Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Помогите маленькой Машеньке». Как я обманывала людей и воровала деньги у больной девочки

22 мая 2017, 09:42
испытано на себе
«Помогите маленькой Машеньке». Как я обманывала людей и воровала деньги у больной девочки
Фото: Константин Мельницкий, 66.ru
66.RU провел эксперимент, которым доказал, что собирать средства якобы для нуждающихся детей может любой и потратить эти средства по своему усмотрению. В следующий раз, когда будете кидать купюры и монеты в ящик лжеволонтеров — подумайте хорошо.

Главные благотворительные фонды России, которые входят в ассоциацию «Все вместе», составили декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки и выступили против сбора денег на улицах. Под документом подписались 216 фондов и организаций. В тексте их заявления говорится о том, что они осуждают практику сбора средств «вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков для сбора наличных денег, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров»; не будут выходить на улицы и призывают общественность и частных жертвователей не подавать лжеволонтерам.

66.RU неоднократно рассказывал, что молодые люди, которые ходят по улицам, снуют среди машин на перекрестках и катаются на общественном транспорте, прося деньги якобы для больных детей, на самом деле почти никакого отношения к благотворительности не имеют. Собранные ими средства редко доходят до детей, они оседают в их собственных карманах и идут их кураторам.

Несмотря на то что мы убеждаем горожан не вестись на призывы подавать, ситуация не меняется. В редакцию регулярно звонят читатели, которые спрашивают, надо ли все-таки жертвовать деньги на улице, ведь эти «волонтеры» якобы работают от фондов, показывают фотографии больных детей и даже какие-то документы. Мы еще раз повторяем: нет, подавать не надо, потому что всё, что делают эти «общественники», — зарабатывают на вашем желании помочь.

Наш корреспондент устраивалась в подобную организацию, чтобы посмотреть, как это работает изнутри, а потому мы знаем, как всё устроено на самом деле.

Чтобы доказать, что таким вот «благотворителем» может стать любой, мы решили провести эксперимент и пойти побираться, просто распечатав фотографию чужого больного ребенка и взяв прозрачную коробочку для денег.

Конечно, мы, как честные ребята, совсем уж обманывать жителей Екатеринбурга не решились. Во-первых, редакция 66.RU заранее договорилась с руководителем благотворительного фонда «Живи, малыш!» Егором Бычковым о том, что мы используем фото и документ его организации. Во-вторых, мы сразу решили, что собранные в ходе эксперимента деньги переведем фонду.

Побираться поручили мне, и в первую очередь я отправилась в магазин за контейнером, в который бы мне кидали деньги. Найти его оказалось совсем не сложно: в хозяйственном отделе такой стоит 180 руб. и не отличается от тех, с которыми обычно ходят лжеволонтеры. Сделала в крышке дыру, прикрепила к ручкам шнурок от кофты — и ящик для сбора пожертвований готов.

На сайте фонда «Живи, малыш!» выбрала баннер с годовалой Машей Целиковой и эмблемой организации, распечатала две его копии в ближайшем к нашему офису фотосалоне (там, конечно, никто не поинтересовался, зачем мне это надо), приклеила одну картинку на коробку, вторую — на жилетку. У сборщиков пожертвований обычно какие-то брендированные манишки с названием лжефондов или призывами помочь, я же решила не заморачиваться и взяла обычную, со световозвращателями, как у дорожных рабочих. Всё, образ готов.

Еще на всякий случай я распечатала свидетельство о госрегистрации фонда «Живи, малыш!», чтобы, если вдруг кто поинтересуется, показать, что все якобы по-честному.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

В полдень пятницы идем с фотографом Костей на улицу Вайнера. Здесь же на лавочке надеваю манишку, прячу за солнцезащитными очками глаза, на шею вешаю ящик и иду побираться.

Я прошла от «Пассажа» до подземного перехода на улице Малышева и обратно. В будний день народа здесь немного, спешащие мне навстречу люди стараются отводить глаза, никто не интересуется, что изображено на моей коробочке, никого не привлекают мои возгласы: «Помогите, пожалуйста, больным детям». Шла ли я среди людей или стояла возле перехода — ничего не происходило, никто не кидал мне деньги в коробочку.

Единственный, кто спросил у меня, что я делаю, оказался промоутер, раздающий листовки. «А что это у нас тут? — обратился он ко мне. — А, больные дети. Ну, понятно». Помоги, говорю, детям на лечение. «Мне самому бы кто подал», — рассмеялся он.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

В общем, на Вайнера я собрала ноль рублей и ноль копеек. С одной стороны — немного обидно: зря я, что ли, вышла? Но с другой стороны — конечно, радует сознательность граждан, не ведущихся на жалобные призывы и не спешащих расставаться со своими деньгами.

Можно было бы признать эксперимент проваленным и восхититься недоверчивостью горожан, но мы так просто сдаваться не стали и решили попытать счастья в трамвае, проехав от площади 1905 года до «Театра музкомедии» и обратно.

