Нечего терять: почему антикоррупционные митинги Алексея Навального по всей России возглавили подростки

27 марта 2017, 16:35
Нечего терять: почему антикоррупционные митинги Алексея Навального по всей России возглавили подростки
Фото: архив 66.ru
Специалист по подростковой психологии объясняет, как так вышло, что школьники и студенты стали главным протестным электоратом больших городов.

В это воскресенье более чем в 80 городах России прошли митинги против коррупции, организованные сторонниками оппозиционера Алексея Навального. Участники акции потребовали от властей отреагировать на результаты расследования Фонда борьбы с коррупцией, главным героем которого стал премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. В большинстве случаев акции протеста не были согласованы властями, но на улицы все равно вышли десятки тысяч человек.

Едва ли не самыми заметными участниками воскресных митингов стали школьники и студенты. В Екатеринбурге они вместе со всеми прошли от площади Труда до Ельцин Центра и обратно, забирались на возвышение перед памятником Татищеву и де Геннину с плакатами «Требуем ответов», «Сегодня Димон, завтра Вован» и «Хватит держать нас за… (темно-коричневая пиктограмма, популярная в мессенджерах)».

В Москве школьники вели себя еще активнее: забирались на фонарные столбы, чтобы повесить на них один из символов митинга — кроссовки, а потом отказывались спускаться на землю, так что полицейским приходилось снимать молодежь с фонарей. В результате многие школьники, даже те, кто просто стоял в компании больше трех человек, оказались в числе задержанных. Они выходили в прямой эфир телеканала «Дождь» из автозаков, чтобы передать привет своим родителям и сказать, что с ними «все в порядке».

66.RU спросил у специалиста по подростковому мышлению, кандидата психологических наук, доцента кафедры педагогики и психологии образования департамента психологии УрФУ Рустама Муслумова, почему российские школьники, которых еще совсем недавно трудно было назвать политически активными, вдруг вышли на улицы вместо своих родителей и оказались в авангарде антикоррупционных митингов Алексея Навального.

— Екатеринбург — это город, в котором всегда были ярко выражены протестные настроения. Мы проявляем себя через протест. И когда кто-то вдруг запрещает митинг, люди думают: мы все равно выйдем и всем вам покажем. Я уверен, что большинство из тех, кто участвовал в воскресных акциях, даже не думали свергать власть. Они не призывали идти на баррикады, крушить администрацию — таких лозунгов не было. Этим людям было важно привлечь внимание к существующим проблемам. Дать понять, что общественные слушания или референдумы, на которых решаются вопросы, строить нам храм на воде или нет, выбирать губернатора или назначать его сверху, должны работать. То есть в большинстве случаев это умные, образованные люди, которые просто хотят, чтобы их голос учитывался. Но на деле мы видим, что этого не происходит, и молодежь чувствует это острее всех.

Образ лидера — в данном случае Алексея Навального — для школьников и студентов очень привлекателен. Это человек, который ассоциируется с инновационностью, с прогрессом, соответствует тренду, который молодежи всегда нравился, — стремление к переменам. В то же время Навальный ярко противопоставляет себя действующей власти. Чиновники для подростков — это взрослые, внешне непривлекательные люди, они пропагандируют непонятные им идеи. В отличие от Навального, у которого есть понятная мысль о том, что борьба с коррупцией должна стать национальной идеей.

Простые идеи очень легко доносить до молодежи. Достаточно вспомнить, как Навальный представлял свою программу во время выборов мэра Москвы. Он вышел на сцену и сказал: «Мы начертили много схем, нарисовали красивую инфографику, но потом посмотрели на все это и поняли, что со всеми этими схемами мы стали похожи на продавцов мыла. Поэтому я вам просто расскажу о своей команде. Вот это Света. Света с нами, потому что она не хочет каждый день терять в пробке полчаса». И так далее…

У подростков и студентов критическое мышление развито гораздо слабее, чем у взрослых. Им проще дать простую идею, за которой они пойдут, даже если у тебя нет четкой политической программы. Идея о том, что нужно все разрушить, а потом создать заново (но на этот раз чтобы все было чисто и прозрачно) — это то, что молодежь воспринимает на ура. Навальный пообещал всем задержанным участникам митинга отсудить компенсацию в Европейском суде по правам человека. Это тоже всем понравилось.

Еще одна причина, почему так много молодежи вышло на митинги, заключается в том, что подросткам в принципе терять нечего. Если взрослый человек может реализовать себя в работе, то у подростка такой возможности еще нет, и он пытается выделиться, принимая участие в таких акциях. Благодаря своему негативизму он может выступать не за кого-то конкретного, а просто против тех, кого поддерживают его родители.

На протестные настроения школьников и студентов могла повлиять недавняя история с увольнением преподавателя за то, что он показал студентам фильм «Он вам не Димон», а также история с директором, который провел с детьми воспитательную беседу о Навальном. То есть школьники почувствовали, что их начали активно подавлять, и стали протестовать. Неслучайно все эти истории попали в интернет-СМИ. Если мы посмотрим, кто главные потребители интернета, то опять окажется, что это подростки и молодежь. О митингах они тоже узнали из интернета: из групп в социальных сетях, сайта и «ЖЖ» Навального.

Сейчас молодежь ждет каких-то действий от государства и не видит их, не понимая, что счастливая жизнь не наступит, если они сами не начнут над ней работать. Но эта ситуация им как раз не близка. Если в США ребенок гораздо более индивидуализирован, он четко ставит перед собой цели и понимает, что он должен будет отвечать за свои поступки, то в России такой системы ответственности нет. Студенты вроде как надеются на государство. Они думаю, что придет Путин, или Навальный, или кто-то еще — и их жизнь сразу станет счастливой. Но этого не происходит.

Ничего плохого в том, что молодые люди говорили, что они вышли не на митинг, а на прогулку, нет. Они просто следовали инструкции Навального: прийти на митинг без плакатов и лозунгов, «просто гулять», чтобы власть увидела, что они есть. Если смотреть на это с точки зрения психологии, то можно сказать, что участники митинга как бы вступили в сговор. У них появились общие секреты, символы (вроде заброшенных на провода кроссовок, которые что-то значат), сакральное знание о коррупции, почерпнутое из фильма «Он вам не Димон»... Из минусов, которые тут могут быть, я вижу только появление проблем с личной ответственностью. Люди поняли, что могут делать все что угодно, потому что в конечном счете за это будет отвечать Навальный.

Меня как психолога во всей этой истории больше настораживает то, что люди боятся добавляться в группу протестных акций. Они считают, что если это сделают, то автоматически попадут в специальные списки и будут кем-то проанализированы. Многие студенты, которых я знаю, не репостят и не добавляются в группы, чтобы не попасть под око «большого брата». Но при этом они идут и участвуют в митингах. Это новая стадия противоборства, когда человек понимает, что в социальных сетях его отслеживают, что заявлять свою позицию открыто — нехорошо. И вот это уже тревожная тенденция.

Фото: архив 66.ru