Раздел Общество
3 января 2015, 16:00

Хит 66.ru. Noize MC: «Интернет превращается в общественный туалет»

Хит 66.ru. Noize MC: «Интернет превращается в общественный туалет»
Фото: Анна Меркулова, для 66.ru
По доброй традиции в новогодние каникулы мы публикуем наши лучшие тексты за весь 2014 год.

Один из самых мелодичных рэперов отечественной сцены объясняет, как без какой-либо медиаподдержки попасть в блистательный мир MTV, взорвать пару-тройку престижных хит-парадов и за всем этим делом не растратить кредит доверия своих самых преданных поклонников.

Рэпер Иван Алексеев приехал в Екатеринбург, чтобы дать концерт в поддержку своего нового альбома «Hard Reboot». Мы встретились с Иваном за сценой «Телеклуба» и под крики толпы, неутомимо скандировавшей «Noize MC! Noize MC!», поговорили о том, как ему удается не стать объектом манипуляций в мире, где правят медиа.

— С самого начала ты четко обозначил свой протест против тирании медиа, безальтернативности «зомбоящика». Обстебал типичный путь типичного популярного артиста — поклонницы, альбом «The Best», первые места в хит-парадах... Все это не помешало тебе самому попасть в радиоротацию, возглавить несколько хит-парадов, стать «парнем из телевизора», героем тысяч молодых поклонниц. Даже фраза «В рот я е…л ваш «Первый канал», кажется, нисколько этому не помешала… Как так вышло?
— Я протестую не против этих средств коммуникации самих по себе. Они, без сомнения, нужны. Протестовать против телевизора как коробки, которая что-то показывает, было бы глупо. При помощи этой коробки можно посмотреть замечательный фильм, бывает, в ней показывают интереснейшие передачи. Я ничего не имею против этих вещей. Другое дело, что иногда то, что предоставляет нам телевизор, не всегда адекватно. Телевизор и вообще медиа в целом сегодня являются злом, потому что через них в мозг человека просачивается огромное количество негативной информации.

— Сегодня у людей недостаточно инструментов, чтобы самостоятельно ее фильтровать?
— Сегодня есть интернет. Благодаря ему ты способен контролировать тот тип контента, который ты потребляешь. Но самостоятельно разбираться с каждой новостью будет далеко не каждый человек, особенно если он не задумывается об этом всерьез. Есть же телевизор, который готов предложить уже готовую модель. Это неинтерактивное медиа. Он показывает только то, что сам хочет показывать. Люди просто жмут на кнопки и переносятся из одного выпуска новостей в другой. И вот со временем телевизор вдалбливает тебе определенную мысль, и ты становишься как собака Павлова. Начинаешь принимать это как объективную данность и не пытаешься даже внутренне с этим спорить. Тех, кто идет по этому пути, конечно, больше. Просто потому что так проще.

— На твоей официальной странице «ВКонтакте» сейчас висит статус — цитата из Виктора Пелевина: «Когда человека долго кормят рекламой, экспертизой и событиями дня, у него возникает желание самому побыть брендом, экспертом и новостью»…
— Эта цитата — едкая подколка в адрес блогосферы, новых медиа. Дальше Виктор Олегович жестко проходит по блогерам…

— Информацию, конечно, можно получать из соцсетей, из блогов. Но и блогеры тоже пишут проплаченные посты, а сама интернет-площадка все чаще становится местом для информационных вбросов. Это работает даже эффективнее, чем «зомбоящик», которому многие перестают верить.
— Думаю, что интернет постигнет примерно та же участь, что и телевидение. Я могу привести по этому поводу другую цитату Виктора Олеговича — из посвященного медиа романа «S.N.U.F.F.»: «Орки думают, что у них все плохо, потому что ими правит Рван Дюрекс, а на самом деле ими правит Рван Дюрекс, потому что у них все плохо». К сожалению, даже оказавшись перед свободой выбора, люди очень часто делают этот выбор не в пользу индивидуального развития или духовного роста. Это можно проследить даже на уровне одежды. В советское время все люди одевались одинаково, повсеместно вводилась униформа. Сейчас есть возможность носить то, что ты хочешь. Тем не менее очень много людей все равно продолжают одеваться одинаково. То же самое происходит и с интернетом. Интернет когда-то был не у всех, и пользоваться им было довольно сложно. Он был обособленной альтернативной сетью, в которой собирались лучшие умы. Они даже разработали свой кодекс общения. Сейчас же мы наблюдаем превращение интернета в общественный туалет. Этому процессу противостоять практически невозможно. Все дело не в интернете, а в людях.

