Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

План Виктора Кокшарова: что планирует делать УрФУ, попав в топ-500 вузов мира

8 июня 2017, 19:00
План Виктора Кокшарова: что планирует делать УрФУ, попав в топ-500 вузов мира
Фото: архив 66.ru
«Чем ближе к вершине, тем тяжелее наращивать показатели», — говорит ректор УрФУ Виктор Кокшаров после новости о том, что Уральский федеральный попал в список 500 лучших вузов мира. Университет улучшил свои позиции на 150 пунктов в рейтинге QS World University Rankings, составленном британской компанией Quacquarelli Symonds. Среди российских вузов УрФУ сейчас занимает 13-е место. Виктор Кокшаров и проректор по науке Владимир Кружаев рассказали 66.RU, что будет с вузом дальше, как руководство планирует привлекать новых студентов и развивать науку.

Про рейтинги

— Мы не строим свою политику исходя из участия в рейтингах. Это лишь один из индикаторов, который позволяет понимать, что университет движется в правильном направлении. Рейтинги — не самоцель, самое главное — тот процесс внутренних изменений, который идет в университете. Программа «5–100» нацеливает нас на то, чтобы становиться центром компетенций, науки и образования и качественно улучшать структуру университета.

На первом этапе участия в программе (2013–2014 гг.) мы ставили перед собой задачу запуска внутренних изменений, вхождения в международную академическую среду. Мы за два года в два раза увеличили количество международных публикаций, число иностранных студентов и иностранных преподавателей.

На следующем этапе (2015–2016 гг.) была задача модернизировать технологические процессы в университете. Нам удалось добиться, что все 100% учащихся в бакалавриате имеют возможность выбрать индивидуальные траектории обучения, доля практики повысилась до 25%, мы создали 14 базовых кафедр вместе с нашими ведущими индустриальными партнерами.

На третьем этапе, который мы переживаем сейчас, мы сосредоточили основные ресурсы — административные финансовые, организационные — на прорывных направлениях на стыке разных наук, где мы можем заявить о себе.
Если мы хотим повысить свои позиции в общем рейтинге QS, то мы не можем ограничиться узкой областью, мы должны иметь репутацию во всех направлениях. Даже если мы будем первыми в мире в чем-то одном, то это составит всего 20% от общего рейтинга, поэтому мы поддерживаем те научные группы. которые показывают, что они могут работать во многих направлениях.

Про науку

— Мы сознательно делаем ставку на науку. За последние четыре года у нас в полтора раза увеличилось количество собственных научных работников. Ребята, которые проявляют интерес к науке, могут оставаться на научных ставках и работать на факультете.

Можно сказать, что мы выбираем мировую стратегию развития. Наука глобальна, образование тоже. Если мы не будем соответствовать общим мировым тенденциям, мы окончательно превратимся в некую провинцию на карте мира. К нам и наши студенты не пойдут — они поедут за рубеж, где будут получать качественное образование; если мы не дадим, и другие не поедут, потому что какая привлекательность будет у российского образования? А сейчас она есть!

В последние годы мы делаем упор на прямые хозяйственные договоры с промышленными предприятиями, чтобы разработки наших ученых нашли практическое применение. В прошлом году объем научных исследований, который мы выполнили, превысил 1 млрд 800 млн рублей, в этом году этот объем достигнет 2 млрд рублей.

Мы заинтересованы в получении дополнительного финансирования для того, чтобы выполнить задачи, которые ставит государство перед всеми вузами. Надеемся, что будет принято решение о поддержке прорывных научных проектов. Три наших проекта прошли серьезную международную экспертизу, они рекомендованы к реализации международным академическим советом. Если нам выделят на них средства, то это даст нам возможность на самом высоком мировом уровне воплотить те задачи и задумки, которые у нас есть.

Про абитуриентов и мотивацию

— Сейчас мы готовимся к приему абитуриентов, ожидаем около 10 тыс. человек. У нас запланировано 6235 бюджетных мест в бакалавриате и магистратуре. Для того чтобы улучшать состав абитуриентов, мы отдаем приоритет тем ребятам, у которых высокие баллы по ЕГЭ. Им мы даем стипендию 10 тыс. руб., а победителям олимпиад российского уровня — 40 тыс. руб. в месяц. Олимпиадников мы готовы селить на самые лучшие места в новом общежитии на 1230 мест, которое мы достроим к сентябрю.

В прошлом году у нас было 270 бюджетных мест для российских аспирантов и еще 25–30 для зарубежных. У нас есть такое понятие, как целевая аспирантура, — университет платит лучшим аспирантам дополнительную стипендию для того, чтобы они не были вынуждены искать средства на существование на стороне и всецело отдавали свое время научным исследованиям, а потом оставались в университете. Эти ребята — резерв для наших педагогических кадров.

Про новые направления

— Мы должны готовить инженеров с уровнем компетенций, которые востребованы в нашем регионе. Если наши студенты будут востребованы в мире, значит и у нас предприятия смогут получить больше отдачи от них. В китайских вузах до сих пор лежат на полках инженерные учебники наших преподавателей на русском языке, их используют с советских времен, но Китай идет вперед, и мы не должны отставать, иначе наши выпускники будут не нужны сначала за рубежом, а потом у нас.

Новые направления в вузе возникают по предложению самих институтов. Они сами решают, что развивать, потом мы на ученом совете это утверждаем. Есть только одно требование — экономическая целесообразность. Если группы будут маленькие, а количество программ большое, преподаватели будут работать на разрыв, не получат денег и в пустую потратят свое время.

У нас сейчас развивается фундаментальная медицина. В прошлом году мы открыли специальности «медицинская биохимия», «медицинская биофизика», в будущем году откроем медицинскую кибернетику. Это шесть лет обучения, специалитет. Выпускники получают квалификацию «врач-биохимик», «врач-биофизик». Это очень интересные и востребованные специальности. У нас уже много абитуриентов хотят обучаться на контрактной основе, мы просто не можем их принять, потому что они должны позаниматься в лабораториях, для каждого должно быть рабочее место. Эти специальности будем по возможности развивать.

Фото: архив 66.ru