Принимаю условия соглашения и даю своё согласие на обработку персональных данных и cookies.
Область
Заразились
46326 +381
Выздоровели
38544 +383
Умерли
1027 +9
Россия
Заразились
2295654 +26338
Выздоровели
1778704 +17247
Умерли
39895 +368

«Это очень тяжело, но мы справляемся». Директор «фабрики несчастья» на Ляпустина — о бесчеловечных условиях жизни детей

17 марта 2017, 20:49
интервью
Наталья Печеник возглавила дом-интернат для умственно отсталых детей около года назад и все это время, по ее словам, пыталась восстановить репутацию скандального учреждения. После очередного разгромного материала на Znak.com журналист 66.RU поинтересовался у нового директора интерната, насколько справедливыми она считает выводы его коллеги и как собирается бороться со шлейфом жутких историй.

В Екатеринбургском доме-интернате для умственно отсталых детей на Ляпустина, 4 принимают высоких гостей: 17 марта сюда нагрянули член Общественной палаты РФ Юлия Зимова, министр соцполитики Свердловской области Андрей Злоказов, капитан команды КВН «Уральские пельмени» Андрей Рожков, шестикратный чемпион мира по плаванию Юрий Прилуков и олимпийский чемпион по хоккею Николай Хабибулин.

В таком формате день открытых дверей проходит здесь впервые. Среди приглашенных — около 20 семей (в том числе из Москвы), которые могут стать приемными родителями для воспитанников. Сотрудники интерната уверяют, что сегодняшняя акция — в первую очередь для них.

За час до начала открытого дня журналист Znak.com Анастасия Мельникова опубликовала материал, в котором рассказала, как на три дня устроилась на работу в интернат уборщицей и увидела изнутри, в каких условиях в нем живут дети и работает персонал и как руководство готовилось к приезду гостей. Кратко суть текста можно сформулировать так: у детей в интернате нет даже цветных карандашей и чистой одежды, а санитарки и уборщицы работают за копейки, не имея элементарного инвентаря.

Журналист 66.RU отвлек директора скандального дома-интерната Наталью Печеник (Н.П.), которая заняла должность год назад, от экскурсии и обсудил с ней суть изложенного в материале Анастасии Мельниковой (А.М.)

А.М.: — В первых числах февраля мы встречаемся с директором Екатеринбургского детского дома-интерната для умственно отсталых детей Натальей Печеник в ее кабинете… Я сказала, что готова к любым трудностям и хочу работать с детьми. Она ответила: «Запомни: здесь не будет детей, которые тебе понравятся. Здесь все «тяжелые». Но что бы они ни сделали, трогать их категорически запрещено!

Н.П.: — Большинство кандидатов отсеиваются прямо на собеседовании — около 85%. Потому что не все готовы психологически, не все понимают, что за специфика. Это ведь не просто подработка, придется выкладываться. В детском доме нельзя свободно распоряжаться своим временем.

Часто бывает и так, что устраиваются, а потом быстро увольняются. Поэтому сейчас мы предлагаем пройти стажировку, хотя бы полдня в качестве волонтера. За это время можно понять, подходит нам человек или нет. У кого-то чувство брезгливости, и она памперс поменять не может, а это ведь часть работы. Кто-то не может зубки почистить ребенку. Кто-то не готов постоянно подстраиваться под ребенка, спрашивать, что он хочет — посидеть почитать или подвигаться.

А.М.: — Всякий раз, когда я набирала воду в ведра, она бежала с перебоями, меняя температуру. Именно внезапно побежавшая из крана горячая вода в январе этого года стала причиной ожогов II степени у 11-летнего воспитанника.

Н.П.: — В основном к нам на работу приходят молодые женщины, как правило, на должность санитарки. Нам нужен адекватный, психически здоровый человек, имеющий опыт работы с детьми. Если у нее нет своих детей, то она не будет знать, как правильно ребенка подмыть. Когда ты прошел через воспитание своего малыша, ты уже на всю жизнь эти правила запомнил. Например, в голове заложено табу: не начинать мыть ребенка, не пощупав своей рукой температуру воды. Поэтому молоденькие студентки вузов, конечно, не подходят на должности санитарок или воспитательниц.

А.М.: — Елена (наблюдательница) выдает мне на руки два дезинфицирующих средства — многофункциональный гель и спрей для глянцевых металлических поверхностей: «Это тебе на месяц, может, больше. Как пойдет». Кроме того, я получаю от нее таблетки хлорки — три штуки. Позже я отыщу банку с хлоркой сама. Но и там таблеток, так сказать, на донышке. «А тряпки? Для пыли, для пола? Чем мыть?» — я немного растерялась. Завхозы вновь разводят руками: и тряпок тоже нет.

Н.П.: — Я сама лично беседовала с Анастасией, которая устраивалась ко мне уборщицей, и сама лично выдала бутылку моющего средства, чтобы протирать поручни. Скажите, разве этого мало на один день (смеется, — прим. 66.RU)? Все необходимое у нас есть. Как можно за три дня узнать все об интернате?