— В одном из интервью ты сказал, что в радиоэфире просто не остается времени для тех, кто действительно интересен публике. Все решают продюсеры эфиров, которые оторваны от настоящей жизни. А что, по-твоему, сейчас интересно?
— Это то, что расходится по социальным сетям. Вообще в русскоязычном пространстве сейчас очень популярен хип-хоп. По-моему, он пришел на смену рок-н-роллу и занял его нишу.

— Музыкантам достаточно просто делать качественный продукт и поддерживать связь со своими поклонниками в соцсетях, чтобы собирать полные залы?
— С одной стороны интернет дает больше возможностей музыкантам. Но у интернета есть и обратная сторона. Всего становится слишком много! Возникает вопрос: как во всем этом многом и разном найти что-то новое? Человек видит перед собой огромную картотеку, отыскать в которой нужную карточку очень непросто. Люди не справляются с этим потоком информации. Поэтому в Сети появляются свои арбитры, которые сортируют информацию по своему усмотрению и предлагают людям готовые решения — некий дайджест.

— В чем для тебя измеряется успех в музыке?
— В слушателях. Причем их количество не является абсолютным мерилом. Есть группы, у которых аудитория небольшая, но при этом это интересные коллективы. Это круто! Это круче, чем какой-то коллектив, который собирает огромные площадки, но потом, когда он вдруг перестает играть, его очень быстро забывают. Есть какие-то вещи, которые выглядят очень масштабно, но пусты по своей сути. Успех — не в количестве. Вернее, в количестве тоже, но это один из косвенных признаков... Главное — это уникальность. Это баланс между доступностью и оригинальностью. Это самобытность. Нужно, чтобы в твоей музыке была заложена мысль. И красота. Красота в искусстве, конечно, может выглядеть ужасно, и тем не менее это она.

— Два года назад на сайте ThankYou.ru тебе удалось стать лидером по количеству платежей с «Новым альбомом» всего за месяц. Музыкант сегодня может зарабатывать продажей пластинок?
— В России никогда это было невозможно. Это удавалось только единицам и все равно это был смешной процент дохода по сравнению с живыми концертами. Именно они остаются главным источником заработка.

— Я слышала, что вы сознательно не настаиваете на большом гонораре, зарабатывая необходимые деньги за счет большого количества выступлений. Почему выбор был сделан в эту сторону?
— Специально этот выбор не делался. То есть никакой осознанной позиции по этому поводу у нас нет... Сейчас нам предстоит рабочая осень. Это будет серьезный труд, и мы к этому готовы. Вообще гастроли — это саморегулирующаяся история, которая управляется достаточно простыми механизмами. Когда заявок на концерты становится так много, что ты уже не можешь их принимать, в этот момент гонорар повышается и концертов становится поменьше.

— В какой момент ты поймешь, что больше не можешь так бурно гастролировать?
— Я даже не знаю… Должна накопиться и эмоциональная, и физическая усталость. Вообще любой концерт — это вынос эмоциональный и физический.

— Откуда ты берешь время, чтобы писать песни?
— Я в транспорте в основном сочиняю. Иногда дома. Сажусь в комнате с гитарой… Все начинается с внезапного импульса, который потом обретает плоть. Нужен какой-то толчок, а потом я над этим работаю, как бы по ниточке вытягиваю. Знаешь, это, наверно, похоже на то, как фокусник из шляпы достает бесконечную связку платков. Ты хватаешься за краешек чего-то и потихоньку это вытягиваешь.

