Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Почему ребенок погиб на школьном стадионе? Отвечает осужденный по аналогичному делу Алексей Беззуб

26 апреля 2018, 11:41
Колонка
Почему ребенок погиб на школьном стадионе? Отвечает осужденный по аналогичному делу Алексей Беззуб
Фото: Антон Буценко для 66.RU
Квартальный, которого осудили за падение футбольных ворот на ребенка, рассуждает, почему это случилось, кто будет виноват и что сейчас нужно делать.

Во вторник, 24 апреля, в больнице Екатеринбурга умер первоклассник. Его госпитализировали 15 апреля. Как сообщила прокуратура, мальчик гулял на школьном стадионе, недалеко от школы № 171, в которой учился. Стадион огорожен забором, несколько прутьев которого кто-то отогнул. Видимо, ребенок этого не заметил, споткнулся и упал на металлический штырь. Прут вошел в голову.

Прокуратура и СК провели доследственную проверку, и комитет возбудил уголовное дело о халатности. В Екатеринбурге уже было подобное — квартального Алексея Беззуба осудили из-за падения ворот на школьника (он, к счастью, остался жив). Общественник, приговоренный к трем годам условно, рассуждает о том, что изменит гибель первоклассника (спойлер: ничего существенного, кроме количества звездочек на погонах).

— По кадастровой карте, эту территорию делят две школы: № 171 (ул. Крауля, 89) и № 48 (ул. Крауля, 91). Участок закреплен за школой № 8. В 2014 году стадион отремонтировали за 29,6 млн рублей. Работы полностью принял и оплатил МКУ «Екатеринбургский Центр по охране и использованию исторического и культурного наследия». Думаю, что этот стадион они передали школе. Естественно, не было никакой строительной арматуры, и цыгане забор не ломали.

К сожалению, это несчастный случай, но повесят все на директора 48-й школы. По иронии судьбы, сломанная часть забора такая маленькая и стоит рядом с трибунами, что очень трудно издалека заметить, что забор требует ремонта. Ну, где-то внизу отломали дети пару прутьев.

К тому же забор темно-зеленого цвета, сливается с асфальтом. Если бы забор был желтого, оранжевого или серого цвета, то, возможно, ребенок видел бы прутья и мог как-то среагировать. Более того, этот забор находится ближе к 171-й школе, и директор 48-й школы могла просто не знать про дырку в заборе.

Более того, это дешевый и хлипкий забор, секции которого крепятся на квадратные шайбы к столбам. Из-за температурного расширения какая-то часть секций забора отходит от столбов, дальше их доламывают шаловливые ручки.

Эти две школы ухоженные, и я верю, что в них нормальные директора. И, к сожалению, на директора школы возбудят уголовное дело, а не факт, что она могла что-то сделать. Посмотрите, сколько денег выделяют школам на ремонт и есть ли у них деньги на замену секций забора?

Я могу привести пример по кортам Орджоникидзевского района. Ремонт одного корта стоит 2–3 млн рублей. За эти деньги не сделать корт супербезопасным, но можно хотя бы восстановить его из руин. На ремонт 39 кортов в районе выделялось по миллиону рублей. И я вас уверяю, многие корты в Орджо были в значительно худшем состоянии, чем этот школьный стадион. Возбуждение еще одного уголовного дела, и, не дай Бог, посадка не сделает корты безопаснее, но добавит звездочки на погоны.

В 2016 году Вячеслав Трапезников с целью сделать корты безопаснее, разработал программу «Футбол в каждый двор». Он понимал, что на выделенный миллион рублей в год невозможно содержать в безопасности 39 кортов. Поэтому он привлек спонсоров, которые за свои деньги ремонтировали корты, содержали тренеров, развивали массовый спорт. Но после сфабрикованного на меня уголовного дела и падения хоккейных ворот в Качканаре, просто прикрыл это все. Первоначально следователи хотели сфабриковать дело в отношении него.

Что нужно сделать, чтобы не допустить в будущем таких трагедий? Могу сказать следующее: нужно в разы больше денег выделять на ремонт и содержание спортивных объектов, а если этих денег нет, то снести все к чертовой матери и сделать газон.

P.S. Обратите внимание, по этому событию оказались свидетели, а по случаю падения ворот на Индустрии, 32 (речь идет о деле в отношении самого Алексея Беззуба, — прим. ред.) их нет, хотя все произошло в восемь часов вечера в августе.

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.