Вася Обломов: «Скорбеть строем по разнарядке — это за гранью здравого смысла»

10 апреля 2017, 07:30
Вася Обломов: «Скорбеть строем по разнарядке — это за гранью здравого смысла»
Фото: Официальная страница Васи Обломова «ВКонтакте»
22 апреля известный поэт и музыкант представит в «Доме печати» свой новый альбом «Долгая и несчастливая жизнь». За две недели до концерта-презентации мы отправили несколько вопросов Васе Обломову — о недавних митингах, «Нике» и цензуре на телевидении, деле Руслана Соколовского и «Евровидении» — и спустя два дня получили ответы. Публикуем без изменений.

— Из трансляции кинопремии «Ника» на НТВ на Дальнем Востоке вырезали слова режиссеров Алексея Красовского и Виталия Манского, актрисы Елены Кореневой о политической ситуации в России. Не показали и ваше выступление — песню «Я шагаю по Москве». Как вы к этому отнеслись? Часто ли вы сталкиваетесь с цензурой?
— Это неприятно, но такое, к сожалению, случается. На «Нике» я изначально должен был просто получить статуэтку с режиссером Пашей Бардиным за сериал «Салам Масква», но потом мне организаторы предложили спеть заглавную песню, рассказывая, что «это покажут на НТВ!». Я подумал, что в том, чтобы спеть песню на старейшей кинопремии, нет ничего плохого. Мы выступили, спели песню, получили награду, и после выступления мне казалось, что цензура нас вряд ли коснется. Ошибся.

— На сцену вы вышли в ярко-белых кроссовках. Многие тогда решили, что они отсылают к символике антикоррупционных митингов ФБК. Так ли это?
— Зависит от восприятия. Для кого-то одно мое появление сразу отсылает к протестным митингам… На самом деле кроссовки просто хорошо подошли под черный пиджак и джинсы. На премии я думал сказать со сцены несколько слов по поводу митинга, но услышав, сколько всего в этот вечер было произнесено, решил, что если начну что-то говорить, то стану повторять уже неоднократно сказанное до меня.

— Вы сами участвовали в этих митингах? После президентских выборов 2012 г. вы говорили, что разочаровались в протестном движении в России. Изменилось ли с тех пор ваше мнение?
— Нет. Мы были на гастролях в этот день. За прошедшие несколько лет мое мнение на тему персонажей, занимающих высокие государственные посты в нашей стране, в лучшую сторону не менялось. Что до митингов по согласованию — мне кажется странным просить разрешения у власть имущих рассказать им о своем недовольстве. Люди должны иметь возможность влиять на власть. В противном случае это во все времена заканчивалось плохо.

— Едва ли не самыми заметными участниками воскресных антикоррупционных митингов стали школьники и студенты. В чем, на ваш взгляд, причина того, что протест помолодел? Многие ребята даже не могли привести ни одного примера, когда им на собственном опыте приходилось сталкиваться с коррупцией.
— Самое нелепое, что после этого митинга появилась куча экспертов и аналитиков, которые точно все знают про природу и социальный состав нового протеста. Я, например, не уверен, что там были исключительно школьники и студенты. На мой взгляд, на улице точно оказались люди, которым небезразлична судьба страны. Очевидно, что нынешнее положение дел им не нравится, и власти не следует реагировать на это силой. Когда в ответ на претензию ты бьешь человека по голове, ему с большой вероятность это не понравится. Если ты ударишь чьего-то ребенка, то не понравится это и его родителям.

— Могут ли, на ваш взгляд, эти молодые люди сделать то, чего, очевидно, не удалось тем, кто выходил на Болотную? То есть реально начать менять жизнь, а не просто ходить на протестные акции?
— Я не знаю. У меня на новом альбоме есть песня, на которую даже снят клип, под названием «Ничего страшного». В ней художественно представлена моя точка зрения на ситуацию в целом. Поживем — увидим.

— После митингов в некоторых школах прошли «уроки политинформации», на которых учителя перед всем классом осуждали ребят за участие в акциях ФБК. Один из примеров выложил в Сеть восьмиклассник из Самары.

