Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Александр Перцев, философ: «Конфетный храм на воде отвечает главному тренду Екатеринбурга»

11 апреля 2017, 16:10
Александр Перцев, философ: «Конфетный храм на воде отвечает главному тренду Екатеринбурга»
Фото: официальная документация проекта
Профессор, доктор философских наук, завкафедрой истории философии УрФУ Александр Перцев — о том, почему бы он первым аплодировал благотворителю Андрею Козицыну, если бы тот решил построить в акватории Городского пруда «не культовое сооружение, а что-то другое».

В эту субботу на набережной Исети прошла акция против строительства храма Святой Екатерины. Флешмоб «Обними пруд» собрал полторы тысячи человек. Несмотря на то что многие участники акции не верят, что решить проблему удастся с помощью «обнимашек», результатом остались довольны все (об этом говорят многочисленные посты защитников пруда в соцсетях).

Александр Перцев считает, что пользы от таких акций не много: «Хорошо провели время, потанцевали и разошлись». В разговоре с журналистом 66.RU ученый рассказал, как так вышло, что многим людям стало все равно, что происходит в центре города, и в чем не прав бывший областной министр строительства и архитектуры Михаил Жеребцов, бросивший на днях фразу в соцсетях «нет храма — нет покаяния цареубийц».

— Самая многочисленная категория людей, которые выступают против строительства храма, — это консерваторы. Люди говорят, что не хотят, чтобы кто-то менял исторически сложившийся образ города. Есть исследования, которые показывают, что если облик улицы в течение года изменится хотя бы на 10%, то жители этой улицы будут на подсознательном уровне испытывать невроз. Для этого не обязательно сносить дома — достаточно просто изменить расположение рекламы и ее содержание. И вот вам уже кажется, что мир летит в тартарары, и вы больше не чувствуете себя спокойно. Потому что хотя бы что-то в городе должно быть вечным, незыблемым. Должны быть места, куда ходил ваш дед, ваш прадед, и вот теперь туда можете ходить и вы. Одно из таких мест — это плотина, с которой начинался Екатеринбург.

Вторая категория людей — это идейные. Они говорят, что церковь не должна плавать, она должна стоять вечно. Точно так же и я считаю, что храм создан для молитвы, а молиться на воде нельзя. Строить храм на воде — это значит лишить его основы. Храм всегда строился на возвышенности, потому что его должно быть видно издалека. С философской точки зрения строительство храма на воде означает, что у церкви нет устойчивой основы, ее позиции шатки. Она может утонуть. С точки зрения теологии строить храм на воде тоже неправильно. Единственное общение с водой происходит во время крещения, все остальное время человек живет на суше, на твердой почве. То есть это инородно христианству. Есть, конечно, водоплавающие народы, и, может быть, им бы такой храм пригодился.

То, что именно в центре города хотят построить что-то конфетное, легкое, забавное, — это нормально, это соответствует общему тренду Екатеринбурга. Если раньше центр города был местом силы, скопления ума, чести и совести, то сейчас люди, которые думают, принимают решения, у которых есть деньги, разъехались по поселкам в пригороде, и честно говоря, сейчас их уже мало интересует то, что происходит в центре Екатеринбурга. С другой стороны, у нас много приезжих со всего постсоветского пространства, которые тоже не ценят традиции. Им что ни покажи — они всему будут рады. Так человек из Сомали приезжает в Берлин, и его мало что интересует. Сейчас вообще каждый живет в своем мире, у него перед глазами гаджеты, а в ушах — наушники. Ему не до реальности.

В Екатеринбурге развивается туристическая индустрия, и мы думаем, чем же еще привлечь туристов. Есть люди, которые считают, что это может быть храм на воде. Но храм для привлечения туристов не строится. Люди идут в храм, не только когда свадьба, но и когда похороны, а я не могу себе представить похороны в этом конфетном храме. Делать туристический аттракцион из храма — это плохо.

К сожалению, нашей главной достопримечательностью до сих пор остается то, что в Екатеринбурге убили царя. Это первое, что люди слышат о Екатеринбурге. И отвлечься от этого мрачняка у нас пока не получается. Слова о том, что «нет храма — нет покаяния», кажутся мне странными. У нас есть Храм на Крови, и удваивать эти смыслы не нужно. Это достойный храм, зачем строить еще один рядом? Да и что за покаяние может быть на воде? И при чем тут покаяние, ведь мы говорим о храме Святой Екатерины. Перед кем каяться? Святая Екатерина — бессмертна, она пребывает на небесах.

Место, в котором собираются строить храм, мелкое. Там воды по колено. Часто там собирается мусор, которые бросают в пруд люди: банки от пива, бумажки и т.д. Если посмотреть, что там на дне, то вы увидите много всякой ерунды. Туда даже лодки не заплывают, и выглядит все это, честно говоря, плохо.

Я думаю, что это не самый плохой вариант — очистить дно пруда от мусора и сделать там что-то. Если бы это что-то было не церковью, не культовым сооружением, я бы первый аплодировал Андрею Козицыну. Но если он все же хочет построить церковь, то для нее нужно искать другое место — у воды, а не в воде. Церковь должна символизировать вечность. Кроме того, церковь ведь еще связана со страданием — вокруг действующего храма всегда много нищих. Если храм построят на воде — они всегда будут на всеобщем обозрении, в центре города.

Фото: официальная документация проекта