раскрыть телефонных террористов, и пришли к выводу, что большинство звонков совершают из-за границы. «Сотрудники МВД и ФСБ установили, что подавляющее большинство подобных звонков производится из зарубежных стран посредством интернет-телефонии, компьютерных программ — спам-ботов. Проводятся оперативно-разыскные мероприятия. Об их результатах и конкретных заказчиках мы сообщим дополнительно. Сейчас в силу специфики ситуации пока рано раскрывать все детали», — сообщал в ноябре 2017-го глава МВД Владимир Колокольцев.

В феврале 2018 года спецслужбы и власти вынесли вердикт: звонки о лжеминировании, которые практически парализовывали то один, то другой город России, назвали обычным хулиганством.

Андрей Пржездомский, руководитель информационного центра НАК:

— Мы впервые за многие годы отмечали вброс таких звонков, это потребовало большой мобилизации ресурсов, это вызывает у людей как тревогу, так и привыкание. И то, и другое плохо. За этим стояли хулиганские действия. Звонки были сделаны на современном уровне, вовсе не кустарным методом. Число задержанных лиц, которые были привлечены к ответственности за звонки о лжеминировании, измеряется большими значениями.

Сколько конкретно людей задержали за ложные сообщения о бомбах, Пржездомский не уточнил.

Итогом прошлой волны лжеминирований стало ужесточение наказания за телефонный терроризм: оно вступило в силу в 2018-м. В новом законе максимальный срок тюремного заключения за ложный звонок о заложенной бомбе увеличили с пяти до 10 лет. Закон предусматривает четыре ступени наказания в зависимости от тяжести последствий «минирования». При этом с лишением свободы связаны три из них. В частности, тюремное заключение грозит за «минирование» объектов социальной инфраструктуры (школ, больниц и так далее) или причинение ущерба на сумму свыше миллиона рублей — для таких нарушителей предусмотрено от трех до пяти лет тюрьмы или штраф в размере от 500 тысяч до 700 тысяч рублей.

После «эвакуационной эпидемии – 2017» многие заговорили о необходимости полной деанонимизации пользователей в интернете. Но на столь строгие меры власти так и не решились.

Экстремисты этим воспользовались: на этот раз сообщения приходят по электронной почте. Удастся ли спецслужбам выявить, откуда идут письма, и пресечь канал лжеинформации, узнаем в самое ближайшее время: следующие на очереди после Омска — Тюмень, Екатеринбург, Курган. Если все получится, выбегать на мороз из школ и офисов Екатеринбурга не придется.

Однако надежды на это практически нет: пока писался этот текст, сообщения об эвакуации школ и медклиник начали поступать из Томска.