Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

Руслан Соколовский: «Я не испытываю к верующим ненависти. Извините меня»

Руслан Соколовский: «Я не испытываю к верующим ненависти. Извините меня»
Фото: архив 66.ru
В Верх-Исетском суде Екатеринбурга продолжается процесс над видеоблогером Русланом Соколовским. Сегодня он лично выступил в процессе. Журналисты 66.RU записали речь обвиняемого максимально подробно — даем ее от первого лица.

Я родился 20 октября 1994 года в городе Шадринске. Ходил в детский сад. Учился в школе с шести лет. Проучился 11 классов. Жил в бедной семье. Много читал. Был замкнутым ребенком. Увлекся олимпиадами. Записался в библиотеку для преподавателей. Увлекался историческим фехтованием. Принимал участие в ряде конкурсов стихотворений. Даже писал патриотические стихи, что забавно. Занимался «парламентскими дебатами». Участвовал в школьных парламентских дебатах. Занимался тяжелой атлетикой, пауэрлифтингом, самбо. И, пожалуй, на этом все.

С 16 лет из-за того, что были проблемы с деньгами, решил сам зарабатывать. Стал заниматься рерайтом, завел с одноклассником свой сайт. Потом занялся копирайтингом, позже — оптимизацией сайтов под поисковые системы. Работал с московскими заказчиками, выдавал себя за совершеннолетнего, меняя по телефону голос. Так работал лет до 17.

Поступил в Курган на психфак, но немного проучившись, бросил. В 2012 году поступил в Уральский гуманитарный институт, но в какой-то момент понял, что денег не хватает. Тогда решил помогать матери, зарабатывать и ушел в академический отпуск.

В тот период я работал по договору подряда с рядом московских фирм по СЕО-продвижению. Так два года я занимался фрилансом. В то же самое время в Сети начало появляться огромное количество блогеров, у которых я заказывал рекламу. Меня эта деятельность заинтересовала. Решил попробовать свое.

В первый раз я перевел зарубежный скетч и опубликовал. Это понравилось и публике, и мне. Я натренировал голос. Стал делать новые ролики, переводы. Все это заходило. Затем я записал собственный ролик, и он зашел лучше, чем то, что я делал до этого.

С донатов я купил себе профессиональный микрофон, штативы, камеры. И все это время я занимался тем, что помогал своей маме. Несмотря на то что моя мама — ветеран труда, ей не предоставляют жилье. На канале в YouTube я тогда уже набрал 100 тысяч подписчиков. Изначально создавал его, чтобы выкладывать переводы и озвучки, но потом решил выкладывать новостные ролики, те, что на повестке дня.

Один из первых роликов был посвящен «Шарли Эбдо». Тогда мусульмане стали грозить мне отрезать голову. Меня это поразило, и я сделал ролик «Письма ненависти верующих».

Потом был ролик «Письма ненависти феминистки». Я говорил, что суфражистки сами всего добились. Там были неадекватные феминистки, которые угрожали меня повесить и отправить в страны третьего мира.

Следующий ролик — «Вступил в секту» — связан со следующим: мой коллега рассказал, что его мать вступила в секту и они выманивают у нее все деньги. Я не смог не пошутить на эту тему. Теперь меня обвиняют в экстремизме за то, что я иронизировал над сектами.

Затем — ролик «Суицид мусульман на ЕГЭ». В нем три темы: суицид, мусульмане и ЕГЭ. Все эти темы мне казались провокационными.

После — ролик «Патриарх Кирилл, ты п…», связанный с рядом высказываний Кирилла. Он утверждает, что все люди должны жить по православным канонам. Но у нас в Конституции прописана свобода вероисповедания.

За ним всем известный «Покемон го пранк». Ролик я решил сделать, увидев репортаж по «России-24». Они лгали, говоря, что принят новый закон, что вас посадят, если вы будете ловить покемонов в храме. Я решил показать, что это не так. Теперь мне вменяют статью 282 УК на основании шутки и одного матерного слова. Мне это кажется суровым. Ролик делал от начала до конца сам. Моя девушка только следила за тем, чтобы штатив не упал. Ролик набрал 1,5 млн просмотра. Фидбэк — положительный. В сущности я доказал, что ловить покемонов в храме можно. Но это послужило спусковым крючком, чтобы найти эдакого козла отпущения.

Ролик «Идеальный православный брак» был связан со статьей, в которой было сказано, что наше общество — православное, что женщина должна на кухне готовить. Мне это не понравилось. Я позволил себе ряд высказываний...

И последний — «Соколовский в тюрьме за ловлю покемонов» — я сделал, опасаясь, что меня посадят. В интернете все были за меня. В тот момент подписчики направили мне большую сумму денег на адвокатов и прочие расходы. Большую часть я перевел маме.

Мои цели были критические и полемические, зачастую в грубой форме — из-за юношеского максимализма. Сейчас я понимаю, что, пожалуй, я слишком много экспрессировал и мало убеждал. Но самое важное, что у меня нет агрессивных подписчиков. Вы не найдете среди них людей, которые совершают насилие от моего лица.

Я не признаю вины и считаю, что это нецелесообразные меры наказания за то, что мне вменяют. Я не был националистом, нет у меня религии, которая призывала бы меня совершать убийства. Я, наоборот, рассказывал, что у всех людей равные права, но разные возможности. Что касается мата, то все в интернете говорят на обсценной лексисе. Большинство блогеров разговаривает как я.

У всех роликов есть единый замысел: я просто высказывал свое мнение о чем-то. Структура мною взята из парламентских дебатов: повестка дня, резолюция, потом берем аргументы и делаем вывод. Но по ходу надо обязательно ввернуть несколько шуток, чтобы подростки не отвлеклись и досмотрели до конца.

Я создавал канал на YouTube, чтобы высказывать свое мнение. Вторая цель — деньги. Ну и третья цель — приятно, когда с тобой фотографируются, узнают тебя. Со своей девушкой я так познакомился.

Что касается верующих, то это люди, у которых есть воображаемый друг, персонаж, позволяющий им не чувствовать себя одинокими. На сегодняшний день это существо, у которого иногда можно попросить помощи.

Я не испытываю к верующим чувства ненависти. Я родился в семье, где мать была православной, а отец — мусульманином. Меня не крестили тогда, чтобы я сам выбрал религию. Но сам я решил быть атеистом. Я с самого детства изучал научно-популярную литературу. Увлекся ей лет с 13–14. Позже смотрел разные лекции, в том числе лекции иностранных нобелевских лауреатов. Меня интересовала литература, которая показывает современную научную парадигму. Наука для меня выше религии, потому что она работает, а религия — нет.

Я в течение полугода с глазу на глаз общался с верующими, в том числе свидетелями. Когда я вживую увидел верующего человека, который расплакался, я понял, что высказывался резко и некоторые люди могли оскорбиться. Я уже извинялся, но еще раз скажу: все люди, которых оскорбили мои ролики, извините меня. Но я не понимаю священника из «Большого Златоуста», который устроил из моих роликов кинопоказ и людей туда загонял.

фото: 66.ru