Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.

«Бессмертный полк» без Алены Вугельман: что будет с самой трогательной патриотической акцией в Екатеринбурге

27 марта 2017, 12:00
«Бессмертный полк» без Алены Вугельман: что будет с самой трогательной патриотической акцией в Екатеринбурге
Фото: архив 66.ru
В этом году «Бессмертный полк» пройдет в уральской столице в пятый раз. Главный координатор шествия, которым неожиданно для многих стал руководитель движения «Дорогами добра» Валерий Басай, ожидает 60–70 тыс. человек. В интервью 66.ru он рассказал, как идет подготовка к общероссийской акции, как он собирается бороться с политической агитацией и «подвозом» студентов, о помощи чиновников и причинах ухода Алены Вугельман, возглавлявшей «Бессмертный полк» в течение четырех лет.

«Когда я пришел в «Бессмертный полк», там была одна Алена»

— Во время пресс-конференции Алена Вугельман сказала, что больше не участвует в организации «Бессмертного полка». Позже на своей странице в «Фейсбуке» она дала понять, что не рада этому решению. И хотя она никого ни в чем не обвиняла, начались разговоры о том, что вы «выдавили» Вугельман. Что произошло? Почему не удалось договориться?

— Во-первых, я буду откровенен. Алена сама очень откровенный человек, и если я скажу неправду, и она прочитает статью, то она, конечно, отреагирует на это. Поэтому я сейчас понимаю, что говорю. Могу сказать сразу: никакого конфликта ни у меня с Аленой, ни у Алены со мной нет. Более того, когда мы завершали наш «развод», мы с ней четко договорились, что, если мне нужна будет ее помощь, я смогу к ней обратиться (у меня уже сейчас есть вопросы, которые нам нужно решить).

Во-вторых, понятно, что Алена — духовный вдохновитель «Бессмертного полка» в Екатеринбурге. Ее никогда никто не сможет ни убрать, ни задвинуть, ни подвинуть. Но есть такой важный момент, как ротация.

— Почему нужно было менять координатора?
— Новая кровь дает новые возможности. Я просто менеджер. Я помогаю процессу запуститься вовремя, не более того. Люди должны понимать, что эта акция не принадлежит ни Алене Вугельман, ни Валерию Басаю. У этой акции один хозяин — это люди. У нас — это уральцы. Поэтому мы сели и поговорили с Аленой… Алена мне сказала: «Либо все это делаю я одна, либо я это не делаю». И тогда мы приняли решение, что она уходит. Не могу сказать, что она была этому рада, но это было согласованное решение.

Екатеринбург стал первым городом, в котором сменился координатор. Это произошло спокойно, что бы ни писали люди на форумах. В целом можно сказать, что все понимают, что никакой катастрофы не произошло. Моя задача сейчас — отстроить систему взаимодействия с чиновниками и с обществом.

В этом году координатор акции объявил о создании добровольческого корпуса «Бессмертного полка». В него должны войти не меньше 100 человек в этом году, а со временем количество волонтеров должно увеличиться до 300.

— То есть вы сможете вывести акцию на новый уровень, чего не смогла бы сделать Алена?
— То, что Алена сделала, она сделала в полной мере, хорошо и великолепно. Но там была одна Алена. То есть был один человек. Когда я пришел с командой, мы стали предлагать открытый офис, гражданский штаб, обучение волонтеров… Мы взяли основные направления, которые вообще-то можно было сформировать еще год назад. Тот же волонтерский корпус. Я сказал: давайте люди будут приходить к нам в офис, получать консультацию. Вот сейчас в соседней комнате сидят узники и блокадники, после вас я пойду и буду с ними говорить по «Бессмертному полку». Это важно и нужно. Сейчас к нам пойдут ходоки. Люди хотят знать, как акция готовится. Вот даже вы приехали — и вы смогли посмотреть офис, где это все проходит. Я только вчера увидел людей, которые четыре года участвовали в этой акции. То есть даже я не знал, что они четыре года участвуют в этом мероприятии…

— Потому что там была одна Алена, которая все делала сама?
— Алена на самом деле замечательный организатор, но сделать акцию на десять тысяч человек — это одно, сделать акцию на 60–70 тыс. — совсем другое. В следующем году может быть уже сто тысяч человек. Сейчас я задаю вопрос полиции: что будет, если на акцию выйдут сто тысяч? Мы 50 тыс. в прошлом году еле-еле выстроили, потому что полиция дала нам только один вход. Это серьезнейшие проблемы, которые мы должны решать. Алена великолепно делала свою работу. Но когда мы предложили работать в команде, Алена сказала: «Я либо одна делаю, либо делайте вы одни». Мы договорились, что делать будем мы — целой командой.

— То есть в данном случае Алена оказалась некомандным игроком?
— Она не некомандный игрок. Просто, возможно, ее не устраивает то, как мы организовываем команду. У нее была до этого своя команда, потом она стала делать акцию одна. И я хочу сказать, что мне-то трудно потому, что меня все время сравнивают с Аленой. Мне очень трудно. Алена высокий стандарт задала. Все новшества, которые сейчас мы делаем в стране, появились во многом благодаря тому, что я увидел и понял во время общения с Аленой. И вот сейчас Москва меня с открытым ртом слушает. Мы и корпус волонтеров создаем, и обучаем их, и запускаем круглосуточную горячую линию. И это, естественно, не может делать один человек. С другой стороны, я тоже понимаю Алену. Я на ее месте, наверное, поступил бы так же. Она поставила точку, и это было грамотно. Я тоже не буду работать со следующим координатором, год-два ходить у него в помощниках. Я так же, как Алена, поставлю точку и просто уйду.

Инициатором проведения «Бессмертного полка» в Екатеринбурге стала Алена Вугельман, которая тщательно следила за тем, чтобы народная акция не превратилась в парад политических партий и пиар городских и областных чиновников.

«Мы смогли снизить стоимость транспарантов»

— Где вы будете искать волонтеров для добровольческого корпуса «Бессмертного полка»?
— Мы будем приглашать волонтеров, работающую молодежь, людей среднего возраста и студентов старших курсов. Кстати, к нам даже пенсионеры стали обращаться. Мы рассчитываем, что в этом году наберем около ста человек и за ближайшие несколько лет сформируем корпус в 300–350 человек. Это будут постоянные люди, которые смогут участвовать в акции не только в этом, но и в следующем году. У нас будут их телефоны, мы сможем позвать их в любой момент. Вот сейчас бы уже девочка-волонтер села и к обеду обзвонила 300 человек, они бы уже сказали, когда смогут прийти. А у нас нет этих волонтеров. Мы только начинаем их формировать. А без них невозможно, они нужны как воздух. Нужны их руки, их сердца…

— С какими вопросами сейчас звонят в штаб?
— Разные вопросы: кто-то решил переделать свой транспарант, кто-то что-то потерял, у кого-то фотография отклеилась… Мы заключили соглашение с нашими партнерами, что они будут сами переделывать весь брак, который появится (это редко бывает, но иногда к нам обращались с такой проблемой). Мы смогли снизить стоимость транспаранта в Екатеринбурге: сегодня он стоит 400 руб., в прошлом году у наших партнеров он стоил 470 руб.

Фото: Константин Мельницкий, 66.ru, архив 66.ru, личная страница Алены Вугельман в Facebook, bloknot.ru

Роскомнадзор убил Telegram-бота 66.RU.
Подписывайтесь на резервный канал.