Первый вагон оказался набитым битком. Кондуктор даже не спросил меня, зачем я зашла, а я не стала спрашивать разрешения прокатиться. Стоящий в конце вагона Костя, щелкающий затвором фотоаппарата, не смутил никого.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

Я же на ходу придумала пару предложений о том, что маленькой Машеньке всего годик, а ей уже приходится бороться за свою жизнь, и только в наших силах помочь ей. «Ваши 100, 50 рублей смогут спасти ей жизнь», — причитала я, попутно размышляя: а сколько надо было запрашивать? Не много ли — просить сотню? А вдруг я много попросила, и меня сейчас раскусят? Но люди полезли в кошельки, доставая и сотни, и монеты. Вопросов не задавал никто, пассажиры просто бросали деньги в ящик.

Когда мы выходили на остановке, меня догнал какой-то мужчина (по виду — пенсионер), который был очень рад, что успел передать мне купюры для спасения ребенка. Мне на мгновение почему-то стало неловко, хотя я на самом деле не обманывала его в этот момент — ведь деньги действительно дойдут до Маши или другого нуждающегося ребенка. Но вот если бы он положил их в другую коробку — неизвестно, кому бы они достались.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

Трамвай, который ехал в другую сторону, оказался почти пустым. Сидящие в нем люди не вняли моим жалобным призывам и не положили в коробочку ничего. В конце вагона со мной заговорила женщина-кондуктор, которая спросила, зачем со мной фотограф. Это, сказала я, для отчета. «Какого такого отчета?» — недоумевала она. «Отчет нужен, что мы действительно работаем», — ответила я. А она спросила: «Так вы работаете?»

Неужели, подумала я тогда, она меня сейчас раскусит, ведь я же тут вроде как не работаю, а бесплатно помогаю детям. Но она лишь продолжила разговор о том, что ее постоянно снимают журналисты, а потом девочки-коллеги завидуют, почему она всегда попадает в новости или репортажи. Я не стала говорить, что и в этот раз ей повезло.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

Тут подошел мужчина, который положил в мой ящик деньги и завел разговор о том, что государство виновато в том, что нам приходится по 10–20 рублей собирать, чтобы спасать детей. «В России должно быть для детей бесплатное лечение — независимо от заболевания! — заявил он. — И для беременных женщин, и для матерей. Но у нас ведь как — всё наоборот». С ним, конечно, согласились и я, и Костя, и кондуктор.

В итоге за две поездки на трамвае (10 минут) мы собрали 450 руб. Сколько можно заработать за пару часов, особенно в час пик, сосчитать не так уж сложно — предположим, раз в пять-шесть больше. Но напомним в очередной раз: эти деньги, которые соберут лжеволонтеры, не пойдут детям.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

Мы, как и обещали, перевели средства благотворительному фонду «Живи, малыш!» через его сайт при помощи «Сбербанк-онлайн». Однако еще раз подчеркну: фонд не занимается подобным сбором средств и с коробками людей на улицу не выводит. Ни одна благотворительная организация так не работает.

Какой можно сделать вывод из нашего эксперимента? Не уверена, что факт того, что на Вайнера мне не подал никто, — показателен. Делаю скидку на то, что в будний день в центре гуляет мало людей, а также на то, что я не подходила к каждому персонально. Хотя если окажется, что все прошедшие мимо меня люди прочитали наши предыдущие статьи и знают, что лжеволонтерам подавать нельзя, я буду только рада.

Пассажиры трамвая поразили меня своим желанием помочь. Может быть, для них действительно так проще: не заходить на сайты фондов или искать ящики в торговых центрах (там стоят коробки от фондов, опечатанные и вскрываемые в присутствии независимых контролеров), а при возможности дать деньги для нуждающихся детей, не заморачиваясь об отчетах, на что эти деньги потратили. Но ведь дело в том, что такими возможностями пользуются только мошенники. Они не передают деньги малышам, они кладут их в свой карман, ни перед кем не отчитываясь и не платя налоги.

Фото: Константин Мельницкий, 66.RU

Силовики ничего не могут сделать с такими «благотворителями», ведь люди отдают деньги добровольно. Но вы можете бороться с такими проходимцами — просто не подавая им.

Напомним еще раз: если вам очень хочется причинять добро, то делайте это правильно. Например, вы можете съездить в детский дом и провести время с детишками, привезти им полезные подарки и подарить свое внимание. Можете сходить в ОДКБ №1, где лежат больные дети. Есть возможность работать с органами социальной защиты: сотрудники договорятся с семьей, нуждающейся в помощи, и устроят их встречу с благотворителями — то есть с вами. Если вы хотите помочь через соцсети, то тоже делайте это правильно.

Помогайте системно: например, благотворительный фонд помощи социально незащищенным гражданам «Нужна помощь» не собирает деньги для конкретного человека, но развивает инфраструктурные благотворительные, общественные и социально значимые инициативы, направленные на поддержку всех слоев населения во всех регионах страны: строит больницы, оказывает психологическую помощь. И, конечно, перечисляйте деньги в фонды, которые работают честно: «Русфонд», «Подари жизнь», «Мы вместе», «Вера», «Про добро», «Верба», «Живи, малыш», «Открытый город».

Кроме того, сделать добро можно, просто сдав ненужную одежду, мебель или книги. Одежду раздают нуждающимся: бомжам, бедным семьям, детям. В пунктах приема можно оставить всё что угодно. Подробный их список — тут.

Текст: Ольга Яволова.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.