Раздел Отдых
22 мая 2012, 16:35

Noize MC: «Воротилы российского шоу-бизнеса в музыке ни бум-бум»

Главный провокатор российской хип-хоп-сцены о кривых гримасах шоу-бизнеса, «поющих трусах» и фашизме — в эксклюзивном интервью Порталу 66.ru.

Ивана Алексеева, больше известного под именем Noize MC, в Екатеринбурге встречали, как настоящую рок-звезду. Когда его силуэт появился в двери подъехавшего к «Теле-клубу» автобуса, кто-то крикнул: «Он настоящий!». И огромная толпа взорвалась одобрительными возгласами и овациями.

Трехчасовой живой концерт отгремел на одном дыхании. Похожий на бурное море зал ревел, а Иван и его группа по-честному отыграли почти весь репертуар: начиная со свежих «Бассейна», «Yes Future», «Вьетнама» и заканчивая старыми «Из окна» и «Общажной».

После концерта, в тесной гримерке, немного отдышавшись, Noize MC дал интервью Порталу 66.ru.

— Как тебе в Екатеринбурге?
— Здесь нас очень хорошо принимают. Сегодня перед концертом мне было особенно тяжело. Жесткий недосып. Потом уродская логистика. Ехали из Тюмени на автобусе. И хорошо, что Екатеринбург не дал мне затухнуть.

На концертах работаешь то на «out», то на «in». То отдаешь эмоции, то принимаешь. Иногда (это случается редко, к счастью) ты играешь, а отдачи особенной не чувствуешь. То есть людям на концерте хорошо, все тащатся. Но они не прыгают и не радуются, а как-то зажато себя ведут. И тогда подпитаться особенно не удается. Хорошо, что в Екатеринбурге не так.

— А есть города, в которых тяжело играть? Волгоград, может быть?
— В Волгограде всегда были неплохие концерты. Всегда — до того случая (31 июля 2010 года Ивана прямо во время концерта задержали волгоградские милиционеры, — прим. ред.). После там было одно выступление, не в Волгограде даже, а в Волжске. Это отдаленный район Волгограда. Там был такой душевный, трогательный концерт, но небольшой, человек на 300. Все прошло гладко.

«В детстве заниматься музыкой было как-то неловко. Я понимал, что это несерьезное занятие. Мечтал о космонавтике, кибернетике, хотел стать ученым».

— Скажи, ты всегда точно знал, что станешь профессиональным музыкантом?
— Нет. В детстве у меня не было ощущения, что я стану музыкантом. Я начал играть на гитаре в 10 лет. Мне это безумно нравилось. Но от этого мне было как-то неловко. Я понимал, что музыка — это несерьезное занятие. Чувствовал, что занимаюсь непонятно чем.

Я мечтал о космонавтике, о кибернетике, хотел стать ученым, исследователем новых миров. В общем, крайне серьезно был настроен.А тут вдруг музыка начала меня затягивать. И я по этому поводу испытывал даже какие-то нелепые муки совести. Но годам к 13 я стал понимать, что все круто! И с тех пор тяжелые мысли меня как-то не посещали.

— Как ты так быстро взлетел на верхушку шоу-бизнеса?
— Повезло. Талант и старания часто уходят впустую, потому что ты просто делаешь что-то несвоевременно. То есть фактор везения нельзя отрицать. Скажем так: несколько раз мне удалось схватить за хвост птицу-удачу.

— Ты практически с улицы попал в большой мир шоу-бизнеса. Быстро адаптировался?
— Нет. Я постоянно сталкивался с тем, что меня пытались расфасовать и обернуть в какую-то упаковку. Я рад, что наконец эти попытки нелепые закончились. И ко мне никто уже не пытается лезть, чтобы переделать и направить в какое-то чуждое русло.