А.М.: — В кабинете по развитию моторики я прошу бумагу и карандаши. Учитель соглашается дать мне один лист бумаги и один простой незаточенный карандаш: «Я не дам карандаши, потому что я их сама на свои деньги купила. У нас в каждом классе свой набор карандашей»… Фраза «мы покупаем на свои деньги» звучала от учителей так же часто, как «доброе утро» и «до свидания».

Н.П.: — Покупать что-то на свои деньги для детей не запретишь, я тоже покупаю и приношу. И вы можете принести. Мы подскажем, что нужно для наших ребят. Раскраски и карандаши, например, всегда очень хорошо идут. Но ведь это добрая воля конкретного человека. Если не хочет, то никто не принуждает. Все оформляется в бухгалтерии договором добровольного пожертвования, в котором прописано, сколько карандашиков, ластиков и перчаток вы принесли. А сотрудник интерната может купить для своей группы ластики, например. Ничего такого здесь не вижу.

В день открытых дверей полки в интернате завалены фломастерами и раскрасками. В комнатах много игрушек.

А.М.: — По словам самих учителей, средняя зарплата педагога в общеобразовательной школе №3 в интернате варьируется от 20 тыс. до 25 тыс. руб. в месяц. Средняя зарплата в Свердловской области в 2016 г. составляла 32 тыс. руб.

Н.П.: — Здесь полемику можно вести бесконечно, у всех ведь разные представления о достойной зарплате. Средняя зарплата по учреждению у воспитателей — 29700 руб. Практически все работают на одну ставку — это 40-часовая рабочая неделя. Мы работаем в рамках утвержденной дорожной карты, это постановление правительства Свердловской области. Зарплата может быть и 20, и 40 тыс. руб. Это зависит от стажа и от эффективности работы.

Анастасия устроилась уборщицей. Да, действительно, у нее была зарплата 10500 руб. Подчеркну — именно у этого работника, потому что у нее нет ни стажа, ни профильного образования. У других побольше, потому что у них идет надбавка за выслугу лет в сфере здравоохранения или социального обслуживания: три года проработал — плюс 20%, пять лет — плюс 30%. Это очень существенная сумма. Плюс 40% за особые условия труда. Человек даже не получил ни одной зарплаты, как это можно писать? Это непрофессионально!

За год было предпринято огромное количество мероприятий — и кадровая наполняемость, и улучшение условий труда, и изменение условий жизни воспитанников, создание условий комплексной безопасности. Нагрузка на сотрудников снизилась на четверть: если год назад в учреждении проживало около 260 человек, то сейчас только 201. Было пересмотрено комплектование групп, они теперь формируются с учетом психофизиологических особенностей, даже с учетом темперамента детей. Если кто-то с кем-то не уживается и конфликтует, переводим в другую группу, поэтому психоэмоциональный климат в коллективе поменялся. И детей в группах стало меньше, раньше было по 10–12 человек в группе — это одна нагрузка, если 7–8 — это совершенно другая. Усмотреть за таким количеством детей уже проще.

По медработникам штат укомплектован на 90%, по воспитателям и по младшему персоналу — на 45%. Сильно влияет и общественное мнение. Мы размещаем вакансии, но когда люди почитают в СМИ про интернат, задумываются: «Зачем мне постоянно жить в режиме проверок, испытывать эмоциональную нагрузку?» Всем хочется работать стабильно.

А.М.: — Утро третьего дня началось в кабинете директора: «Девочки, завтра у нас большое мероприятие, поэтому прийти на работу нужно при полном параде, чистенькими, накрашенными. Порепетируйте речь, чтобы никаких заиканий не было. Никакой усталости на лицах»… Для гостей, помимо прочего, запланирован кофе-брейк с шоколадными фонтанами. «Нам нужно сформировать положительный образ интерната», — говорит Печеник.

Н.П.: — К приему гостей мы всегда готовимся. Не вижу здесь ничего странного. Восстановление репутации — процесс очень длительный. И он зависит не только от нас, но и от СМИ, от общественного мнения. Уже устранены практически все предписания надзорных органов, какие были запланированы и требовалось устранить в 2016 г. Ну и пережить тот самый негативный шлейф, который сформировался посредством СМИ, это было самое сложное. Сейчас проверок становится меньше.

Анастасия устроилась к нам только на этой неделе в понедельник, приступила к работе во вторник. Как можно узнать за три дня, есть ли в учреждении деньги, если ты работаешь на определенном участке и работаешь только на уборке? Мы заключали с ней договор, инструктировали, поставили над ней старшего товарища. И вот чисто по-человечески скажите — что она принесла своей статьей нашему детскому дому?

К сожалению, мы не можем очень часто проводить дни открытых дверей. У нас ведь есть своя плановая работа. Это же дети. Мы ведь сегодня потревожили их, сбили режим. Но у каждого ребенка должна быть семья. Будем продолжать над этим работать.

Фото: Центра реабилитации инвалидов; 66.RU