Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Что происходит в детдоме, сотрудницу которого обвинили в торговле сиротами. Репортаж 66.RU

5 апреля 2018, 23:06
репортаж
Что происходит в детдоме, сотрудницу которого обвинили в торговле сиротами. Репортаж 66.RU
Фото: 66.RU
Наши корреспонденты сумели попасть в детдом, пообщаться с сотрудниками и выяснить, что они думают о возбужденном уголовном деле. Оказалось, что в истории с продажей детей есть след Юлии Савиновских, у которой ранее органы опеки Орджоникидзевского района забрали приемных детей.

Едва заприметив нас с камерой у ворот, охранник ГКУЗС «Специализированный дом ребенка» № 1 поспешил перегородить путь шлагбаумом со словами: «Нечего вам тут делать! Не пущу! И говорить с вами тут тоже никто не будет!» Второй день, после публикации в издании The Insider, здесь работают следователи. Издание рассказало истории двух приемных семей, которые обвинили юриста детдома Елену Колясникову в торговле сиротами.

Охранник оперативно связался с начальником службы безопасности детского дома и попросил его срочно спуститься, чтобы посодействовать в борьбе с «надоедливыми журналистами». Чтобы ждать было нескучно, сотрудник охраны решил высказать нам все, что думает об истории с продажей детей. С обвинениями в адрес сотрудницы детдома он категорически не согласен.

Охранник ГКУЗС «Специализированный дом ребенка»:


— Ага, конечно! Детей продают, прям табунами, как лошадей! Ерунду какую-то написала (журналистка The Insider, — прим. ред.). Дети прекрасно одеты, с ними играют, с ними разговаривают, и они разговаривают. Я услышал. И я в шоке. Юриста Елену я хорошо знаю. Она прекрасный человек и очень давно тут работает. Поймите, у нас тут постоянно какие-то проверки, и прокурорские, и не только, так вот, если бы такое было, думаю, давно бы уже все раскрыли! А к Елене через меня люди ходят, но никогда разговоров о деньгах я не слышал!

В этот момент к нам подъезжает автомобиль, из него выходит начальник службы безопасности Виктор Щупаков. На территорию учреждения пропускать нас он отказывается. Но подчеркивает, что у них в доме ребенка все нормально и «ничего не происходит». О продаже детей он ничего якобы не знает, так как только сегодня вышел из больницы, и то только потому, что в учреждении идет проверка пожарной безопасности.

Виктор Щупаков, начальник службы безопасности ГКУЗС «Специализированный дом ребенка»:

— Все, что касается террористической безопасности и пожарной, я могу вам сказать, а про все остальное нет. Я считаю, что о продаже детей могут только плохие люди написать. У нас такое никогда не практиковалось.

Фото: 66.RU

Попасть внутрь детского дома нам удалось вместе с сотрудниками прокуратуры, которая начала свою проверку в учреждении. Работников детского дома обвиняли не только торговле сиротами, но и подозревали в махинациях с пособиями, которые получают дети.

Главный врач и его заместитель общаться с нашими корреспондентами отказались. Другие сотрудники, проходя мимо, лишь вздыхали и приговаривали: «Конечно, вас же не интересует, что дети хорошо накормлены, вам не интересно, как мы за ними ухаживаем, поднимаем на ноги…» Все вопросы о возможной продаже детей игнорировались.

Сотрудники прокуратуры в это время изучают документацию по усыновлению детей-сирот. В учреждении находится порядка 200 детей, при этом в 2016 году было усыновлено более 80, такая же цифра в 2017-м, в текущем году в семьи были переданы уже шесть человек.

Марина Канатова, старший помощник прокурора Свердловской области по связям со СМИ:

— Мы смотрим, какие сберегательные книжки, расчетные счета открыты на детей, расходовались ли средства со счетов и по каким нуждам. Естественно, все это будет проверяться. Возбуждено уголовное дело по статье 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями». Ход расследования взят прокуратурой под контроль.

Также Канатова отметила, что проверка проводится не только в отношении сотрудников дома ребенка, но и чиновников опеки, которые тоже задействованы в процессе усыновления. В данный момент прокуроры изучают материалы по двум девочкам, которых усыновила семья из Москвы: просматривают их личные дела, документы и проверяют, в каком состоянии здоровья они отправлялись к приемным родителям.

Фото: 66.RU

Отметим, что отдел опеки и попечительства Орджоникидзевского района Екатеринбурга, который возглавляет Наталья Болотова, — один из самых скандальных в Екатеринбурге. На его счету много очень неоднозначных историй. Последняя из них — изъятие детей Юлии Савиновских.

Сейчас Юлия рассказывает: когда она брала под опеку первого сына, Наталья Болотова сказала ей, что нужно съездить в этот дом ребенка и «для галочки посмотреть там несколько детей, написать на них отказы». Савиновских пошла на это, чтобы поскорее забрать нужного ей малыша домой.

Зачем они это делают, женщина не знает. Встречалась Юлия и с юристом Еленой Колясниковой, которая якобы вместе с Болотовой участвовала в схеме по продаже детей. По словам женщины, ей сотрудники опеки и детского дома напрямую заплатить за усыновление ребенка не предлагали, но активно интересовались материальным положением семьи.

Юлия Савиновских:

— Вообще-то, что тут фигурирует эта опека, меня не удивляет. Мне неоднократно рассказывали, что тут покупали детей. Министр лжет, когда говорит, что не знал об этой ситуации. Я господину [заместителю министра соцполитики Евгению] Шаповалову задавала вопросы, кто прикрывает Болотову? Почему проверки служебные не проводятся? И говорила, что у меня есть сведения, что Болотова участвует в преступной схеме продажи детей через юриста, сидящего здесь, еще 13 ноября 2017 года. Но на тот момент у меня не было людей, которые бы заявили об этом открыто.

После начавшегося расследования Юлия собирается, если потребуется, сотрудничать со следствием и предоставлять всю известную ей информацию и факты.

Текст: Любовь Шадыева