— Потому ты и расторг в свое время контракт с компанией Universal?
— C Universal мы расторгли контракт потому, что они наоборот ни во что не вмешивались. Даже в то, во что были должны. Я вообще не совсем понимаю, зачем они заключали с нами контракт, потому что заниматься они нами не собирались.

«Деньги от «поющих трусов», когда все расходы на раскрутку симпатичной девушки оплачивает «папик», — это проверенный способ дохода. Поэтому времени для тех, кто действительно интересен публике, в эфире просто не остается».

— Как ты считаешь, у российского шоу-бизнеса есть какие-то системные проблемы?
— Системная проблема русского шоу-бизнеса в том, что на должностях программных директоров сидят люди, которые в музыке вообще «ни бум-бум». Они не понимают, что круто, а что не круто, и вообще далеки от современных тенденций. Эти люди хотят проверенных вариантов. Они плавают в теме и принимают нелепые решения.

Ну и, конечно, коррупция. Деньги от «поющих трусов», когда все расходы на раскрутку симпатичной девушки оплачивает «папик», — это проверенный способ дохода. Поэтому времени для тех, кто действительно интересен публике, в эфире просто не остается.

— Твой «Новый альбом» довольно позитивный по сравнению с предыдущим, но в нем есть почти апокалиптические песни, посвященные проблеме фашизма. Тебя это беспокоит?
— Конечно! Меня беспокоит растущая ксенофобия. Меня беспокоит то, что уроки Великой Отечественной войны забыты. И быть ультраправым теперь не западло. Эта тенденция набирает обороты. Все разговоры о том, что кто-то «понаехал», вырвал у тебя из рук инициативу, отбирает твой хлеб — это все беспонтовое нытье, которое ни к чему хорошему не приведет.

— Обратная сторона фашизма — это сталинизм. Как ты относишься к тому, что сейчас пытаются идеализировать сталинскую эпоху и самого вождя народов?
— Это дичь! Мы наблюдаем историческую фальсификацию, как в романе Оруэлла «1984», когда подтасовывают исторические факты. Я это не поддерживаю. По-моему, это то же самое, что со свастикой ходить.

— Еще одна очень интересная композиция с «Нового альбома» — «Вьетнам». Это такая аллегория современной политической ситуации? Эти слова: «Мы окружаем Пентагон со всех сторон»…
— Эта песня написана полтора года назад, поэтому она не может быть связана с текущей политической ситуацией. Она о протесте как таковом. О том, почему этот протест порой ни к чему не приводит. И ответ, естественно, всем тем, кто гнобил меня за песню «Мерс 666» и «10 суток».

«Из протестной движухи могут вырасти вменяемые кадры для управления страной».

— А к текущим политическим событиям в стране ты как относишься?
— Я рад, что люди перестали с пофигизмом относиться ко всему тому, что происходит, и пытаются взять ситуацию в свои руки. Из протестной движухи могут вырасти вменяемые кадры для управления страной. Лежать на печи хватит! Эта черта русского менталитета, по-моему, должна остаться в прошлом. Митинги — одно из проявлений нового образа поведения. И мне это нравится.

— Чтобы протестное движение превратилось в единую политическую силу, нужна общая идея. Как ты думаешь, что сейчас может сплотить новое поколение?
— Сложный вопрос. На мой взгляд, основной темой и идеей для всего человечества должны быть дети.

— Это, видимо, твоя главная ценность в жизни?
— Конечно! У меня двое детей. И это круто. Растут не по дням, а по часам. Старший учится говорить.

— А первое слово он какое сказал?
— Одно из первых слов — «луна». Мы отдыхали в Испании. Почти каждый вечер небо украшала очень большая луна. Там Василий впервые ее и заметил. Сначала он говорил: «На …на», а потом уже у него получилось «луна».

— В чем заключается цель жизни лично для тебя?
— Любить жену, растить детей, играть музыку. Пожалуй, все.

Текст: Сергей Бунзя

Фото: Алина Пишванова