— У тебя накопилось много материала, который физически не может войти в пластинку и лежит на полке, ждет своего часа?
— Я вот только что выпустил новую пластинку и после этого уже одну песню написал… На самом деле мало, мало… Я, как правило, не дописываю песню, если не чувствую ее потенциала. Если вижу, что она недостойна того, чтобы войти в релиз, — она просто не рождается.

— Некоторые песни, которые тебе по какой-то причине не нравятся, ты продаешь известным поп-исполнителям. Это до сих пор так?
— Я раньше писал песни для различных исполнителей, но в последнее время давно этим не занимался. Хотя сейчас мне нужно будет писать треки для одного интересного проекта. Это мюзикл с 3D-декорациями, называется «Джульетта и Ромео». Именно в таком порядке. Это ремейк на классическую историю, но в футуристическом ключе. Отец Джульетты — невероятный медиаолигарх… Все зрители сидят в 3D-очках, при этом на сцене играют живые актеры, периодически действие перетекает на 3D-экран. Драматическое действие и визуальные эффекты вместе производят очень мощное впечатление!

— На сцене воссоздаются картины нашего недалекого будущего?
— Действие перенесено в конец XXI века. Этот проект делает творческая группа польского режиссера Януша Юзефовича, известного по многим мюзиклам (он делал «Метро»). Мне посчастливилось поработать вместе с ними. Я сочиняю несколько музыкальных номеров и играю одну небольшую роль.

— Какую?
— Я буду Меркуцио.

— Давай вернемся в наше время. В чем наша главная проблема сегодня?
— Я думаю, это классическая проблема — индустриальная и постидустриальная цивилизация. Знаешь, у меня с младшим сыном есть такая песенка, которую мы периодически поем. Я повторяю все время одну фразу: «Слишком много мультиков, слишком много мультиков». Он хлопает в ладоши и говорит: «Есё, есё, есё!». Вот она, основная проблема общества. Слишком много мультиков! Слишком много информации. Всего слишком много, и это слишком быстро подается. Каждое следующее поколение пытается впитывать быстрее, но пропустить через себя, отделить зерна от плевел становится всё сложнее. На это просто не остается времени. Скорость потока растет, а ресурсы, обрабатывающие его, растут не так быстро...

— Сетевой контент заменил настоящую жизнь?
— Для того чтобы ответить на этот вопрос, можно просто посмотреть, как люди ходили на концерты 10 лет назад и как они ходят на концерты сейчас. Это же полный зал зомби! Люди снимают все происходящее на телефон и не понимают, что не смогут увидеть это больше никогда и нигде, кроме как на этом видосе — 480 пикселей… Сейчас очень популярная форма зависимости — это гаджетомания. Вместо того чтобы проникнуться происходящим на концерте и слиться с этим, они смотрят на все через линзу айфона. Потом начинается бесконечное ковыряние в комментариях, бессмысленный поиск непонятно чего. Это интернет-серфинг бесконечный, который просто никогда не заканчивается. Это такая же привычка, как курение, мне кажется. Она однозначно вредная и она однозначно популярная.

— Сейчас все говорят, что скоро страну накроет железный занавес, что мы постепенно возвращаемся в Советский Союз. Сначала продовольственное эмбарго, потом чиновники пригрозили закрыть небо над Россией для европейских авиаперевозчиков… Что происходит?
— Россия обособляется. Происходит становление все более жесткого режима, который не допускает инакомыслия, не хочет, чтобы была представлена противоположная точка зрения. Ничего хорошего, конечно, в этом нет.

— И как адекватно на это реагировать?
— То, что я могу делать, являясь музыкантом и какой-то медиафигурой, — это заявлять о том, что я с этим не согласен. И игнорировать навязываемые мне формы поведения. Как минимум надо не молчать. Если у тебя есть голос, то надо использовать его по назначению.

Фото: Анна Меркулова для 66.ru. Видео: youtube.com
Чтобы получать лучшие материалы дня, недели, месяца, подписывайтесь на наш канал. Здесь мы добавляем смысла каждой новости.