Почему именно учителя, которые относятся к одной из самых ущемляемых групп населения (у них низкая зарплата, их как бюджетников могут выгонять на митинги, им приходится мучиться со всеми несовершенствами ЕГЭ), занялись политвоспитанием школьников?
— Все это ужасный стыд. Наверняка среди нынешних учителей есть и нормальные, и порядочные люди, но есть и те, о ком вы говорите. Люди, родившиеся и жившие во время «совка», другой жизни не знают и не понимают. Они, возможно, вообще не понимают, как можно чего-то требовать от власти. Они же сами этого никогда не делали. Даже во времена голода в 30-е годы никто особо не возмущался. Их с малых лет учили ходить строем, быть как все, хвалить начальство и не высовываться. Я упрощаю, конечно. В конце концов они, может быть, по-житейски боятся, что и то немногое, что они имеют, у них заберут, если они не будут 100% лояльны. Стыдно это? Конечно, стыдно. Самый угнетаемый класс людей в итоге является самым покорным и сам своими же руками продлевает все это безобразие.

— Говоря о помолодевшем протестном движении, в частности, в Екатеринбурге, социологи связывали это с давлением, которое оказывают на молодых людей в учебных заведениях (история с преподавателем вуза, уволенного после того, как он показал студентам фильм «Он вам не Димон», или «уроки политинформации» в школах), а также с ужесточением правил поведения в интернете, где раньше школьники могли чувствовать себя свободно (уголовные дела за лайк или репост). Согласны ли вы с этим?
— Почему нет? Вполне нормально, что молодые люди могут не хотеть ходить строем и слушать эту престарелую тарабарщину про коварный Запад и мудрого вождя. На дворе 2017 год. Есть интернет, человек может взаимодействовать с миром так активно, как только хочет, и ему может быть неинтересно сдавать нормы ГТО и рассуждать о победе в войне, случившейся в середине прошлого века. У них вообще может быть не деды воевали, а прадеды, и они могут не хотеть возвращаться в великое прошлое. Они хотят в будущее.

— Один из примеров — уголовное дело блогера Руслана Соколовского о ловле покемонов в храме Екатеринбурга. Соколовского обвиняют в оскорблении чувств верующих за ролики, которые он выложил на своем канале в YouTube. Слышали ли вы об этом деле? К каким последствиям, на ваш взгляд, оно может привести?

— Я знаю. Это полнейший абсурд, который, к сожалению, стал нормой жизни в последние годы.

— В эти выходные по всей стране прошли антитеррористические митинги. Одна из версий: массовые акции памяти, а также митинги против террора — ответ властей на антикоррупционные митинги ФБК. На акции-концерте в Москве 6 апреля выступили даже Алексей Кортнев и группа «Несчастный случай». Вы поддержали бы антитеррористический митинг, если бы вас пригласили принять в нем участие?
— Вы удивитесь, но я вообще не люблю митинги. С этими митингами проблема, на мой взгляд, в том, что власть сама не верит в нормальных людей и их искренние чувства. Им нужна гарантированная телекартинка, и отсюда все эти массовки по 400 рублей и разбросанные по окончании возле урны у метро гвоздики. Получился в итоге праздник цинизма и безразличия. Я считаю, что скорбеть строем по разнарядке с флагами карманных политических партий — это за гранью здравого смысла. Лучше вообще ничего не делать, чем так.

— Следили ли вы за ситуацией с певицей Юлией Самойловой? Согласны ли вы с тем, что решение о том, что она будет представлять Россию на «Евровидении» в Киеве, во многом было политическим?
— Я слышал, что в этом году от России решили отправить девушку в инвалидном кресле, но мне глубоко безразличен конкурс «Евровидение». Все эти конкурсы существуют для тех, кто любит конкурсы. В мое поле интересов это никак не попадает. Я даже не знаю, кто представлял там Россию предыдущие несколько лет. А о положении людей с ограниченными возможностями нашему государству стоит заботиться не только тогда, когда оно отправляет их на конкурс песни, а вообще всегда, независимо от того, умеют ли они петь и бывали ли они в Крыму.

Официальная страница Васи Обломова «ВКонтакте». Видео: vasyaoblomov, «Настоящее время»